Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Да не хвалится мудрый мудростью своею, и да не хвалится сильный силою своею, и да не хвалится богатый — богатством своим»Пророк Ирмиягу
Первая глава книги "Распад над бездной"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Предисловие переводчика

 

Книга рава А.Миллера далека от того, чтобы ответить на все вопросы.

Мы привыкли смотреть на Катастрофу, как на хрупкий сосуд, содержимое которого может погубить нашу веру, как на "стыдное" место в нашем мировозрении.

Но раби Миллер утверждает обратное: именно наше "смущение" от "необъяснимости" Катастрофы не только губит наши души, но и выставляет нас в глазах светского общества, как растерянных учеников, чей учитель содеял что-то непотребное.

Катастрофа представляется обществу, как вопиющее противоречие иудаизма, тогда как она - и это одна из главных мыслей книги - логическая неизбежность, произошедшая в полном соответствии с Торой, и ею предсказанная.

Несомненно, "механизм" событий всегда сложней всего, что мы можем представить и понять. Но, как и Тора, реальная жизнь имеет перечень уровней, среди которых "простой смысл" отнюдь не отменяется наличием глубоких тайн.

Непосредственный взгляд на причинно-следственную взаимосвязь событий, кажущееся "наивным" неискушённое восприятие вещей, частенько ближе к истине, чем "глубокомысленное" нежелание исследовать проблему.

Легко загрязнить белую рубашку, но "решать" проблему одеванием серого - значит не желать эту грязь замечать.

Катастрофа - вопиющий вопрос ко всем нам (именно нам, а не к Творцу), и логичнее всего предположить, что ответ лежит на поверхности.

 

А.Красильщиков

 

ДЫМОВАЯ ЗАВЕСА

 

ВОПРОСЫ ЧУДОВИЩНОГО ВЕСА

 

Изучение истории требует максимального напряжения сил. Даже если речь идёт о событиях второстепенных.. Тем более, когда события, напрямую связанны с Израилем, они заслуживают внимательного рассмотрения, а любая беда - призыв для оценки и соответствующего вывода.

Рамбам постановляет, что предупреждать и кричать о прошлом несчастье, чтобы предотвратить бедствие в будущем - особая предписывающая заповедь.

Сатмарский Ребе пишет [1] , что в еврейском народе издавно принято расследовать и выяснять: какой же грех навлёк зло.

После Испанского Изгнания [2] раби Йосеф Йаавец а-Сфарди издал сочинение под названием «Ор а-Хаим» [3] , полностью посвящённое разбору прегрешений, явившихся причиной этого изгнания.

Любая напасть должна пробуждать общество. Тем более – бедствие такого масштаба, как уничтожение европейского еврейства. Уничтожение, повлёкшее за собой исчезновение трети еврейского народа.

Эта страшная реальность требует глубочайшего осмысления. Эпоха Катастрофы ставит вопросы чудовищного веса. Она потрясает мировоззрение каждого человека в степени неимоверной. Катастрофа – рана столь болезненная, что кровь сочится до сих пор.

 

 

РАСХОЖИЙ ВЗГЛЯД

 

Есть объяснения Катастрофы, столь сросшиеся с сознанием общества, что подвергнуть сомнению их уже никто не смеет. Некоторые из из этих объяснений пущены в ход ненавистниками религии. Вопрос «Где был Б-г во время Катастрофы?» они усиливают, показывая в сияющем, ностальгическом свете жизнь евреев в годы, предшествовавшие войне.

Этот взгляд полностью игнорирует небывалый отрыв от заповедей Торы в те дни, или же определяет, что этот отрыв был сравнительно невелик.

Сторонники этого подхода стараются включить всех евреев Восточной Европы той поры в определение: «и народ Твой – все праведники.. [4] ».

При такой оценке, необъяснимость Катастрофы возрастает ещё больше. Сторонний наблюдатель приходит к неизбежному выводу [5] : «Сказали вы: напрасно служить Всевышнему, – что за польза в том, что исполняли службу Его…».

Если уж благочестивые и праведные подверглись столь горькому жребию, то что уж говорить о людях «обыкновенных»?

Все, кто слышат об этом, заключают в сердце: жизнь по Торе не только не гарантирует защищённости, но, напротив: как раз на идущих по этому пути и падает главный удар.

С одной стороны, «невозможно достичь такой высокой ступени святости», а с другой – даже праведность не спасает от беды. Отсюда следует «вывод»: соблюдение заповедей – «худший» из вариантов, выбираемых для жизни.

Очень многие из сбившихся с пути считают такое объяснение не только верным, но и не терпящим возражений. Более того, даже некоторые из религиозных склонны его поддержать, вплоть до того, что любые «обвинения» евреев поколения Второй Мировой войны воспринимают, как «подрыв основ»!

Своё недоумение столь тяжёлыми бедствиями, выпавшими на долю Святого народа, они разрешают словами [6] : «Сокрытия Всевышнего, – что тебе в них…». Или: «у нас нет средств постичь тайну…».

Другими словами: да, вопрос болезненный и острый, но остаётся без ответа.

Выяснение «кашерности» людей, павших жертвой Б-гу, воспринимается как осквернение их памяти. Более того, после Катастрофы соблюдающие Тору евреи считали себя духовными наследниками погибших. Они объясняли это как раз тем, что перед войной их братья в Европе в большинстве своём оставались верны Торе.

Этот довод иногда используют для выбивания ассигнований для образовательных учреждений в духе Торы. Но есть и те, кто воспринимают его, как установленный факт.

Любой взгляд на Катастрофу, посягающий на эти «основы», воспринимается с подозрением.

Предлагаемая статья, опирающаяся на источники и свидетельства, разбивает инерцию.

В помощь к словам автора приводятся факты, изложенные в книге раби Йоэля Шварца и раби Ицхака Гольдштейна «Катастрофа».

 

 

У КАТАСТРОФЫ БЫЛА ЦЕЛЬ

 

Приведённое высказывание Мудрецов о «сокрытиях Всевышнего» порицает бездействие, даже если с помощью пророчества известны конечные результаты. Осмысление прошлого ни в коей мере не стоит в противоречии с оправданием Высшего Суда. Более того, показ справедливость путей Создателя, используя «человеческие» мерки, является освящениеим Имени Б-га.

Разъяснять праведность Суда Всевышнего - особая заповедь. Если такое объяснение существует, не привести его – значит сомневаться в абсолютной справедливости Высшего управления миром.

Гемара [7] говорит: «Не совершает Святой, Благословен Он, Суда без Суда…». То есть, Всевышний не наказывает, если перед тем вопрос не был всесторонне рассмотрен с точки зрения Небесного Суда.

Попытка разобраться в сути событий и разъяснить их в той мере, которая удовлетворила бы разум, – вещь вполне допустимая.

У всякого бедствия есть цель. Святой, Благословен Он, желает, чтобы мы извлекли урок из событий Катастрофы, чтобы усвоили и впитали те точки, что намекают на смысл произошедшего.

Нельзя исполнить эту обязанность, отговариваясь, что «пути Всевышнего сокрыты». У Катастрофы была цель. Нам предстоит извлечь мораль из всего, что произошло. События Катастрофы призваны возвысить наше понимание. С их помощью дано познать пути Б-га, и постичь Его Неотрывное Слежение, направляющее Мир даже во времена, когда полностью гаснут огни. Попытаемся же снять пелену с глаз, чтобы честнее взглянуть на правду.

 


[1] В предисловии к книге «Вэ Йоэль Моше»

[2] 1495 года

[3] «Светоч Жизни»

[4]

[5] Малахи,3,14

[6] Вавилонский Талмуд, Брахот,10,2

[7] Брахот,5,2


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Бет из Берешит

Рав Эльяким Залкинд

Книга Шмот

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Чтобы понять и постичь 19. Откуда мы знаем, что Тора дана Б-гом, а не написана человеком?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Одним из доказательств того, что Тора является Б-жественным откровением — это ее иррациональные заповеди. Простой смертный не мог бы заставить 600 тысяч евреев взять на себя серьезные ограничения во всех сферах жизни. Пророчества, содержащиеся в Торе, тоже доказывают ее Б-жественное происхождение.

Урок Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Пятикнижие Моисея

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

«Шлах». Спасательный канат

Рав Бенцион Зильбер

Евреи приближаются к Эрец-Исраэль. По настоянию народа Моше отправил разведчиков выяснить, какова страна, куда евреи по воле Всевышнего держат путь. Послано было двенадцать разведчиков, по одному от каждого колена. Вернувшись, десять из двенадцати сказали, что города страны укреплены, жители ее сильны и войти в нее невозможно. Евреи заплакали и отказались от своей цели. За это Всевышний обрек народ на сорокалетнее скитание по пустыне. Конец главы посвящен нескольким заповедям. Завершает главу заповедь о цицит.