Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Глава из книги «Путешествие к вершине горы Синай»

Исследователь: Нам следует обсудить еще один вопрос: каковы причины и смысл заповедей, которые Тора обязывает нас выполнять? Я знаю, что существует Творец мира, что у мира есть смысл, и я — часть этого смысла, и поэтому я должен вносить свой вклад в его достижение (см. книгу «Путешествие в глубины Бытия»). Я также знаю, что Тора Израиля дана Силой, властвующей над природой и над историей, и что она, Тора, содержит «инструкцию по эксплуатации», которую дал Создатель, сотворивший Вселенную и человека. Поэтому разум обязывает нас выполнять то, что написано в Торе. Но разумные люди не любят делать вещи, которые они не понимают.

Рав: Вы хотите сказать, что вы не можете начать исполнять заповеди Торы прежде чем поймете их смысл. Выражаясь более общо, разум обязывает обусловить присоединение к определенной поведенческой системе пониманием того, как эта система действует. Давай проверим, насколько разумна такая обусловленность.

Наша каждодневная жизнь основана не на понимании, а, в лучшем случае, на знании. Когда, к примеру, врач назначает больному воспалением легких курс антибиотиков, никому не приходит в голову отложить лечение на несколько лет, чтобы больной смог изучить медицину и понять, каким в точности образом лекарство действует! Мы не обуславливаем наше поведение знанием того, как именно оно приводит к желаемым результатам, нам достаточно лишь знать, что оно к ним приводит. Нет никакой причины для того, чтобы отношение к заповедям было другим. Не следует ставить исполнение заповедей в зависимость от понимания их смысла и понимания того, как они действуют на человека и на духовные и материальные миры. Того факта, что Тора Израиля дана Тем, Кто властвует над природой и над людьми, достаточно, чтобы обязать всех нас выполнять ее…

Исследователь: Не хотите ли вы тем самым сказать, что следует исполнять заповеди только из страха быть наказанным Тем, в Чьих руках находится наша судьба?

Рав: Я говорю не только о страхе перед наказанием, но и о пользе, которую принесет управление системой по правилам, установленным ее Создателем, — система будет тогда работать с максимальной отдачей. Однако и это — лишь начальная ступень. Есть и другие, более высокие, которые тоже можно объяснить. Следует исполнять заповеди потому, что это Истина, как мы уже говорили выше; следует исполнять их из страха перед возвышенностью Творца: человек не преступает волю того, кого он почитает. А на более высоких уровнях сердце наполняется любовью к Тому, кто сотворил весь мир. На всех этих уровнях нет места для того, чтобы ставить исполнение заповедей в зависимость от знания их причин и смысла.

Исследователь: Можно ли из ваших слов сделать вывод, что не следует пытаться понять смысл заповедей?

Рав: Этого я не говорил. Ровно наоборот, мы должны пытаться понять смысл заповедей. Я сказал лишь, что не следует ставить исполнение заповедей в зависимость от понимания их смысла, то есть говорить, что если я не понимаю определенную заповедь, то я не буду ее исполнять. Но я согласен, что тот, кто в дополнение ко всему вышесказанному еще и поймет смысл заповедей, сможет выполнять их более с бóльшим воодушевлением и с бóльшим осознанием. Тора не хочет, чтобы мы выполняли заповеди чисто технически, Б-г желает, чтобы мы исполняли их всем сердцем. Поэтому, безусловно, есть необходимость изучать смысл и причины заповедей, с условием, что мы не будем ставить их исполнение в зависимость от нашего понимания.

Исследователь: Если вы согласны с тем, что понимание заповедей способствует улучшению качества их исполнения, почему же смысл многих заповедей скрыт, почему есть заповеди, для которых мы не видим никакой причины и не чувствуем пользы, по крайней мере немедленной, от их исполнения?

