Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

У Папы с Мамой было четыре дочки и один сын. Единственный сын по-еврейски называется «бен ехид», и так уж повелось, что в семье уделяют ему особое внимание. Мамино внимание выражалось в том, что, если ели курицу, ножка всегда доставалась Нохум Довиду, и даже Рухома, самая младшая, не имела тут преимущества. Папино внимание выражалось в том, что, когда Нохум Довиду исполнилось четыре года, он завернул его в свой большой талис и отнес в хедер, учить Тору, Чуть не каждое утро Рухома слышала крики протеста, доносящиеся из комнаты брата, когда Папа поднимал его, сонного, чтобы идти в шул, читать утреннюю молитву. И она понимала, что быть «бен ехид» в их семье почетно, но не легко. Можно даже от куриной ножки отказаться.

У Дэви было не много времени для игр. Когда он приходил из Хедера, его ждал ребе, чтоб учить дальше Тору. В пятнадцать лет он уехал в ешиву, которая была в городе Нью Хевен. А в семнадцать лет Папа послал его за океан, в Эрец Исроэль, в ешиву города Хеврон,

На другой конец света — в семнадцать лет! Вы понимаете чувства Мамы. Но Папа готовил себе наследника, и никакие возражения не принимались. И вот уже несколько лет Дэви был в Эрец. Его хвалили учителя. У него было много друзей.

Однажды утром Рухому разбудил мамин плач. Рухома бросилась на кухню и застала там обоих родителей.

— Мама, что случилось? Почему ты плачешь? — встревоженно спросила она.

— Ничего, Рухома. Иди в постель. Ты можешь еще немного поспать перед школой.

— Папа, скажи, что случилось с Мамой! Как я могу спать, если Мама плачет…

— Мама видела сон, и он расстроил ее.

— Мама, расскажи мне свой сон, — стала просить Рухома.

И Мама рассказала.

Ей приснились наши предки — Аврагам-авину и Сара-имейну. Они плакали, И Мама стала плакать во сне вместе с ними, говоря, что не покинет их, пока ей не обещают, что ее молитвы будут услышаны. Сара-имейну взяла Маму за руку и сказала, что будет так, как она просит.

Мама проснулась очень испуганная и не могла удержать слезы. Теперь она немного успокоилась и, повернувшись к Папе, спросила:

— Ну, Янкев Йосеф, ты всегда так хорошо объясняешь сны, — что ты скажешь об этом сне?

Рухома видела, что отец очень взволнован. Задумавшись, он сидел, положив на стол локти, касаясь ладонями щек. На мамин вопрос он ответил так:

— Адель, это очень хороший сон. Когда ты видишь во сне больших людей, это всегда добрый знак. Ты видела Аврагама-авину и Сару-имейну — это большая честь. Твои молитвы, какие бы они ни были, без сомненья будут услышаны…

Мама успокоилась. Она растопила плиту и поставила чайник.

— Ты знаешь, Адель, я стал думать о Нохум Довиде, с тех пор, как мы отметили его двадцатилетие. Пришло время ему вернуться домой, чтоб найти себе жену.

— Что ты сказал? — переспросила Мама,

— Да, именно так, Адель. Я хочу, чтоб Нохум Довид был дома!

— Янкев Йосеф, я не понимаю тебя. Его учеба идет так хорошо. Мы получаем от него замечательные письма и великолепные отзывы от главы ешивы. Почему ты настаиваешь на его возвращении? Он молод, он может подождать год или два. Вспомни, ведь ты сам хотел, чтобы он поехал туда учиться…

Папа слушал Маму, но в то же время был погружен в глубокое раздумье. Его слова прозвучали искренне, но не раскрыли всего, что было у него на душе:

— Адель, сказано в Геморе: «Восемнадцатилетний должен становиться под хупу, но можно подождать до двадцати». Я никогда не искал послаблений, не буду и на этот раз. Я хочу видеть Нохум Довида!

В те дни у них столовался глава Каменецкой ешивы реб Борух Бер Лейбович. Мама предложила спросить его совета. Папа согласился. Пока Мама рассказывала, реб Борух Бер сидел, слегка отвернувшись, потому что никогда не смотрел в лицо женщины. Тем не менее, было видно, что он вдумывается в каждое мамино слово. Закончила Мама так:

— … И теперь Янкев Йосеф хочет, чтоб сын вернулся из Хеврона, потому что ему исполнилось двадцать, и он должен найти себе шидух. Но мне кажется, что, раз он отучился лишь половину срока и занятия идут так успешно, можно немного подождать…

Долгое время реб Борух Бер сидел, не говоря ни слова. Потом он произнес:

— Этот сон — очень хороший сон. Что касается возвращения Нохум Довида — если реб Яаков Йосеф хочет, чтоб он вернулся, значит, должно быть так. Я не хочу противоречить словам цадика.

В то же утро Папа отправил письмо Нохум Довиду, сообщая о своем решении. Он советовал покончить со сборами как можно быстрее.

Когда Дэви получая письмо, он не знал, что и подумать. Увидеть Папу и Маму, всех близких… Но как же с учебой?

Он пошел посоветоваться к Рош ешива. Тот хорошо знал Папу. Выслушав юношу, глава ешивы сказал:

— Нохум Довид, ты должен слушать отца.

Это была последняя точка, Нохум Довид отправился в путь.


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше