Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Моше и Рухома сели на большой океанский корабль, и он повез их в Европу. Маленькая каюта была завалена съестными припасами, которые заботливые родственники надавали в дорогу. Но молодожены не смогли съесть ни кусочка, потому что началась качка, а вместе с ней морская болезнь. Наверно, море хотело подсказать Рухоме, что она едет навстречу серьезным испытаниям. Огромные волны швыряли корабль, свертки с едой летали по каюте, а потом полетели за борт, потому что когда Моше с Рухомой немного пришли в себя, пища успела испортиться. Если бы рыбы могли говорить, они бы выразили супругам Шайн искреннюю благодарность за большой копченый бычий язык, за пятифунтовую головку сельского сыра и прочие деликатесы.

Наконец плавание закончилось, но качка продолжалась.Приехав на поезде в Польшу, Моше и Рухома пересели в телегу, потому что другой возможности доехать до города Мир тогда не было. Копыта лошадей тяжело били по каменистой цороде, пассажиров швыряло по ухабам, вот-вот вылетишь.

Но самый ужас был в гостинице, где они остановились на пару дней, пока не снимут подходящую квартиру. Рухома спросила у хозяйки, где находится туалет. Та как-то странно взглянула на нее и сказала:

— Тут зих он! Оденься!

Рухома вернулась в номер и одела шерстяной костюм. Опять тот же взгляд и приказ:

— Тут он айер мантл! Надень пальто! Приказ был выполнен и последовал новый:

— Тут он де волонкес! Одевай валенки!

Рухома, не снимая туфель на высоких каблуках, сунула ноги в необъятные валенки и почувствовала себя водолазом, которого готовят к путешествию на дно океана. На самом деле все было еще страшнее. Хозяйка взяла керосиновую лампу и повела Рухому по бесконечно длинной тропинке, терявшейся в темноте. Со всех сторон громоздился снег, деревья трясли корявыми ветками, и Рухома чувствовала себя преступником, которого ведут на виселицу. О, Америка с ее цивилизацией и канализацией! Вернувшись назад, Рухома села писать Папе письмо, где были такие грустные строки:

«Папа, я знаю, ты будешь считать меня предателем, но наверно мы скоро воспользуемся обратными билетами…»

Но вышло все не так.

Рухома и Моше собрались в дорогу только через пять лет. И им очень не хотелось покидать этот маленький городок, лишенный элементарных удобств.


Он родился еще в черте оседлости, учился в известных ешивах у великих наставников. Но из-за давления советской власти, в разгар сталинских репрессий, рав Моше Файнштейн был вынужден уехать в США. Уже там он и стал известен на весь еврейский мир благодаря своей преданности Торе, Б-гу и еврейскому народу. Читать дальше