Рав: Есть два ответа на этот вопрос:

Первый ответ. Если бы польза от исполнения заповеди была бы очевидна для всех и проявлялась бы сразу же после исполнения заповеди, или если бы наказание за грех следовало бы немедленно после его совершения, то не было бы свободы выбора, а без свободы выбора теряется смысл существования мира. Если бы у каждого, кто поел некашерную еду, сразу же заболевал живот, и всякий, кто включал бы электричество в субботу, получал удар током, и, с другой стороны, если бы каждый, кто давал бы монетку нищему, сразу же получал бы сообщение из банка о том, что он стал обладателем многомиллионного наследства, то в мире не было бы «праведников» и «злодеев», а были бы только «умные» и «дураки». Ведь кто продолжал бы грешить, если бы ущерб от греха следовал бы непременно и причинно-следственная связь между преступлением и наказанием была бы очевидна?! А тот, кто в такой ситуации тем не менее совершал бы грехи, считался бы не злодеем, а сумасшедшим, и ему не полагалось бы наказания… Если бы польза заповедей была очевидна, они бы не назывались «заповедями». Если бы мы понимали заповеди, они бы считались не заповедями, а хорошими советами.

Второй ответ. Рассмотрим следующую притчу:

Профессор философии Оксфордского университета объявил всем своим друзьям и знакомым, что после длительного поиска и бесчисленных разочарований он нашел женщину, которая станет его женой. Всем было интересно знать, кто та счастливица, что удостоится выйти замуж за такого выдающегося человека. В конце концов выяснилось, что претендентка — дочь вождя примитивнейшего в мире племени… Она абсолютно неграмотна и, очевидно, не найдет общего языка со своим образованным женихом. Но тем не менее, он выполняет свое слово и женится на ней. После свадьбы плачущая жена приходит к консультанту по вопросам семьи и брака и жалуется ему: «Мы с мужем сидим за столом и разговариваем, муж что-то говорит, но я не понимаю ни слова. Не иначе как он издевается надо мной!» Но консультант с трудом прячет улыбку. Женщина спрашивает: «Что в этом смешного?!» Консультант отвечает: «Вы жалуетесь на то, что не понимаете слов мужа? Это совершенно естественно, что вы его не понимаете. Странно не то, что между вами нет взаимопонимания, странно то, что вы могли найти с ним что-то общее, да еще пожениться…»

Человек обращается к Б-гу и говорит: «Я не понимаю Твоих заповедей!» Б-г говорит, а ты удивляешься, почему ты не понимаешь?! Странно не то, что ты не понимаешь слово Всевышнего, это как раз вполне естественно. Чудо заключается именно в самой связи между Ним и нами, связи, достигшей своего апогея, когда Б-г дал народу Израиля Тору. Если бы была возможность понять все, что скрывается за определенной заповедью, то разве не было бы это непреложным доказательством того, что речь идет о человеческих, а не божественных заповедях?! Ведь нашим человеческим разумом мы можем постигать только в рамках человеческих понятий, мы не можем понять Б-га и все то, что связано с Ним. Определив заповеди как «заповеди Б-га», мы тем самым отказались от претензий на их полное понимание.

Таким образом, получается, что каждая из составляющих понятия «заповеди Б-га» объясняет, почему мы не можем добраться до самых глубин понимания смысла заповедей, и все, что нам остается делать, это учиться и пытаться постичь настолько, насколько это возможно.

В пятой книге Пятикнижия, Дварим (Второзаконие) есть такой стих: «Скрытое — Г-споду, Б-гу нашему, а явное — нам и нашим сыновьям навеки, исполнять все слова этой Торы». Раби Моше Софер в своем комментарии на Пятикнижие говорит: «Скрытое» — скрытый смысл заповедей — «Г-споду, Б-гу нашему, а явное» — их открытый смысл — «нам и нашим сыновьям навеки». Мы обязаны исследовать и изучать смысл заповедей, новое понимание которого открывается нам в каждом поколении. Но с каким условием нам дано право исследовать и искать смысл заповедей? С условием «исполнять все слова этой Торы», то есть, даже если в какой-то момент нам покажется, что определенная причина, сказанная по поводу некоторой заповеди, больше не актуальна, мы не прекратим из-за этого исполнять эту заповедь во всех ее деталях, ведь «скрытое — Г-споду, Б-гу нашему»! Поскольку в заповеди есть скрытые пласты смысла, то даже если открытый смысл не кажется нам более подходящим (обычно выясняется, что и это тоже не точно и «неактуальность» заповеди — всего лишь плод нашего воображения; но даже если допустить, что явный смысл заповеди более нерелевантен), мы не прекратим из-за этого исполнять эту заповедь, поскольку мы ничего не знаем о тайном смысле и скрытых причинах заповеди, а они, по всей вероятности, продолжают быть актуальными…

Исследователь: Разве не может случиться, что скрытый смысл тоже перестанет быть актуальным?

