Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Маленький ребенок должен чувствовать себя в огромном мире очень напуганным. Единственное, что спасает ребенка, — сильные родители.

Разница — в цели

Наказание и послушание — любимые темы большинства родителей. Возможно, это объясняется коротким периодом победы «демократии в педагогике», когда стали популярны теории, пытавшиеся убедить воспитателя, что он ничем не отличается от воспитуемого, а, значит, не имеет права … воспитывать. Вот родители до сих пор и сомневаются:

— А правильно ли проявлять власть? В чем разница между наказанием и насилием? Я хочу добиться авторитета, или я — самовлюбленный эгоист?

Тут вся разница — в цели.

Цель установления дисциплины не в том, чтобы выплеснуть гнев, выразить обиду или добиться поглаживания своего эго в стиле: «Я сказал — значит, так и будет!» Это необходимость. Обязательный инструмент в работе над собой, в служении Вс-вышнему, который мы должны дать нашему ребенку.

Послушание необходимо не для того, чтобы решить проблемы родителей, а чтобы подарить детям возможность расти.

Любовь и границы

Для возможности здорового развития ребенку необходимы две составляющие:

• постоянно чувствовать, что его любят

• знать, что родители обеспечивают ему надежные границы.

Если родители дают ребенку тепло, уверенность в том, что его любят, уважают, видят в нем хорошего человека, то необходимо, в то же время, установить для него четкие правила — границы, формирующие умение доверять и подчиняться, навык сдерживаться. Это станет почвой, из которой произрастут уверенность, самодисциплина, возможность меняться.

Маленький ребенок без знаний, умений и возможностей должен чувствовать себя в огромном мире очень напуганным, вырастать человеком, совершенно лишенным уверенности в себе. Единственное, что спасает ребенка, дает ему чувство защищенности, уверенности — сильные родители. Однако самый сильный физически папа, который «ломается» от криков, воспринимается ребенком как тряпка. Если я могу его сломать — я сильнее. Но я же — маленький и слабый! И папа еще слабее меня? Кто же меня защитит?!

И наоборот. Совершенно негероический физически папа дает ребенку ощущение силы и надежности, если его слову можно доверять.

Дети постоянно нас проверяют.

— А можно…?

— Нет.

— Пожалуйста!

— Нет.

— Я тебя очень прошу!

— Нет!

— А если я…?

— Нет!!

— Ааааааааааа!!!!!! (Горькие рыдания.)

— Нет, я сказал!!!

Падение на пол. Битье ногами. Вой.

— Ладно.

Вывод. С этим папой, чтобы добиться результата, рекомендуются падение на пол, битье ногами и вой. Конечно, я не хочу сказать, что надо «лопнуть, но держать фасон». Родители — живые люди, могут ошибиться, понять свою ошибку и изменить мнение. Родители могут согласиться с аргументацией ребенка. Все это замечательные проявления гибкости. Но. Ради правильного воспитания после того, что сказали «нет» — изменение мнения должно быть редким исключением, а не правилом.

Итак, сказав «нет», надо держать слово! Соответственно, важно продумывать каждое «нет». Рав Гирш писал, что одно из главных правил в воспитании — говорить как можно меньше «нет». Принцип такой: говорить «нет» только, если можем в этом «нет» выстоять. Значит, надо выбрать для запрета самые важные вещи.

Обучение дисциплине

Обучение = время + терпение + последовательность.

Начинать примерно в год с обучения одному «нет».

Например, не засовывать пальчик в розетку. Запрет должен быть прост, абсолютен, постоянен, объясним. («Нельзя засовывать пальчик в розетку, потому что опасно».) И самое главное, родители не должны в нем сомневаться. Что-то в стиле:

«Понимаешь, дружище, лучше бы ты, если тебе не сложно, пальчик в розетку не засовывал, хотя как знаешь…» — не подходит для обучения ребенка послушанию и дисциплине.

Дисциплина — возможность принять указание без объяснений.

Возможно ли объяснить ребенку все? Возможно ли все объяснить любому ребенку? Возможно ли объяснить ребенку всегда? Самый послушный ребенок должен хотя бы раз в день получить директивное указание — ради формирования самого навыка дисциплины. Если не понимаем — не надо слушаться? Как сказано в уставе еврейской армии:

«Не давать советы командиру хотя бы во время боя!» (Анекдот)

Д-р Шолем, говоря о коррекции поведения трудных подростков, предлагал принцип нелогичного директивного указания. Это важно хотя бы как тренировка, так как в жизни будет много вещей непонятных. Нелогичных. Ошибок тоже будет хватать. Если я не могу пережить, страдаю из-за непонятного и нелогичного, то жизнь будет для меня сплошным страданием. Важно быть уверенным, что сможем обеспечить исполнение требования, как сказал один еврейский мудрец: «Меня слушаются, так как я не говорю того, что не послушают».

Приучить слушаться можно на указаниях, которые ребенок делал бы в любом случае. Рав Якобзон рассказывал о парне, который принципиально никогда и никого не слушался. Делал только то, что он сам хотел. Собственно, знакомство произошло уже в заведении закрытого типа. Этот юноша обожал купаться в бассейне. И вот рав объявил:

— Кто хочет идти в бассейн — обязан идти, так как я приказываю. Кто не хочет идти в бассейн — обязан не идти, так как я приказываю.

— А мне-то что делать?! — воскликнул парень.

— А что ты хочешь? — спросил рав.

— В бассейн!

— Кто хочет идти в бассейн — обязан, так я приказываю.

Важно, как мы высказываем свое требование. Каким тоном. Это должен быть однозначный приказ. Не просьба или мольба. Знать, что нормальный ребенок не должен всегда слушаться. Мы не стремимся воспитать роботов или солдат. Умение не согласиться, думать по-своему, не идти за толпой — величайшие силы души. Мы должны подарить ребенку понятие границ, умение доверять и подчиняться, уверенность и самодисциплину, базируясь на любви, и сделать это ради его роста и развития, не забывая, что — средство, а что — цель.

Угрозы портят дисциплину

— Петя, ты обещал нам с мамой прийти домой не позже десяти часов вечера?

— Да, папа, обещал.

— А я разве не обещал тебе всыпать, как следует, если ты не вернешься вовремя?

— Да, обещал. Но если я не сдержал своего обещания, то и ты можешь не сдержать своего!

Анекдот?

Сильного слушают. Пугающего проверяют. На самом деле, чаще всего на угрозы … не обращают внимания.

— Если ты опять не послушаешься — не знаю, что я сделаю! — говорит мама.

А ребенок думает:

— Если сама не знаешь, то … скорее всего, ничего.

Что ж, посмотрим… Отец и мать вечером уходят в гости и говорят сыну:

— Останешься один, ни за что не заходи в папин кабинет и не открывай там книжный шкаф.

Ни за что не залезай на верхнюю полку и не бери книгу в черной обложке. Ни за что не читай с пятой до сто пятой страницы!

Вернулись… Смотрят — не помогло, не слушал сын их слов. Как сидел за компьютером, так и сидит.

Анекдот?

Наказание

Вчера делал с сыном уроки, и за каждую ошибку заставлял его отжиматься. Если он вырастет тупым, то хотя бы будет сильным. Анекдот?

Наказание

— одна из любимейших родительских тем.

Если бы было возможно вставить специальную компьютерную программку, чтобы узнать, сколько читателей открыли книгу именно на этой странице? Действительно, очень интересно:

• как наказывать?

• как правильно наказывать?

• надо ли наказывать?

• как не наказывать?

Обязательно об этом поговорим, но сначала обсудим, зачем наказывать?

Автор книги «Оэль Яаков ве-Леа» (135) говорит, что «воспитатель, идущий путями Вс-вышнего, когда необходимо наказать, вкладывает большую часть усилий не в наказание, а в объяснение. Наказание — лишь способ разбудить, обратить внимание. Необходимо пользоваться наказанием в случае, когда других средств не достаточно». По словам наших мудрецов, «нет ни одной травинки, у которой нет силы сверху, что бьет ее и говорит: “Расти!” Другими словами, тот, кто не может сказать: “Расти!” — не имеет права бить». Итак, наказание — это способ, средство. Значит, наказывать можно, только если четко понимаем, ради чего мы это делаем.

Как наказывать?

1. Возьмите, пожалуйста, лист бумаги и напишите список всех возможных в вашей семье наказаний.

Например, чтобы наказать ребенка, можно:

• бить по попе

• применять другие физические наказания

• лишить сладкого

• поставить в угол

• запретить выходить из комнаты

• недовольно поднять брови

• не купить новую игрушку

• отказаться от помощи ребенка по кухне

• отменить поездку

• грустно посмотреть

• сказать: «Жаль»

• вздохнуть

• запретить прогулку (из списков участниц группы в г. Ришон ле Цион, в Израиле.) 2. Обратите внимание, что все наказания можно разделить всего на несколько групп:

• физические наказания

• отмена привилегий

• отдаление

• запрет 3. Распределите свои наказания «от простого к сложному», то есть от легкого к тяжелому.

Все понимают, что тяжесть наказания должна соответствовать тяжести проступка. Кроме прочего, это еще и огромная помощь родителям. Вот, например, если за маленький проступок автоматически шлепнуть, то за средний как наказывать? Надо оставлять себе место для маневра!

Вообще, если мы думаем о поощрении как о «двигателе», а о наказании как о «сдерживателе», то наказание бывает разное. Можно наказывать битьем, а можно и конфеткой. Например, мы говорим ребенку: «Если ты сделаешь так, как я хочу, получишь конфетку, а если не сделаешь — не будет тебе никакой конфетки».

Шесть правил наказания

Наказание должно быть неприятным.

Выбирать наказание следует индивидуально, ведь все дети разные. И если для одного, когда учитель выгоняет из класса, огромный удар, то для кого-то другого, возможно, это удача. На одного нахмуришься — две недели в себя приходит, а другой даже не заметит, что на него кричат. Следовательно, нет единого наказания, подходящего всем.Максимально приближенным к происшествию по времени.

«За это ты не пойдешь в бассейн через неделю» — не слишком удачный вариант. Каждый ребенок знает, что жизнь полна сюрпризов. То ли бабушка с дедушкой приедут, то ли просто вы подружитесь, будут хорошие дни, и мама сама отношения испортить не захочет.

Нельзя наказывать без предупреждения. Те есть невозможно наказать за «первое преступление».

Нельзя наказывать, гневаясь. Наказывать можно только с «холодной головой», так как гневаясь, мы мстим, а не наказываем (что само по себе запрещено).

Единственное чему, гневаясь, можно обучить ребенка — политике или психологии.

Например, Дан увлеченно играет с конструктором.

Папа просит его:

— Дан, убери конструктор!

Мальчик бросает быстрый взгляд из-под бровей и продолжает играть. Через несколько минут папа снова просит:

— Дан, убери конструктор сейчас же!!

Дан снова быстро взглядывает на отца: «Ну, десять минут у меня еще есть!» и продолжает игру.

— Дан, убери конструктор, я кому сказал?!

Играет.

Папа рывком встает, почти рычит. Дан моментально оценивает ситуацию:

— Конечно, папочка, сейчас все сложу!

Возможно, данная ситуация научит ребенка распознавать эмоции родителя, но уж точно не научит его дисциплине.

Наказание должно быть постоянным и последовательным.

Ребенок должен быть уверен, знать изначально, что всегда после поступка «X» следует наказание «Y». Постоянство и последовательность успокаивают. Дают возможность задуматься. Воспитывают.

Наказание должно быть достаточно логичным и объясненным, чтобы ребенок понял связь между своим поступком и наказанием. Например, «учительница пристает» — против — «я нахулиганил».

Самое страшное наказание

Один из сыновей известного иерусалимского мудреца рассказал о самом страшном наказании, которое он получил от отца.

«Я в детстве плохо учился. Да что там, просто не учился — не хотел, и все. Отец часто говорил со мной, объяснял, просил, приводил примеры, занимался, оставлял без прогулки и так далее.

Однажды я вернулся из школы снова с плохими оценками и запиской от ребе: “Даже не старается!” Отец встал и стремительно вышел в соседнюю комнату. Через некоторое время я пробрался за ним.

Отец плакал.

Я просто не мог с тех пор не учиться».

А что же следует делать родителям после наказания? В «Мишлей» (3—12) написано: «Б-г строг с тем, кого он любит, и как отец сына утешит». Виленский Гаон объясняет, что утешить после наказания — это «признак любви». Тем самым мы не просим у ребенка прощения за справедливое продуманное наказание, но демонстрируем понимание его боли и страха.

Автор книги «Оэль Яаков ве-Леа» сравнивает чувство ребенка, находящегося в конфликте с родителем, с тем, что испытывал первый человек Адам, когда впервые зашло солнце: «Эта тьма — из-за меня, она никогда не кончится!»

Ответственность

Научить ребенка слушаться — важно, но это не самоцель. Цель в том, чтобы «отпустить стрелу» — научить ребенка брать на себя ответственность, выбирать.

Что же означает взять на себя ответственность?

Во-первых, правильно понять задачу. (Иногда то, что нам кажется возмутительной ленью или насмешкой — просто непонимание задачи.) Во-вторых, взять на себя решение задачи. (Даем ли мы ребенку право выбирать любимое занятие или отказаться от неприятного? Уважаем ли его выбор?) В-третьих, сформулировать, почему это — моя задача.

В прошлой главе мы обсуждали, как важно хвалить. А так же говорили о том, что постепенно похвала должна играть меньшую роль, а ответственность за принятое решение — большую.

Как всегда интересно подумать о собственном уровне ответственности. Для чего можно, например, ответить на вопросы:

Не опаздываю ли я (на миньян, на работу)?

Вовремя ли плачу по счетам?

Насколько превышаю разрешенную скорость?

Как часто читаю книжку вместо, например, мытья посуды?

Возможно, детей понять несложно, особенно если понимать себя.

С любезного разрешения редакции журнала Мир Торы


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше