Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всё, что делается Небесами, — к добру»В. Талмуд, Брахот 60б

Опыт взаимодействия Воложина с царским начальством отражает общую судьбу российского еврейства. С 1827 года российское правительство начинает вмешиваться в еврейскую систему образования. В этом ему умышленно или по наивности помогали усилия Аскалы (сторонников светского просвещения) в России. В 1835 году вышло постановление о статусе раввинов, которые должны были отныне свободно владеть русским языком. В 1844 году русское правительство также в сотрудничестве с лидерами Аскалы основало два раввинских училища в Вильне и Житомире, чтобы сформировать раввинов «нового стиля», более подходящих царю. В 1853 году правительство объявило, что только выпускники этих официальных «семинарий» будут назначаться для исполнения функций раввина.1 В 1859 году правительство заявило, что в программу обучения ешивы необходимо включить светские предметы: математику и географию, русский язык и культуру.

Но Нецив не согласился и не подчинился этому указу правительства. Были периоды, когда светские дисциплины изучали в Воложине в отдельном здании с ограниченным числом учащихся под руководством учителей неевреев. Это делали, чтобы успокоить местные власти. При этом им еще регулярно давали взятки, чтобы не слишком вмешивались в учебный процесс. Но давление Аскалы и российского правительства продолжало расти.

В 1877 году исключенный из Воложина ученик ложно информировал власти о том, что ешива вообще и Нецив в частности замешаны в антиправительственных действиях. В «доказательство» он представил сфабрикованное им письмо, якобы подписанное главой ешивы. Нецива арестовали, но после расследования отпустили. Однако это оказало влияние на ешиву и на него самого. С этого дня власти сосредоточили внимание на Воложине. Часто стали появляться комиссии, стали издавать новые указы и обвинять ешиву в разных инстанциях.

Ситуацию осложнил большой пожар в Воложине в 1886 году, разрушивший деревню и новое здание ешивы. С огромными усилиями Нециву удалось продолжить занятия, разместить учеников по квартирам, и через двенадцать месяцев собрать средства, чтобы отстроить новое здание. Успех ешивы, пережившей все эти трудности, показал изумленному правительству ее мощь и ее роль в противостоянии евреев попыткам царского режима повлиять на них. Правительство удвоило свои усилия, чтобы контролировать ешиву, а потерпев неудачу, решило ее закрыть.

В 1877 году инспектор школ Виленской области приехал в Воложин и обнаружил «нелегальных» учеников. Многие слабо владели русским языком и недостаточно знали русскую культуру. Он не призвал к закрытию ешивы, но потребовал неукоснительно выполнять правила учебных заведений. Теперь вокруг ешивы собрались враждебные силы: царь, маскшим («просвещенцы») и ученики, бунтующие под влиянием изменений в России, и все это на фоне растущего обнищания населения.

И все же ешива процветала как учебное заведение и духовный центр. Из 425 учеников многие стали лидерами в последующие полвека. Уровень изучения Торы под руководством этих двух выдающихся лидеров достиг необычайной высоты, ее изучали творчески и преданно. Большинство студентов хранили верность Воложину, его целям, идеалам, системе. Но внутреннее напряжение росло.

С 1860 года в Воложине действовала активная ячейка Аскалы. Хотя лишь немногие ученики были связаны с ней, ее существование вносило раскол в ешиву. Это явление отражало то давление, которому подверглось все русское еврейство. Многие из учеников, сформировавших ячейку Аскалы, потом стали лидерами разных еврейских и нееврейских светских движений. Эти талантливые и самолюбивые люди принесли серьезный вред народу Израиля.

В ешиве была и другая группа Нес Цион (Флаг Сиона). К этой сионистской группе Нецив относился терпимо, поскольку и сам поддерживал организацию Ховавей Цион — Любящие Сион. Нес Цион сформировалась в 1885 году, ее деятельность вызвала в правительственных кругах подозрения в антигосударственных намерениях, что побудило ешиву сначала возражать против ее деятельности, а потом в 1889 году запретить ее существование внутри ешивы.2

В 1890 году в ешиве возникла новая группа Нецах Исраэль. Она требовала от своих участников горячей любви к своему народу, еврейской учености, соблюдения законов и предписаний Торы и преданности еврейским духовным лидерам. В нее вошли многие будущие раввины и лидеры.3 После закрытия Воложина группа распалась, но некоторые ее члены стали лидерами других организаций.

Нецив пригласил своего старшего сына, знаменитого раввина Москвы рава Хаима Берлина, в администрацию и правление ешивы. В 1890 году он переехал в Воложин вместе со своей знаменитой библиотекой иудаики и раввинской литературы и начал давать талмудические лекции в ешиве. Но его стиль не обрел популярности, в ешиве привыкли к гениальному блеску и методу рава Хаима Соловейчика, у студентов возникла и росла оппозиция. Удрученный Нецив не стал настаивать на семейной преемственности, и рав Хаим Берлин вскоре поехал в Берлин, Париж, Амстердам, Лондон и другие общины, чтобы собрать фонды для покрытия дефицита ешивы. Затем он поселился в Иерусалиме, где закончил свои дни почитаемым раввином.

  • 22 декабря 1891 года русское правительство выдвинуло новые требования к ешиве, которые сделали ее существование невозможным.4 Смириться с этими требованиями было немыслимо. Фактически правительство цинично требовало таким образом закрыть ешиву. В январе 1892 года русская инспекция прибыла в Воложин, чтобы привести в действие указы. Нецив отказался им следовать. Ешиву закрыли, студенты разъехались. Еврейский мир переживал это событие.
  • Но стали расти новые ешивы. Учение Торы распространялось по Литве, появлялись все новые студенты. И все же это было не то. Новые ешивы шли по следам Воложина, но Воложин был только один.


    1 Этот эксперимент завершился закрытием этих двух училищ в 1873 году, а ешивы, которые они должны были заменить, процветали и расширялись.

    2 Позицию Нецива выражает его замечание: «Эти добрые дела могут выполнить и другие люди вне ешивы; они не требуют, чтобы учащиеся отвлекались для этого от изучения Торы». Мирский, стр. 65.

    3 Среди них были раввины Шмуэль Аарон Тамерет, Ицхак Нисенбаум, Моше Мордехай Эпштейн, Исер Зальцман Мельцер, Авраам Дов Бер Кахане Шапиро, Менахем Краковский, Авраам Ицхак Кук, Йехуда Лейб Дан Ихье.

    4 Главными были четыре пункта: никаких талмудических занятий ночью; светские предметы следует изучать с девяти утра до трех дня; учебный день не должен продолжаться более десяти часов; все преподаватели обязаны иметь дипломы признанных русских учебных институтов.

    С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


    Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

    Недельная глава Насо

    Рав Ицхак Зильбер,
    из цикла «Беседы о Торе»

    Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

    Объяснение текста благословения коэнов

    Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
    из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

    Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

    Избранные комментарии к недельной главе Насо

    Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
    из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

    Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

    Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

    Рав Зелиг Плискин,
    из цикла «Если хочешь жить достойно»

    Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.