Рав: Есть три ответа на этот вопрос:

1. Даже если такое могло бы, в принципе, произойти, откуда нам станет об этом известно? Обязанность привести доказательство лежит на том, кто утверждает подобное, и он, конечно, не сможет привести такое доказательство, ведь смысл заповедей скрыт и от него тоже.

2. Б-г дал заповеди всем поколениям без ограничения. Ему известны все изменения, которые произойдут в сотворенном Им мире, и если бы был период времени, когда определенная заповедь перестает быть актуальной, Он сообщил бы нам об этом в Своей Торе. Поскольку такого сообщения нет, то, по-видимому, заповеди никогда не перестанут быть актуальными и не будут отменены. (Есть заповеди, которые мы не выполняем из-за отсутствия условий, необходимых для их исполнения, например заповеди, связанные с жертвоприношениями в Храме; но невозможность их выполнения не означает, что эти заповеди более нерелевантны и аннулированы, ведь когда Храм будет отстроен, эти заповеди опять будут соблюдаться. Это подобно случаю с бедняком, у которого нет денег, чтобы дать на благотворительные цели, — это не аннулирует саму по себе заповедь благотворительности).

3. Поскольку «скрытое — Г-споду, Б-гу нашему», понятие «заповеди перестали быть актуальными» само по себе нерелевантно! Ведь Б-г — вне Времени и Пространства, и если скрытые причины заповедей — «Г-споду, Б-гу нашему», то как они могут перестать быть актуальными? Если они были актуальными один раз, то они будут актуальными всегда…

Исследователь: После этого ограничения, после того, как я признаю тот факт, что невозможно понять весь объем причин и смысла заповедей, каково правильное направление, по которому я должен идти, чтобы понять хотя бы немного, — насколько это возможно? Правилен ли подход, согласно которому заповеди рассматриваются как система, позволяющая создать правильный образ жизни человека, общества и мира с материальной точки зрения?

Рав: Такой подход любят те, кто изо всех сил пытается избежать любого намека на духовное мышление. Они всегда будут пытаться показать заповеди в материальном свете. По их мнению, заповеди — не что иное, как система, построенная для того, чтобы дать людям хорошие советы о том, как правильнее обращаться с телом человека и с материальной частью мира. Смотря на заповеди с этой точки зрения, они видят в обрезании медицинский совет, в законах о семейной чистоте — психологию, в субботе — социальный день отдыха трудящихся и т.п.

Хотя в заповедях есть и такой аспект — они полезны и для тела, — тем не менее внимательное рассмотрение деталей заповедей, включая те «диктуемые разумом заповеди», которые на первый взгляд кажутся материальными советами, покажет нам, что нет ни одной заповеди, в которой мы можем не принять во внимание более глубокие — духовные — аспекты.

Исследователь: Возьмем, для примера, заповедь субботы. Есть такие, кто любит выставлять субботу как «социальную» идею, день отдыха трудящихся и не более того. Они отрицают актуальность запрета зажигания огня в наше время, говоря, что в тот период, когда сыны Израиля были в пустыне, разжигание огня было тяжелой работой: нужно было тереть два камня огнива один об другой, пока не выйдет искра, и тогда была логика в запрете этой работы в день отдыха трудящихся. Но сегодня так легко зажечь огонь, не нужно прикладывать никаких усилий… Как можно разоблачить такой подход?

