Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
То, что сказал Йосеф братьям, было не просто попыткой спасти их от угрызений совести. Йосеф видел, что братьям очень стыдно, поэтому они могли поссориться на обратном пути.

И НЕ МОГ БОЛЬШЕ ЙОСЕФ СДЕРЖИВАТЬСЯ ПЕРЕД ВСЕМИ, КТО СТОЯЛ ПЕРЕД НИМ, И ВОСКЛИКНУЛ: ПУСТЬ ВСЕ ВЫЙДУТ ОТ МЕНЯ. И НИКТО НЕ СТОЯЛ С НИМ, КОГДА ЙОСЕФ ДАЛ СЕБЯ УЗНАТЬ БРАТЬЯМ (Берешит, 45:1)

Удивительно самообладание Йосефа. Его переполняли чувства, он больше не мог скрываться от братьев. И все же не дал эмоциям затмить разум, не сказал ничего, пока не вышли все египтяне, чтобы братьям не было стыдно в присутствии посторонних[1].

Открыв себя братьям, он добавил:

А ТЕПЕРЬ НЕ ТОСКУЙТЕ И НЕ РАССТРАИВАЙТЕСЬ, ЧТО МЕНЯ ПРОДАЛИ, ИБО ЭТО БОГ МЕНЯ ПОСЛАЛ ПЕРЕД ВАМИ, ЧТОБЫ ВАМ СОХРАНИТЬ ЖИЗНЬ (Берешит, 45:5)

Р. Йерухам Левовиц комментирует: в такой ситуации именно братья должны были успокаивать Йосефа и просить у него прощения. А мы видим, что он просит их не горевать и не расстраиваться.

Мы должны сознавать: Шулхан арух определяет закон для тех, кто делает зло. Но и для тех, кому сделали зло. К сожалению, очень часто обиженный считает себя вправе воздать обидчику «по заслугам» и отомстить «злодею» (даже если тот причинил зло по ошибке), потому что поступает «справедливо». Но Йосеф опередил братьев и сам их стал успокаивать (Даат Тора).

Однажды нищий перепутал с кем-то р. Зунделя Салантера и стал его ругать и проклинать. Р. Зундель молчал. Прохожие, знавшие рава, возмутились и хотели схватить нищего, но р. Зундель сказал, чтобы не трогали его и дали ему излить гнев. Вечером рав пришел к нищему домой и попросил прощения за то, что расстроил его (аЦадик рав Зундель).

ТАК НЕ ВЫ, А БОГ МЕНЯ СЮДА ПОСЛАЛ — ОН ПОСТАВИЛ МЕНЯ НАМЕСТНИКОМ [отцом] ФАРАОНА, ГЛАВОЙ ЕГО ДОМА И ПРАВИТЕЛЕМ НАД ЕГИПТОМ (Берешит, 45:8)

Конечно, Творец дал свободу выбора человеку, поэтому он может сделать другому что-то плохое, а тот вправе противостоять. Но потом надо быть готовым простить. То, что сказал Йосеф братьям, было не просто попыткой спасти их от угрызений совести, он действительно так думал, выражал искренние чувства и простил их. Разве станет человек сердиться на камень, который в него бросили? Так видит жизнь Тора[2].

И ОТПРАВИЛ [Йосеф] СВОИХ БРАТЬЕВ [к ним домой в Кнаан], И КОГДА ПОШЛИ, СКАЗАЛ: ИДИТЕ С МИРОМ (Берешит, 45:24).

Раши объясняет: Йосеф видел, что братьям очень стыдно, поэтому они могли поссориться на обратном пути. Один станет говорить другому: «Это ты во всем виноват, из-за тебя Йосефа продали в Египет; ты говорил о нем лашон гара, поэтому мы его возненавидели». Поэтому он изо всех сил старался предотвратить ссору братьев, которая могла произойти не только в его присутствии, но и потом (Даат Тора).


[1] Р. Йегуда Лейб Хасман в Ор огель.

[2] Р. Йерухам Левовиц.

С любезного разрешения переводчика и издателя Гедалии Спинаделя, изд-во Ам Асефер


В еврейские праздники (ивр. хагим, моадим) запрещен траур, предписывается устраивать праздничные трапезы (все праздники, кроме Йом Кипура) и радоваться. И каждый праздник в иудаизме имеет свой особый глубокий смысл, и особые, характерные только ему, заповеди и обычаи Читать дальше

Законы праздников

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Осенние праздники

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Что такое Ханука? Духовные аспекты

Рав Исроэль-Меир Лау

Война с греками не была только физической войной. Это была война не за власть, территории, расширение границ, но за духовную свободу, за полную духовную независимость еврейского народа от чуждых влияний.

Месяц Нисан

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

«Этот месяц вам — начало месяцев», — сказано в Торе. Это значит, что все остальные месяцы должны отсчитываться от Нисана. Месяц освобождения. Освобождение — это исход из мрака к свету. Тот, кто не отведал порабощения, не способен полностью воспринять освобождение. Суть свободы органически связана с понятием рабства. Если бы евреи не были порабощены, они никогда не удостоились бы вечной свободы; порабощение естественно привело к освобождению.