Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Гаон был микрокосмом народа Израиля, поэтому он служил призмой, в которой все евреи, верные Торе и традиции, могли видеть отражение собственной точки зрения на фоне традиционной еврейской жизни и ценностей.

Если о каком-то одном человеке можно было сказать, что он знает все, так это был Гаон. Он знал Тору во всей ее глубине и широте, он был экспертом в математике, философии, музыке, медицине и других дисциплинах. Для него все сферы знания были в Торе и определялись Торой. Он не занимался тем, что расходилось с Торой и, тем более, ей противоречило. Он видел эфемерность такого исследования, лишенного позитивной реальности. Его научные изыскания и новшества, которые могли бы встретить протест, если бы речь шла о ком-то другом, от него принимались без сомнений, потому что всем было понятно, что это настоящее выражение мудрости Торы. Кто-то мог не воспринять эти занятия как находящиеся в рамках религиозной традиции, но взгляд Гаона был глубже.

Несколько примеров проиллюстрируют это. Гаон был знаком с тезисами Платона и Аристотеля по трудам Рамбама, Йеуды аЛеви, Саадии Гаона, Моше Хаима Луццато и других великих еврейских философов. Его метод изучения и интерпретации Торы был аналитическим и логическим, — прежде всего, рациональным. Однако никто не обвинял его в снижении святости и тайны Торы.

Он был величайшим знатоком еврейской философии в своем веке — «он знал философию до самой глубины»14 — но его никогда не критиковали за это даже те, кто считал философский рационализм подозрительным, если не запрещенным. Гаон сам отвергал философию как самостоятельную, самодостаточную дисциплину в отрыве от Торы и ее понимания. Он говорил, что из нее «научился только двум хорошим вещам» и что «ее баланс следует пересмотреть».15 Пытаясь дать иную интерпретацию высказываниям Талмуда, противоречившим тем или иным философским учениям, Гаон писал: «Все высказывания (мудрецов) следует понимать на простом уровне. Но у них есть и внутренний смысл как у источников истины, в отличие от искусственного, ненужного внутреннего смысла философии». Эта позиция в отношении софистики и фантазий философии, соединенная с неоспоримым благочестием, позволила ему снять противоречие между его знаниями и использованием философии, чегоине могли достичь даже величайшие из его предшественников.

Гаон из Вильны освоил и естественные науки, считая это необходимым для правильного понимания Торы. Его ученик, рав Исраэль из Шклова, рассказывает: «Поеле завершения комментария к Песне песней Гаон сказал, что все науки необходимы для понимания нашей святой Торы, ибо все они включены в Тору, поэтому он овладел ими. Он изучил алгебру, геометрию, строительное дело и музыку и объяснил их сущность. А в медицине — хирургию, анатомию и связанные с ними дисциплины. Он хотел учиться и фармакологию у современных ему врачей, но его отец-праведник отговорил его, чтобы это не отвлекало его от Торы».16

Еще Гаон говорил раби Исраэлю, что если человек не воспринимает музыку, он не сможет понять «большую часть акцентов и кантилляции Торы, секреты пения левитов и Тикуней Зоар»,17 и что с помощью музыки человек может достичь духовного подъема и экстаза. Гаон писал о точных и естественных науках19 и предлагал своим ученикам переводить на иврит некоторые книги по истории и науке.20

Но ясно, что Гаон считал всю эту мудрость ценной только как средство достижения полного знания и понимания Торы и воли Творца на земле. Это ясно из того, что он писал и делал. И он не включал эти знания в список еврейского образования. Его самый знаменитый ученик рав Хаим из Воложина также отказался ввести какиелибо светские предметы в программу ешивы в Воложине. Ясно, что Гаон считал необходимым для еврея всего себя отдать изучению Торы, пока не станет серьезным и признанным ученым. Лишь тогда большие ученые могут совершенствовать свои знания Торы, изучая дисциплины, второстепенные по отношению к Торе.


13 См. введение к Беур пеОрах хаим, как сообщили его сыновья.

14 Введение к знаменитому ученому труду Пеа ашулхан, рава Исраэля из Шклова, одного из выдающихся учеников Гаона.

15 Пеа ашулхан и Письма Хазон Иша, т. 2, пар. 171.

16 Пеа ашулхан.

17 Там же.

18 Поэтому делается такой упор на музыку и в хасидизме.

19 Аил мешулаш, книга по алгебре и тригонометрии. И Сефер атхуна, работа об астрономии, а другие считают, что не он был ее автором.

20 Рав Барух из Шклова писал, что перевел, по поручению Гаона, на иврит Эвклида, а рав Авраам Симха из Амицлова Иудейскую войну Иосифа Флавия.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Недельная глава Ваикра («И призвал») начинает описание видов жертвоприношений. Читать дальше

Предисловие и общее содержание книги Ваикра

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

В первой книге Б-жественной Торы рассказано о сотворении мира из ничего, о том, как сменяли друг друга первые поколения, и о том, как родились и жили наши святые праотцы. Рассказ о них доведен до того момента, как Яаков и его дети спустились в Египет.

О смысле жертвы шламим

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Есть целый ряд ситуаций, при которых Тора обязывает приносить мирную жертву. Такое жертвоприношение помогает укрепиться в вере.

Совершая мицву, не делай ее за чужой счет. Ваикра

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Словарь для читающих Тору на иврите. Ваикра

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

В помощь изучающим Пятикнижие