Рав: Легко показать, что у этого запрета нет никакой связи с трудностью зажигания огня в то время. Действительно, в пустыне было трудно зажечь огонь, но каждый, кто немного учил историю, знает, что именно поэтому люди всегда хранили огонь и не давали ему потухнуть. Какая же трудность, в таком случае, в перенесении огня от уже существующего огня? И вообще, может ли быть такое, что за нарушение запрета работы в «социальный» день отдыха Тора определяет столь жестокое наказание — «нарушающий ее смертью умрет» (Шмот 31:14)? Более строгое наказание, чем наказание воров и грабителей, и даже чем наказание убийцы (убийца получает более «легкий» вид смертной казни, чем нарушитель субботы)? И все это — из-за нарушения «закона о выходных днях»? Может ли быть такое?!

Здесь не место для пространного объяснения смысла субботы, но мы явно видим, что технико-материальные объяснения не продвинут нас в понимании смысла субботы, так как ее корень намного более глубок и находится в духовных измерениях Бытия. Только там, в духовном пространстве, можно найти объяснения заповеди субботы во всех ее деталях. И как в заповеди субботы, так и во всех других заповедях Торы. Система заповедей — это система, показывающая, как правильно обращаться с человеком и его духовными частями, а также и со всем миром в его духовном аспекте. Всякий, кто попытается ограничиться одним лишь материальным измерением, не преуспеет на своем пути.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что хотя смысл заповедей — не в материально-телесной плоскости, заповеди полезны не только для души, но и для тела человека, и нет ни одной заповеди, которая была бы вредна для тела. И это само по себе весьма удивительно: каким образом система, сформировавшаяся тысячи лет назад, не содержит вредных указаний, ведь многие древние медицинские сведения оказались неверными, а способы лечения — вредными…

Исследователь: Подытожу ваши слова. Вы утверждаете, что причина исполнения заповедей содержится в самом по себе знании того факта, что заповеди были даны Б-гом и что именно они являются действиями, необходимыми для правильного «применения» человека и мира. Изучение смысла заповедей — вещь положительная, оно может помочь нам лучше эмоционально прочувствовать заповеди Торы, и это изучение — неотъемлемая часть заповеди постижения Торы, но нельзя ставить исполнение заповедей в зависимость от понимания их смысла.

Путешествие подошло к концу

Исследователь: Давайте посмотрим, куда мы пришли.

Рав: В нашей первой книге — «Путешествие в глубины Бытия» — мы пришли к выводу, что у мира есть Творец, Который создал мир с определенной целью и смыслом. Этот смысл был раскрыт, и мы должны жить в соответствии с ним, точно так же, как с любою вещью нужно обращаться в соответствии с инструкцией по эксплуатации, распространяемой производителем. Тем более что речь идет о Силе, Которая властвует над природой и над человеком и может поступать с нами как пожелает: давать награду исполняющим заповеди и наказание нарушающим (и кроме того, «наибольшее наслаждение из всех возможных» (Рамхаль) — прилепляться к Творцу с помощью исполнения Его воли).

В этой книге мы отправились в путешествие к вершине горы Синай, чтобы доказать, что Тора Израиля содержит ту самую «инструкцию по эксплуатации», исполняя которую, человек выполняет свое предназначение в мире и реализовывает смысл жизни. Мы доказали, что Автор Торы властвует над природой и над историей, и это было раскрыто народу Израиля у горы Синая. Тора, данная тогда, включает, в числе прочего:

1. Пророчества о будущем еврейского народа и всего мира.

2. Знание тайн природы.

3. Систему указаний по правильному обращению с человеком и с миром.

Мы также доказали, что устная Тора, находящаяся в наших руках, аутентична и не была изменена.

Мы объяснили, почему мы обязаны выполнять постановления Мудрецов всех поколений и что они тоже являются неотъемлемой частью вышеупомянутой «инструкции по эксплуатации».

Мы говорили также о смысле заповедей и показали, что:

1. Понимание заповедей и их причин не связано с их выполнением.

2. Есть различные пути понимания смысла заповедей.


Наши мудрецы учат: «Кто не видел “празднества водочерпания” — тот не знал настоящей радости в жизни». Во время праздника водочерпания в Храме самые уважаемые люди, не боясь уронить свою честь, плясали и веселились, чтобы оказать почет Вс-вышнему Читать дальше