Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Веселье без разумной причины — распущенность»Раби Дов-Бер из Межерич
Тора запрещает мужчине надевать женскую одежду, а женщине — мужскую. Автор считает, что причиной того является предупреждение ситуаций, могущих привести к разврату.

Вот в чем суть и смысл этой заповеди. Тора много раз повторяет запрет физической близости с замужней женщиной и с близкими родственниками. И здесь Тора говорит, что женщине запрещено будет также прибегнуть к такой уловке: переодеться в мужское платье и отправиться к мужчине, не возбудив ничьих подозрений. Замужние женщины действительно склонны поступать так: когда они хотят физической близости с любовником и идут искать его, они надевают одежду своих мужей, чтобы их не заподозрили, а подумали, что это какой-то мужчина ищет своего товарища. А мужчины, желающие физической близости с мужчиной, переодеваются в женскую одежду, чтобы стать похожими на женщин и побудить сердца к разврату. Именно поэтому Тора все это и запрещает.

Сам запрет близости с замужней женщиной появляется здесь в Торе не впервые — я уже говорил, что Тора во многих местах говорит об этом. Здесь Тора хочет лишь запретить притворяться кем-то другим, поскольку мужчине подобает хранить свою мужественность, а женщине — женственность. Поэтому Тора заключает словами: «Ибо мерзость для Б-га, твоего Г-спода, всякий, кто делает это». Мерзка не сама одежда, а разврат и запрещенные связи, которым помогают такие переодевания, — их Тора уже запретила ранее.

Разъяснение заповеди «ограды для крыши» (22:8)

Смысл этой заповеди тот же, что и заповеди «отсылания матери от гнезда»: позаботиться о предотвращении возможного преждевременного ущерба, чтобы все в мире продолжало без помех существовать в течение всего отведенного ему срока. Поэтому Тора и повелела хозяину дома: «…И сделай ограду для своей крыши». Тора объясняет, что если хозяин сделает это, его дом не будет причиной пролития крови, потому что тогда падающему с крыши будет нелегко упасть оттуда. Поэтому мудрецы в Сифри и в первой главе трактата Бава кама сказали, что эта заповедь включает в себя требование предотвратить любую опасность. Мудрецы сказали также, что этот закон действует в случае, когда человек выстроил новый дом или купил его, или унаследовал, или получил в подарок, и относится как к собственному дому, так и к дому в совместном владении — в любом случае, хозяину нужно будет выстроить на крыше ограду.

И как прекрасны слова мудрецы, приведенные во второй главе трактата Шабат: «Ибо упадет падающий с него — этот человек должен был упасть, и, тем не менее, позаботься о том, чтобы наказание нашло его без твоей помощи, потому что вину взыскивают через виновного». Мудрецы основывают свой вывод на слове «падающий»: оно ведь не обязательно для этого стиха, можно было сказать просто: «Ибо упадет человек с него». Поэтому им стало ясно, что он назван «падающим» в знак того, что заслуживал падения с крыши. Здесь они в очень краткой форме формулируют два наших главных убеждения: в праве человека на свободный выбор и в Б-жественном всезнании.

с разрешения издательства Швут Ами


Письменная Тора — тексты священных писаний. Разберемся, что входит в Письменную Тору, кроме Пятикнижия Моисея (Хумаша). Читать дальше

Танах

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

История еврейского народа 55. Караимский раскол

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Караимы, как и их предшественники цадуким (садукеи), открыто выступили против Устной Торы и традиции, передаваемой мудрецами.

От Синая до наших дней. История передачи устной Торы

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

Откуда мы знаем о Синайском Откровении?

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.