Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Везение или невезение в жизни определяется Всевышним. Нельзя гнаться за внешними факторами с целью реализации собственных желаний.

Человек склонен ошибаться в вопросе отношения к нему Всевышнего и списывает свои успехи и неудачи на внешние причины и факторы. Такая жизнь — сущее проклятие, сплошной источник боли и огорчения. И все его старания не приближают его к тому, к чему стремится его сердце. Иллюстрацией этой нашей типичной ошибки в оценке Б-жественного управления миром, может служить история царского сановника[1].

В час, когда пророк объявляет голодному народу, что завтра целые меры чистейшей муки, не говоря о ячмене, можно будет купить за гроши, сановник цинично замечает: «Ах, да? Всевышний возьмет и разверзнет небеса, чтобы сделать по-твоему?» На эту насмешку пророк отвечает: «Своими глазами будешь видеть, но отведать этого тебе не доведется». Так и было. Назавтра пророчество сбылось: пищи было вдоволь, а напирающая толпа попросту задавила сановника.

Но, положа руку на сердце, кто в наше время не задает, хотя бы про себя, вопрос сановника? Как он не поверил в обещание Творца, что завтра еды будет вдоволь и за бесценок, так каждый из нас сегодня не верит, что завтра его обеспечат всем необходимым. И всех нас беспокоят насущные проблемы завтрашнего дня, тогда как наши благословенной памяти мудрецы сказали: «Тот, у кого есть кусок хлеба в котомке, а он беспокоится, говоря “а чем я буду питаться завтра?”, страдает недостатком веры[2]». И пропитание человека отмеряется ему от Рош ашана до Рош ашана[3]. (Поэтому великие люди, как гласит Иерусалимский Талмуд[4], весь год чурались любых подарков). Однако при этом все мы почему-то избегаем наказания сановника.

Если вдуматься, все наши заботы связаны с тем, что мы пытаемся поторопить Творца. Это напоминает поездку в поезде. Можно представить себе пассажира, который будет пальцем подталкивать стенку своего купе, пребывая в уверенности, что этим он ускоряет ход поезда? Но точно так же ведем себя мы все, хлопоча о том, что уже улажено, и стремясь добиться того, что и так достанется нам. Ибо то, что нам положено, — уже положено, а то, что не положено, — переверни мы хоть весь мир, не продвинемся вперед ни на шаг.

А тот, кто не задумывается об этом и полагается на свое проворство, хитроумие и силу, своими действиями доказывает, что им движет тот же вопрос, что волновал царского сановника: «Ах, да? Всевышний возьмет и разверзнет небеса?!» Только этот риторический вопрос подгоняет его к действию — подсуетиться там, где Творец «мешкает», и он уверен, что если он не будет активно действовать и добиваться всего своими собственными руками, ему ничего не достанется с небес, и он останется как пустыня — незасеянная земля.

Эх, если бы только ему было известно истинное положение дел! Что человек ничего не может сам, и даже пальцем о палец не ударит, если об этом не было объявлено на небесах[5]. Вторжение одного человека в долю, предназначенную другому, невозможно даже на толщину волосинки. С другой стороны, даже если человек засунет руку в карман, чтобы достать три монеты, а достанет две, — это уже считается страданием[6].

Обладая этим знанием, человек перестал бы ссылаться на внешние факторы, слепо полагаться на знакомства и связи, а также на свою силу и разум. Не в этом источник его спасения. Зато у него есть железный мост — воля Творца. Вот решение всех его материальных проблем и всех жизненных вопросов! В противном случае вся жизнь человека превращается в погоню за внешними факторами во имя реализации своих желаний. И за всем этим стоит тот самый саркастический вопрос сановника. Но почему в данном случае он остается безнаказанным.

Но так ли это на самом деле? Увы, проклятие, обращенное к сановнику, действует и в отношении каждого, кто разделяет его убеждения. Своими глазами они видят чужое счастье, но отведать этого счастья им не суждено. Все почему? Потому что каждый полагает счастливым кого-то другого. Причем не только полагает, но просто уверен. Он это «видит своими глазами». У других. А вот добиться этого для себя ему не удается. «Отведать — не суждено». И каждый думает, что вот уж его соседу повезло, тот своего добился. В отличие от него самого. А сосед думает то же самое о своем соседе. И в этом состоянии сегодня пребывает все человечество! И главное отличие этого состояния от положения сановника в том, что тот, по крайней мере, по объективной причине не отведал того, что видел своими глазами, — погиб под натиском толпы. А мы являемся жертвами собственных иллюзий, игры воображения. Нам только кажется, что некто чего-то добился и счастлив, а этот некто думает то же самое про всех остальных (включая нас самих), и так далее. Получается, что наши собственные иллюзии лишают каждого из нас чувства удовлетворения и насыщения. Каждый чувствует, что еще не воплотил и половины своих желаний!

Но стоит человеку положиться на волю Всевышнего, твердо знать, что никто на свете не может ничего ни убавить, ни добавить к небесному постановлению, и тогда он сможет радоваться тому, что имеет, и не желать большего, поскольку человек не стремится к тому, что заведомо абсолютно недостижимо.

Но, представляя себе, что все окружающие добились всего, что они имеют, лишь крепостью и мощью своей руки, человек начинает следовать их примеру, уповать на крепость и мощь своей руки, и своими собственными руками призывает проклятие на свою голову. И каждому кажется, что у всех все есть, и лишь он — обездоленное исключение из правила. И никому не приходит в голову, что на самом деле, это заблуждение, которое разделяют все.

Кроме того, вопрос «Ах, да? Всевышний возьмет и разверзнет небеса?» возникает не только в связи с материальными заботами, но и в сферах духовных. Люди боятся полностью предаться Торе с ее требованиями всеми силами работать над собой, как работали над собой люди прошлых поколений, заботясь об исправлении каждой «волосинки». Они были готовы поступиться чем угодно, если это могло бы, хоть на волос пагубно отразиться на чистоте намерений. И ладно бы, речь шла об исправлении только тех недостатков, которые таковыми считаются в наше время. Но нет, требуется относиться с той же щепетильностью к любой тонкости, которая могла бы считаться изъяном в глазах мудрецов прошлых поколений. Как сказано: «Человек обязан спросить себя: Когда же мои поступки достигнут уровня поступков моих праотцев — Авраама, Ицхака и Яакова»[7]. А чтобы устоять на этом пути, необходимо отказаться от всех своих иллюзий и начать руководствоваться принципом: «Лучше всю жизнь зваться глупцом, но не быть злодеем в глазах Вездесущего даже один миг»[8].

И пусть никто вокруг не понимает, к чему вся эта работа над собой и самосовершенствование, и из-за чего будут считать человека, поглощенного этим, глупцом, даже этот позор того стоит — лишь бы не быть даже миг злодеем в глазах Всевышнего! Для этого необходимо стоять так прочно, чтобы никакая сила не смогла сдвинуть человека с места, быть готовым к постоянной борьбе и игнорировать все и вся, что мешает служению Творцу.

И вот весь этот необходимый путь пугает многих. Люди чувствуют, будто им не изменить своей натуры и дурных черт характера, что им не под силу отказаться от низменных привычек и решить, что так больше просто не может продолжаться. И даже зная, что минимальное самоотречение с лихвой окупится с Небес, главная трудность и испытание заключаются в том, что люди чувствуют, что отказаться от этого — выше их сил. Тогда они решают, что это, в принципе, невозможно, что это — не их уровень, и не верят, что кто-то другой смог достичь этой ступени. И вновь их настигает проклятие сановника. Видеть своими глазами человека, пошедшего на полное самоотречение, чтобы шаг за шагом покорить вершину горы Всевышнего, а самому оставаться копошиться у ее подножия и не удостоиться ничего отведать!

Это проклятие отличается от проклятия беспокойства за завтрашний день. Там, в материальных вопросах, преимущество окружающих только мнимое, кажущееся. Но в духовном плане можно видеть воочию, как кто-то, действительно, достиг завидного уровня, тогда как другой застрял внизу. Тут преимущество — реальное, а потому каждый должен быть готовым отречься от самолюбия и жажды почета. В конечном итоге, человек от этого ничего не потеряет, ведь почет и так бежит от того, кто за ним гонится. Так что лучше стоит следовать пути прошлых поколений, предаваясь всем сердцем работе над собой и исправлению каждой мелочи, стоящей на пути к бескорыстному служению Творцу с абсолютной чистотой намерений!


[1] II Мелахим 7.

[2] Сота 48.

[3] Бейца 17.

[4] Шкалим гл. 4.

[5] Хулин 7.

[6] Эрхин 16.

[7] Тана девей Элияу.

[8] Эдуйот 85.

С любезного разрешения главного раввина Литвы, р. Хаим Бурштейна


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше