Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Мужья разговаривают, чтобы передать информацию, жены же используют вербальные функции для укрепления внутрисемейной связи. О необходимости слушать других.

В Талмуде, трактат Кидушин 49, написано: «Десять мер разговора спустились в мир, девять взяли женщины».

То есть, из всемирного «резерва» разговоров, который был выделен для использования людьми, женщины взяли 90%. Возможно, что у некоторых читателей это вызовет улыбку, поскольку они рассматривают многочисленные разговоры как излишнюю и бесполезную болтовню, и в соответствии с их неверным пониманием, мудрецы Талмуда здесь решили посмеяться над женщинами.

Так ли это? Действительно ли многословные разговоры всегда излишни и бесполезны?

Как известно, заповедь изучения Торы соответствует всем остальным заповедям вместе взятым, а она в большинстве своем исполняется с помощью речи. И молитву также необходимо произносить вслух. Многие другие заповеди также связаны с речью; и вообще, передача информации в большинстве случаев производится с помощью речи. Таким образом, речь — важнейшее, а не просто одно из многих человеческих свойств. Поскольку не кто иной, как Творец мира, дал человеческому роду способность к речи, и Он же заложил ее в большей мере в психику женщины, — это свидетельствует о том, что речь женщины связана с какой-то важной функцией, и она весьма полезна и целесообразна, если ее правильно используют.

В статье о «партнерстве в браке» мы объяснили, что «партнерское» строение женской психики подходит для брачной связи и отвечает потребностям длительных и сложных взаимоотношений больше, чем строение мужской психики, которое не является «партнерским». Эта установка поможет нам понять, почему женщина говорит больше мужчины: женщина психологически склонна к эмоциональному партнерству, и поэтому она «привязывается» к мужу с помощью средств, которые предназначены для создания связи — речи и разговора. Поэтому она посвящает мужа в свои мысли. Когда она просит у мужа совета или решения какой-то проблемы, она начинает детально описывать все, что случилось перед данным происшествием, включая то, что, на первый взгляд, никак не связано с возникшей проблемой. Она реагирует на многие вещи и даже задает риторические вопросы, на которые уже сама знает ответ, только для того, чтобы поделиться с мужем своими мыслями и связать его со своими сомнениями и эмоциями или получить от него подтверждение и поддержку своих решений.

Но мужу разговоры жены кажутся пустой и ненужной болтовней. По его мнению, супруга затрагивает в беседе темы, не имеющие никакого практического смысла. Она просто рассказывает о том, что с ней произошло, и эта «история» никак не влияет на настоящее и будущее. Мужу, не понимающему истинной функции женских разговоров, сложно выслушивать поток слов. Свое нетерпение он выражает языком тела — мимикой и жестами, которые воспринимаются женой как намерение отдаления, что возбуждает в ней сильное желание говорить еще и еще, чтобы сблизиться с отдаляющимся мужем.

В отличие от женщины, которая говорит, чтобы создать связь и соединение, мужчину заставляет говорить необходимость обменяться информацией или потребность произвести впечатление на слушателя. Доказательством этому служит тот факт, что в прошлом и он много и долго говорил с женой: это было до свадьбы. Он часто болтал с ней о том и о сем — о вещах, не имеющих никакого практического значения, и вновь и вновь затрагивал одни и те же темы. Да, одним из мотивов этих бесед было сохранить динамику романтических встреч, сделать их живыми и продолжительными, но, вместе с тем, был еще один мотив: понравиться и произвести впечатление. После свадьбы ситуация изменилась: чем лучше супруга знает его, тем меньше вероятность, что впечатляющая беседа, которую он с ней проведет, улучшит его образ в ее глазах. И поскольку после свадьбы человека больше судят по делам, а не по разговорам, время, которое он посвящает беседам с женой, резко сокращается. А вот на дружеской вечеринке или в телефонной беседе с чужим человеком он говорит много и с воодушевлением — потому что ему важно произвести впечатление на слушателей.

Если муж не удовлетворят базовую женскую потребность в создании глубокой связи через общение, это может нанести ей психологическую травму, поскольку в ее поведенческих механизмах заложено, что «общение» означает внутреннее «соединение». И ее подсознание трактует это так: «Если мужу не доставляет удовольствия со мной общаться, это значит, что он не привязан ко мне эмоционально!»

Пример. Жена обращается к мужу и предлагает ему сесть и поговорить. Муж отвечает: «Пожалуйста, как ты хочешь», но на его лице написано, что это его не особо радует, или же он, не замечая того, бросает взгляд на часы и произносит: «Окей, хорошо, говори, говори, я слушаю». Хотя женщина и использует готовность мужа выслушать ее и «вываливает» на него все, что у нее внутри, она вместе с тем ощущает, что он слушает ее неохотно и вынужденно, что он «делает ей одолжение», и, со своей стороны, был бы рад избавиться от этого «удовольствия». Такое поведение мужа порождает в ней ощущение, что он не привязан к ней, что весьма ее удручает.

Муж не «привязан» к своей жене. На самом деле, жена, в принципе, права. Муж действительно не «привязан» к ней, и уж явно не «привязан» на том уровне, в котором она нуждается и которого ждет — поскольку он не обладает «привязывающейся» психикой, и у него нет равных ей ресурсов для связи.

Возможно, что женщина, читающая эти строки и понимающая из них, что муж не привязан к ней на том уровне, в котором она нуждается, чувствует фрустрацию. Ведь ей кажется, что общение между ними — это необходимый минимум для нормальных отношений. Еще больше углубляет ее уныние тот факт, что положение практически невозможно изменить, поскольку его поведение являяяется прямым следствием особенностей мужской психики, а не ее личного поведения.

Но это только одна сторона медали. Есть и другая сторона реальности, которая как раз в состоянии облегчить ее угнетенное состояние: до сих пор жена замечала, что муж увиливает от того, чтобы ее выслушивать, и считала, что это происходит вследствие какой-то проблемы в их взаимоотношениях. Все это возбуждало в ней ошибочные чувства, что муж плохо думает о ней. И в ней зарождалось и крепло ощущение, что «мне неприятно жить рядом с человеком, который не привязан ко мне и не ценит меня». Сейчас, после того как она поняла это мужское качество, которое заложено и в ее муже, и приняла его как реальность, это может принести ей облегчение, поскольку она понимает, что его поведение не направлено против нее лично, а проистекает из различий в строении мужской и женской психики. «И в принципе», — вспоминает она, — «мои подруги жалуются на точно такую же проблему».

Это понимание, конечно, не может принести ей абсолютного облегчения, поскольку Всевышний заложил в ее личность потребность в связи с мужем, а муж не удовлетворяет эту потребность, как подобает; Но теперь ей, по крайней мере, ясно, что неверно будет сердиться на него из-за его отчужденного поведения, а нужно найти способ построить между ними такую связь, которая удовлетворила бы ее потребности.

Давайте рассмотрим несколько ситуаций, в которых мы можем это увидеть. Мы выяснили, что в значении речи для женщины есть большая эмоциональная составляющая: ее целью является налаживание связи с мужем. У мужчины же речь только частично относится к эмоциональной сфере, в основном же она функциональна и имеет своей целью обмен информацией. Следующий пример проиллюстрирует, как все это проявляется в характерной беседе:

Жена обращается к мужу и спрашивает: «Почему ты в последнее время со мной не разговариваешь?» Муж обескуражен такой жалобой и отвечает: «Я не понимаю, о чем ты говоришь. Ведь мы разговариваем несколько раз в день». Жена отвечает: Разве ты не обращаешь внимания, что в последнее время ты «витаешь в облаках»? Я зову тебя из кухни, а ты мне вообще не отвечаешь. Я задаю тебе вопрос, а ты реагируешь только через немалый промежуток времени, да и тогда ты говоришь только «да» или «нет»! «Ну, — отвечает муж, — ты же не можешь сказать, что я с тобой не разговариваю. Мы же не ссорились, и мне как раз кажется, что я говорю с тобой довольно много». После таких слов жена спрашивает мужа: «Может быть, ты скажешь мне, когда ты разговаривал со мной в последний раз?» Муж вообще не понимает, чего она хочет и уверено отвечает ей: «Что значит “когда”?! Несколько минут назад я спросил тебя, где ботинки Давида, и как дела с лечением зубов Тамар, и когда ты спросила меня который час, я тоже тебе ответил». «Именно это я и имею в виду!, — ворчит жена, — ты со мной вообще не общаешься; только когда тебе что-то нужно, ты открываешь рот. А как же насчет того, чтобы просто пообщаться без какой-либо конкретной причины?»

Из этого диалога легко понять то, что мы объяснили. Для мужа речь служит способом передачи информации, поэтому он не понимает ее претензий и настойчиво утверждает, что он таки да с ней общается: ведь он же спросил ее, где ботинки Давида и т.п. А его супруга относится к общению эмоционально, как к средству для создания взаимной привязанности, и поэтому она пытается объяснить ему, что подобные разговоры не называются «общением».

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня

Трумот и маасрот

Всевышний не только даровал евреям Землю Израиля, но и обязал их выполнять особые заповеди, связанные со святостью этой земли.
Читать дальше