Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Предсмертное желание праведника угодно Б-гу. Многочисленные примеры из ТАНАХа подтверждают это.

Философы давно подметили, что когда человеческий разум теряет связь с материей, хотя бы частично, он начинает работать гораздо мощнее. Происходит это обычно в старости, когда телесные силы слабеют и их влияние уменьшается. В Морэ невухим сказано (ч. 3 гл. 13), что пока человек молод, его телесные силы мешают проявиться большинству мыслительных способностей, которые только и могут привести человека к самореализации. Ведь пока человека обманывает кипение его крови, истинная любовь к Б-гу и к постигаемой разумом истине скрыты от него. Но чем слабее становится тело и чем больше гаснут страсти, тем сильнее становится разум, тем больше света исходит от него и тем яснее становятся мысли. И когда дни человека подходят к концу, когда он уже близок к смерти, уединенные размышления дают невероятные результаты, и тогда душа его радуется и веселится. Поэтому мудрый царь сказал о чистой душе (Мишлей 31): «Мощь и великолепие — одеяние ее, и радостно смеется она навстречу последнему дню. Уста раскрывает она в мудрости… наблюдая за течением домашних событий…» Ведь с годами мудрецы исполняются мудрости. Именно поэтому совершенные мудрецы к моменту ухода из этого мира чувствовали наполненность всяческим благом. И все их желание — разделить то новое благо, ту новую мудрость, которую они ныне обрели, с другими людьми. Мы видим это, например, у Ицхака, который сказал Эсаву (раздел Толдот): «…Чтобы благословила тебя моя душа перед тем, как я умру». Он выразился именно так, потому что ощущал, что его душа сейчас стоит на таком уровне привязанности к Б-гу, который наделяет его благословение особой силой. И его жена Ривка согласилась с этим, когда пересказывала его слова Яакову, и добавила к ним еще один важный момент. В ее пересказе слова Ицхака звучали так: «…И я благословлю тебя пред Б-гом перед смертью». Ее слова «пред Б-гом» указывают на то, что душа Ицхака в это время предстояла перед Б-гом, пребывая в единении с Ним.

И наш праотец Яаков, когда силы его уже были подорваны предсмертной болезнью, благословил сначала Йосефа, а затем — всех своих сыновей вместе. Он сказал им: «Соберитесь, и я поведаю вам…» — потому что в этот момент врата мудрости раскрылись для него, и все тайное стало явным. И тогда его душа страстно пожелала передать все эти тайны сыновьям.

И Элияу тоже сказал Элише (2 Мелахим 2): «Проси, что мне сделать для тебя, прежде чем меня заберут из твоего народа».

И поэтому мудрецы в первой главе трактата Гитин и еще во многих местах сказали, что это заповедь — исполнять предсмертное повеление. Это знали, судя по всему, уже сыновья Яакова, которые сказали Йосефу (в разделе Вайехи): «Твой отец повелел перед смертью, говоря: “Прошу, прости…” Причина в том, что именно предсмертное повеление, данное в состоянии наибольшей близости к Б-гу, достойно исполнения». И так же поступали наши святые мудрецы времен Талмуда: они передавали своим ученикам мудрость и тайны Торы именно в момент смерти. В четвертой главе трактата Санхедрин рассказывается, например, о том, как ученики пришли навестить раби Элиэзера Великого перед смертью, и он спросил их: «Зачем вы пришли?» Они ответили: «Мы пришли изучать Тору!» — и тогда он разрешил все их сомнения, которыми они с ним поделились. А о святом Раби рассказывают, что в час смерти он передал ученикам всю свою мудрость. Эти мудрецы поступали так не потому, что не желали делиться мудростью при жизни, Б-же упаси, а потому, что именно в это время достигали наибольшего возможного для них совершенства.

В конце предыдущего отрывка Б-г сказал Моше: «Поднимись на эту гору Аварим… и умри на той горе, на которую ты поднимешься». Поэтому он пожелал благословить народ Израиля сейчас, когда его душа должна была расстаться с телом, потому что именно сейчас он в наибольшей степени свободен от влияния материи и привязан к Б-гу. Поэтому стих, отмечая, что речь идет о предсмертном благословении, называет Моше «мужем Г-спода», то есть, человеком, привязанным к Б-гу и соединившимся с Ним.

с разрешения издательства Швут Ами


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше