Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Первосвященник, одетый в свои восемь одежд, символизировал весь мир в целом: ведь мир, подобно человеку, украшен и соразмерен, и все его части гармонично сочетаются друг с другом. И каждая из одежд первосвященника имела свой, особый смысл.

Циц, золотая табличка на лбу первосвященника, символизировал мир духовных сущностей, не связанных ни с чем материальным. Поэтому на нем было написано: «Святой для Б-га», поскольку духовные сущности «все они святые, все они ясные», тем более, что первым среди них является абсолютно святой Б-г благословенный.

Мицнефет, шапка, символизировала небесные силы: при надевании она окружает голову. А циц накладывался на нее сверху, чтобы показать, что движущим элементом небесных сил являются духовные сущности. Кроме того, два этих одеяния символизируют тот факт, что и небесные силы, и духовные сущности расположены высоко над материальной природой, которая неизмеримо ниже их. Поэтому оба они надевались на голову, на большом расстоянии от остальных частей тела.

А эфод, нагрудник с поясом, хошен, украшение эфода, и другие одеяния первосвященника символизировали элементы материального мира — возникающие и исчезающие. Эфод соответствовал всем тем предметами материального мира, которые состоят из нескольких стихий. Поэтому он был изготовлен из сплетенных вместе четырех видов нитей: голубой шерсти, пурпурной шерсти, алой шерсти и льна. И в этом указание на четыре первичных стихии и четыре структуры. И еще в них была вплетена золотая нить, символизирующая человеческий разум, проявляющийся только в самой сложной из всех структур материального мира. И на это же намекает способ изготовления материала эфода, который называется «тканьем», на Святом языке — хошев, что созвучно слову «размышление» и говорит о постижении через мысль и изучение. Два наплечника эфода с двух его сторон символизировали два края мира — западный и восточный. А два камня, укрепленные в этих наплечниках, с выгравированными на них именами сыновей Израиля, символизировали особый вид высшей человеческой структуры, то есть, народ Израиля. И поскольку эта структура — лучшая и высшая из всех явлений материального мира и больше подходит для принятия влияния свыше, чем любые другие люди и народы, имена сыновей Израиля помещены на наплечниках эфода, то есть, на самом высоком месте тела первосвященника, ближе всего к голове. Эти имена были выгравированы на двух камнях, слева и справа, чтобы первосвященник, воздевая руки для благословения народа, поднимал и эти имена.

Эфод завязывался сзади, а не спереди, и в этом тоже содержался важный символ: материальный мир, включая человека, располагается как бы позади первосвященника, но не впереди него, то есть, остается позади как нечто незначительное. Однако это относится не ко всему миру. В нем содержится некая особая часть: народ Израиля после принятия Торы. Б-г все время наблюдает за ним, «глаза Его и сердце Его на нем» во все дни. Этот символ заложен в хошен (нагруднике). Поэтому он прочно закреплялся на эфоде, что должно было указать на некоторую общность народа Израиля и остальных народов: все они относятся к нижнему, материальному миру и имеют человеческий облик. Кроме того, сыновья Израиля, как и все остальные люди, построены из четырех первичных стихий, объединенных с постигающим духом. И это единство символизирует материал эфода: золото, алая, пурпурная и голубая шерсть и лен. Поскольку народ Израиля после дарования Торы был разделен на четыре стана, хошен тоже должен быть квадратным, с четырьмя углами, и на нем должны быть укреплены четыре ряда камней с вырезанными на них именами сыновей Израиля. А поскольку народ Израиля объединяла Тора, полученная им через Моше-рабейну, и пророчество, которым они обладали, в хошен, символизируя это, должны были быть вложены урим и тумим. Слово урим происходит от корня ор, «свет» на Святом языке. Урим символизирует заповеди Торы, согласно сказанному (Мишлей 6): «Ибо заповедь — свеча, а Тора — свет». А слово тумим происходит от корня там, выражающего твердую уверенность в словах Б-га, без сомнений и двоедушия, «цельность». Поэтому тумим символизирует пророчество, о котором сказано: «Цельным (без порока) будь с Б-гом твоим». (И оба эти подарка народ Израиля получил через Моше-рабейну).

Поскольку первосвященник просил у Б-га искупления для народа Израиля, молился за него и рассказывал ему о будущем с помощью урим и тумим, Б-г повелел, чтобы он надевал меиль, верхнюю одежду, на полах которой должны укрепляться золотые гранаты и золотые колокольчики. О них Тора говорит: «И будет раздаваться звук, когда он будет входить в эйхал (помещение Святилища)», и этот звук символизирует слова первосвященника, то есть, его молитву.

Кроме того, Б-г повелел первосвященнику надевать рубашку, ктонет. Она символизировала служение первосвященника в Храме: он должен всегда быть готовым служить самоотверженно и расторопно, как будто он гол и бос и ничто его не стесняет. А еще он должен был надевать штаны, михнасаим, которые подчеркивали требование скромности и пристойности. И последней одеждой был пояс, авнет, указывающий на готовность первосвященника всегда бороться, препоясавшись, подобно богатырю, со своим злым началом. И теперь ты знаешь символику всех одежд первосвященника.

с разрешения издательства Швут Ами


Старым городом называют часть Иерусалима в пределах средневековых городских стен. Старый город — сердце Иерусалима и центр всего мира, ведь именно здесь стоял Храм и именно сюда устремятся все евреи, когда придет Машиах Читать дальше

Навеки мой Иерусалим 1.Британский мандат 1917-1948

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

В 1920 году верховная власть Великобритании в Палестине получила официальное признание в форме мандата, предоставленного Лигой Наций. Британия должна была управлять делами в стране до тех пор, пока коренное население — еврейское и арабское — не достигнет политической зрелости и готовности к независимому самоуправлению.

Навеки мой Иерусалим 4. Стена Плача

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Арабы творили там все, что им заблагорассудится, а английские военнослужащие, присланные британскими властями специально для поддержания порядка, при любом инциденте неизменно смотрели в другую сторону

Навеки мой Иерусалим 15. Папин завет

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Впереди — изрыгающие огонь мортиры, позади — банды арабов, и со всех сторон — снайперы. На этот раз чуда не произошло, море врагов не расступилось перед нами.

Навеки мой Иерусалим 2. Новый дом на старом месте

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

1948 год, Еврейский квартал Иерусалима захвачен врагами

Навеки мой Иерусалим 13. Мрачные пророчества

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Я старательно прислушивалась, пытаясь определить, кто же беседует в столь поздний час. Впрочем, это недолго оставалось загадкой, поскольку голоса становились все громче и громче.

Навеки мой Иерусалим 33. В обратный путь

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Снова была война, и вновь ожили наши воспоминания. Затхлая кладовая, мощные взрывы, кошмарные разрушения.

Навеки мой Иерусалим 32. Вид с горы Сион

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Смотровая площадка на горе Сион всегда была переполнена людьми. Может быть, героине удастся увидеть оставленный дом?

Навеки мой Иерусалим 3. Старый город

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Квартирка, которую мы снимали в Батей Махасэ, состояла из просторной жилой комнаты и маленькой кухоньки размером один метр на два