Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Корабельные и ювелирные весы предназначены для разных целей. С какой моделью сравнивается человеческий характер?

И об этом говорит один мудрец в книге Обязанности сердец, что самоанализ занял у него 25 лет! Но если мы возьмем среднего человека, то можем заметить в его расчетах две основные ошибки. Иногда причина заключается в недостаточно четком понимании, а иногда — в личных пристрастиях и заинтересованности.

В мире существует много разновидностей весов. Существуют корабельные весы для взвешивания кораблей, опирающиеся на закон Архимеда. Есть массивные весы для тяжелых металлических предметов. Есть промышленные весы для сена, соломы и т.п. Есть ювелирные, а есть и аптекарские весы. И чем деликатнее предмет, тем тоньше и точнее весы для него. И если кто-то захочет взвесить золото или лекарство на корабельных весах, он этим просто выставит себя на посмешище и ничего не добьется. Все почему? Потому что громоздкие весы не предназначены для взвешивания тонких, ценных предметов. Тем более таких, от которых зависит человеческая жизнь. Золото взвешивают на ювелирных весах, лекарства — на аптекарских. Но подобрать подходящие весы — это только полдела. Важно, чтобы механизм конкретных, подходящих весов был налажен. Чтобы и чаши весов, и стрелка-указатель были настроены точно, не отклоняясь ни в одну сторону. Только тогда этим весам можно доверять.

Подобным образом обстоит дело с человеческим характером. На самом деле, вся Тора — лучшее лекарство для духовных болезней человека. Но для умелого пользования этим лекарством необходимы точные расчеты, основанные на точных весах мышления Торы — идеально подходящих для ситуации и обладающих очень хорошо налаженным механизмом. Что же это за весы? Сам человек. Человек, на чье усмотрение была дана вся Тора. Теперь все зависит от его расчетов.

И тут важно соблюдение тех же правил, что и для обычных весов. Во-первых, чтобы весы соответствовали своей задаче. Во-вторых, чтобы их устройство было точным, ни одна из чаш не перевешивала и стрелка находилась ровно посередине. Так, принимая решения и занимаясь самоанализом, необходимо иметь точное представление о том, что такое цельность и совершенство, и в мыслях, и поступках, и в качествах характера, и насколько это обязывает каждого без исключения. Чтобы у человека даже не возникало вопросов, а зачем и кому нужны эти стремления к совершенству и постоянный самоанализ? Чтобы его разум не воспринимал лишь суровые запреты — такие как запреты идолопоклонства, разврата и кровопролития, — относясь к остальным заповедям, особенно к тем, что касаются работы над собой, как к преувеличенному благочестию, и не придавая им особого значения. Эти вещи остаются вне его понимания, и в этом он подобен неотесанным, грубым корабельным весам, предназначенным для взешивания лишь очень тяжелых грузов. А Тора требует от нас расчетов на аптекарских весах. Все должно быть взвешено и отмерено до тончайшего волоса!

Но выбор нужных весов — условие необходимое, но не достаточное. Необходимо также, чтобы стрелка весов не была смещена. Так, человек может четко осознавать важность самосовершенствования, самоанализа, работы над собой, однако отличаться при этом предвзятостью в ту или иную сторону. Его внутренние весы неверны, они лгут.

И об этом втором необходимом условии говорят наши благословенной памяти мудрецы: «Кнаан — в руках его обманные весы», ибо сидел он (Элиэзер, раб Авраама — прим. перев.) и думал, достойна ли его дочь или нет, обмануть ли любимца мира — Ицхака. Но проклятый не прилепится к благословенному[1]. На самом деле, сам Элиэзер достиг такого высокого духовного уровня, что, если исходить только из этого, его дочь, действительно, могла бы быть достойной Ицхака. Доказательство? Как только он почуял, что в его расчеты и размышления прокрались личные интересы, он, как объясняется в Торе, тут же отправился на другой конец света, чтобы найти Ицхаку достойную его невесту. И в этом поступке налицо величайшее благочестие. Но изначально он ошибался в своих расчетах под влиянием личной заинтересованности, забыв о своем положении раба, препятствующем воплощению его тайных намерений.И об этом говорит мидраш: «Кнаан — в руках его обманные весы». Весы-то у него были, и подходящие. И в этом — его великое достоинство, что он использовал весы, соответствующие уровню благочестия. И как только он почувствовал наличие личной заинтересованности, он тут же отправился на другой конец света, чтобы выполнить свою миссию с максимальными стараниями и усилиями в соответствии с пожеланиями Авраама. Единственный недостаток заключался в том, что сами весы были «обманными» — их стрелка явно склонялась в определенную сторону. Поэтому он и забыл, что проклятый[2] не может прилепиться к благословенному[3].

Отсюда мы можем видеть, насколько человек должен анализировать и шлифовать свои личные качества, чтобы его расчеты и помыслы были чисты, истинны и точны. Ибо велика опасность личных интересов, предвзятостей и пристрастностей, способных лишить человека всей Торы. Причем самое страшное, что человек может всю жизнь и не догадываться о своей нехватке, поскольку, лишив человека истинной Торы, личная заинтересованность заменяет ее для него другой Торой. И человек может прожить всю жизнь, не подозревая, что все это время он жил по искаженной Торе, нарисованной ему его воображением и его низменными желаниями. А все свои расчеты и помыслы, которые он считал столь праведными и правильными, как оказалось, лишь отдаляли его от истинной Торы — Торы Всевышнего.

Ведь, как говорят наши комментаторы, главная идея дарования Торы была исцелить душевные изъяны человека, его дурные свойства. Как сказал Моше ангелам: «Разве есть у вас зависть?» Но дело в том, что человек не может «наглотаться» Торы так же, как не может он прибежать в аптеку и наглотаться там всяческих лекарств. Для начала необходимо обратиться к опытному врачу, поставить точный диагноз, профессионально определить курс лечения. А если человек начнет проявлять свою самодеятельность в медицине, лечить себя лекарствами, прописанными его другу, то это все не только ему не поможет, но лишь навредит, еще больше усугубив его состояние! Ибо то, что подходит другу-приятелю, для самого человека может оказаться сущим ядом!

Например, есть люди, склонные по своей природе в каждом в первую очередь выискивать недостатки. И вот, услышав принцип «доверяй, но проверяй», они начнут «проверять» всех с удвоенной силой? Для их души это же сущий яд! Им-то как раз следовало работать над «доверяй».С другой стороны, бывают люди с душой нараспашку. В любой ситуации они готовы оправдать всех и каждого. И вот, если человек с подобной душевной организацией будет ставить акценты на «доверяй», это тоже вряд ли будет способствовать исцелению его души. Ему-то как раз необходимо научиться «проверять». Более того, его «доверяй» также будет далеко от совершенства. Заведомо считая каждого возвышенным идеалом, такие люди не смогут, к примеру, оценить эффекта своих замечаний и критики. Они не будут чувствовать, насколько своей открытостью, своим «доверием» они могут лишь ранить другого — то, чего они могли бы избежать, научившись «проверять», учитывать несовершенство каждого.И так во всей Торе каждый должен искать свое индивидуальное лекарство в соответствии со своими личными качествами и пристрастиями. Гордецу необходимо искать смирения, а человеку с заниженной самооценкой — научиться гордиться там, где это уместно. У того, кто не будет принимать во внимание свою индивидуальность, свои характерные черты и в том числе и свои слабости, Тора-то будет, но это не будет истинно его Тора.


[1] Берешит раба.

[2] Потомок Кнаана, проклятого Ноахом. — прим. перев.

[3] Потомок Авраама, получившего благословение Творца. — прим. перев.

С любезного разрешения главного раввина Литвы, р. Хаим Бурштейна


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше