Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Творец сбрасывает душу в материальный мир, чтобы она смогла пройти испытания. Тора обязывает нас исполнять полученную миссию без передышки.

В Пятикнижии написано: «И оттачивай их для своих сыновей, и беседуй о них, сидя дома и идя дорогою, ложась и вставая». (Слова «и оттачивай» не всегда понимаются так; см., например, настоящее издание, глава 1, раздел 57. — Прим. пер.) Это выражение: «И оттачивай их для своих сыновей» говорит о Торе, и так объясняют его мудрецы Талмуда: «Стих требует, чтобы слова Торы были “остры” в устах твоих: если кто-то задаст тебе вопрос о Торе, ты не должен мямлить, а должен сразу ответить ему». (Во втором отрывке «Шма, Исраэль» есть похожий стих: «И преподавайте их сыновьям вашим, чтобы произносить их, сидя дома (…)» Этот стих также говорит об изучении Торы, согласно объяснению Талмуда (Брахот, 14, 2): «Научите ваших детей словам Торы, чтобы они могли повторять их». — Прим. сост.) Чего здесь требует от нас Тора? Она хочет, чтобы мы, сидим ли мы дома или отправились в путь, не отвращались от слов Торы, а произносили их всегда, как только выдастся свободная минутка. И говорится в трактате Авот: «Всякий, кто, идя по дороге, направляет свое сердце на суетное, повинен смерти». И в трактате Сангедрин, 99, сказали наши мудрецы, объясняя стих: «…ибо слово Б-жье презрел…»: «Стих имеет в виду человека, который был в состоянии изучать Тору, но не делал этого». Мудрецы Талмуда не сказали, что речь идет о человеке, который никогда в жизни не изучал Торы. Каждому из нас всякий час, когда он мог бы повторять слова Торы, но не делает этого, следует задуматься: уж не попал ли он, Б-же упаси, в категорию «слово Б-жье презревших»?!

В трактате Шабат, 31, сказано, что в час суда человека спрашивают: «Установил ли ты себе время для изучения Торы?» И наши законоучители постановили, что Талмуд здесь не имеет в виду, что, установив каждый день определенные часы для занятий Торой, на все остальное время своего дня человек освобождается от этой обязанности. Этого и не может быть: ведь в Мишне, в трактате Пеа, 1, сказано, что занятиям Торой не установлено четких временных границ, и объясняет Иерусалимский Талмуд, что речь идет не только о наименьшем, но и о наибольшем уроке. (Имеется в виду, что любой, самый непродолжительный урок Торы засчитывается как заслуга, а любой самый продолжительный не является достаточным. — Прим. пер.) Поэтому приведенные слова Талмуда означают, что установление ежедневного времени для изучения Торы — особая обязанность. Суть ее в том, что человек, даже очень сильно занятый заботами о пропитании, все равно обязан посвящать это время учебе, не пропуская его ни под каким видом. Но даже если он это делает, все равно все свое свободное время должен уделять только Торе и ничему другому. И даже если у него появилась возможность исполнить какую-либо заповедь, но есть кто-то другой, кто также может ее исполнить, не следует ради этой заповеди прерывать учения.

Почему же Писание возложило на человека столь суровый долг — ни минуты не отдыхать, ни на минуту не прекращать повторения слов Торы, даже в пути? Вот как можно это понять.

Разумному человеку не сложно будет осознать, что, если уж душа была послана из вышнего мира в этот и получила материальное воплощение, это было сделано с какой-то весьма важной целью. Представьте себе великого властителя, привыкшего жить во дворцах, полных наслаждений, и одеваться лишь в самые великолепные одеяния. Все дни свои проводит он в окружении сыновей и домочадцев, столь же богато разодетых, за накрытым столом, ломящимся от всевозможных деликатесов. И вот этот властитель посылает сына в далекую страну, скованную морозом. Придется ему там носить толстые тяжелые тулупы, общаться с простонародьем, есть грубые кушанья… Разве можно сомневаться, что сделано это ради некоей благородной и возвышенной цели?

Например, можно предположить, что в той стране встречаются драгоценные камни, которым нет равных во всем мире ни по размеру, ни по чистоте воды, и сияние которых заливает все вокруг. И камни эти в той стране можно увидеть на каждом углу, как у нас простые булыжники. Жители же тамошние, во-первых, вообще люди недалекие, а кроме того, всю жизнь привыкли наблюдать сияние драгоценностей и потому не обращают на них никакого внимания, считая, что и в остальном мире они также не в диковинку. Сын же министра, посланный в далекое путешествие, человек весьма разумный и хорошо разбирающийся в самых редких драгоценностях, которыми украшают царские короны. А в той стране, как мы уже сказали, везде можно найти такие камни и даже гораздо более ценные и по величине, и по яркости. Так что, проведя какое-то время в той далекой стране, наш молодой человек сможет собрать себе целое состояние. Когда же он вернется назад, ожидают его благосклонность и восхищение всего мира: никто ведь никогда не видел столь потрясающих драгоценностей, поэтому его коллекция будет единственной в своем роде.

И о том, что мы обсуждаем, можно сказать то же самое, да еще и в тысячи тысяч раз сильнее. Всем известно, что Царя царей всех царей, Святого, благословен Он, окружает почет и великолепие, а место пребывания душ Б-жьего народа — возле Престола Славы Его. Точно так же все знают, что Святой, благословен Он, относится к этим душам воистину как к своим сыновьям (согласно словам Писания: «Сыновья вы Г-спода, Б-га вашего»); и рассказали нам наши учителя благословенной памяти, что один час счастья, переживаемого в будущем мире, более сладок, чем вся жизнь мира этого.

И вот Он изгоняет души из столь защищенного и прекрасного обиталища подле Себя, отбрасывает их от средоточия Славы Своей вниз на столь невообразимую глубину — через мир созидания и мир перерождений в нижний мир. А этот мир — грубо материален, и в нем придется душе одеться в недостойные ее одежды, созданные из праха земного (речь идет о теле, которое одевает собой душу. — Прим. сост.), как сказано в Пятикнижии: «И создал Г-сподь Б-г Адама прахом, взятым из земли, и вдохнул в его ноздри дыхание жизни». Совершенно непонятно, как же такое могло приключиться? И недоумение наше должно еще усилиться, когда мы вспомним, каковы прекрасно известные нам проявления Вс-вышнего. Мы знаем Его как источник всего блага и всех милостей мира, и «милосердие Его — на всех творениях Его», и в особенности — на тех, кого Он считает своими сыновьями, кто назван в Писании «уделом Б-га» и еще многими разными словами, обозначающими любовь и привязанность. Как мог Б-г отдалить душу от Себя, извергнуть ее из вышнего мира, заставить преодолеть чрезвычайно долгий путь и в конце концов одеть в лохмотья и обноски так надолго? Да к тому же и пропитание, в котором здесь нуждается душа, также весьма грубое, выращенное из праха земного — это вовсе не те небесные кушанья, к которым она привыкла.

Ты неизбежно должен признать, что у всего этого обязана быть благородная и возвышенная цель, и в наших святых книгах эта цель обозначается. Дело в том, что, хотя действительно наслаждение души в духовном мире было ни с чем не сравнимо, оно все-таки было получено даром: душа ведь не могла ничего заработать, пока не оказалась в этом низком материальном мире. А в природе человека заложено неприятие такого положения. Даже если речь идет о сыне, живущем у отца, который, без сомнения, рад обеспечить его всем необходимым, все равно тяжело будет ему всю жизнь столоваться у отца и получать от него все блага, не заработав их. И ведь сейчас мы говорим лишь о положении, длящемся считанные годы! Насколько же тяжелее будет переживание всего этого в духовном мире, тянущемся тысячи тысяч лет — вечно! И если лишить душу возможности спуститься в этот мир, пришлось бы ей вечно наслаждаться незаслуженными подарками и были бы они для нее очень горьки, А раз так, понял Святой, благословен Он, что благо для души состоит в том, чтобы оказаться в месте, где она сможет заслужить себе награду и не быть вынужденной вечно принимать лишь подарки, не имея чем расплатиться.

Напрашивается вопрос: разве трудно было Б-гу как-нибудь устроить, чтобы человек мог приобрести заслуги исполнения заповедей и изучения Торы прямо там, в вышнем мире? Зачем нужно было делать так, чтобы ради этого душе приходилось спускаться в нижний мир? Ответ таков: награды достойно не действие само по себе, а тот труд и те испытания, которые преодолевает человек, исполняя заповеди. Если же человек свободен от своего материального тела и представляет собой чистую душу, он отчетливо видит величие Святого, благословен Он, и ощущает внушаемый Им трепет; и поэтому исполнение Его желания вообще не требует никакого напряжения сил. Он ведь видит, как ангелы Служения постоянно освящают Его великое Имя в страхе и трепете, собравшись в группы; и в каждой группе — тысячи тысяч их! Писание говорит: «Тысячи тысяч служат Ему, и десять тысяч раз по десять тысяч их предстоят пред Ним». Самим же этим группам ангелов просто нет числа, согласно свидетельству Писания: «Да можно ли подсчитать группы их?» И нет у них права провозглашать святость Творца во всякое время, когда захотят они, пока не разрешат им этого. Иногда они получают такое разрешение раз в год, иногда — раз в семилетие, иногда же — раз в пятьдесят лет (так сказали мудрецы Талмуда в трактате Хулин, 92). И разве трудно будет человеческой душе служить Б-ry благословенному, если она увидит, как все воинство небесное освящает Его имя в трепете?

А значит, и награды никакой за это человеку не будет. Б-г же, как мы видели, хочет, чтобы человек получил награду за свое Служение и не был вынужден есть хлеб свой даром. Именно поэтому Он низринул душу в нижний мир. Здесь же почет Б-ra скрыт от глаз, и ничего из того, о чем мы говорили, душа не видит. (Но она может постичь это, стоит лишь ей задуматься, согласно словам Писания: «Поднимите ввысь глаза свои и посмотрите, Кто сотворил это». — Прим. сост.) Кроме того, в этом мире создал Б-г «дух нечистоты», старающийся сбить человека с пути служения Б-гу благословенному и исполнения Его желаний, и одел Он душу в грубую одежду — человеческое тело, созданное из земли и снабженное своей собственной, животной душой. А она привносит в человека страсти, гнев и жадность, из-за которых разгорается внутри него война: Постигающая душа, то есть разум человека, противится всем этим душевным движениям, приходящим от животной души. И понимает душа человека, что эта борьба — не навсегда, что непременно придет время, когда материальное тело износится и все эти силы зла исчезнут; тело вернется в прах, человек же придет обратно к Б-ry. И все счастье человека состоит в выполнении желания Б-га, пока он еще здесь, — ведь именно для этого он здесь и оказался!

И эти битвы случаются не раз в год, не раз в месяц и не раз в неделю — война идет каждый день, с утра до вечера.

И Б-г, ради великой любви Своей к Своему народу и ради отцов наших святых, которых возжелал Б-г, полюбив их за то, что их Постигающая душа победила в этой суровой войне, — ради этого сошел Б-г на глазах всего народа на гору Синай, разговаривал с народом нашим лицом к лицу, заключил с ним союз и даровал ему Тору Свою святую. И, примкнув к ней, может человек быть уверенным: он наверняка победит в той войне, о которой мы говорили, и пребудет в обиталище вечно живых, с Г-сподом, Б-гом его, навсегда, и с радостью и в наслаждении великом обретет награду.

Но ведь времени почти и не отпущено: человеку определен лишь краткий срок пребывания на земле: «Дни нашей жизни — семьдесят лет…» И как же можно за это ничтожное время, проведенное в мире Действия, успеть заслужить награду, которой хватит для Вечного мира? Поэтому-то Тора и предупреждает нас о том, что некогда нам бездельничать, и такими словами предостерегает нас Писание: «…и произноси их (слова Торы. — Прим. пер.), сидя дома и идя по дороге…», а времени для ничегонеделания Тора вовсе не дала человеку. И известно, что каждый раз, выучивая новое слово из Торы, человек выполняет отдельную предписывающую заповедь, а всякий, кто выполняет всего лишь одну заповедь из Торы, приобретает себе ангела-защитника. А раз так — видим мы, что всего за день человек может исполнить несколько тысяч предписывающих заповедей! Если же он станет заниматься Торой постоянно — тысячи тысяч ангелов создаст он своим учением только за один год! А если собрать все годы его занятий вместе — не счесть ангелов этих и даже не представить себе их числа, так их много! И об этом говорит Писание в Притчах: «Богатство поможет приобрести множество друзей», — согласно объяснению Гаона из Вильно, речь здесь идет о богатстве Торы, которое «позволит приобрести множество друзей», то есть ангелов, которые возникают из каждого изученного слова Торы.

Таким образом, на тот вопрос, который мы задали вначале, получен исчерпывающий ответ. Человек непременно должен был спуститься в этот мир, чтобы затем вечно наслаждаться собственноручно заработанной наградой. И никак не избежать было необходимости сделать это непременно в нижнем мире, ибо именно здесь — место той жестокой войны, о которой мы говорили, и место победы в ней; и чтобы эта победа была нам обеспечена, повелел Б-г никогда не прекращать битвы, никогда не отдыхать от нее. Сейчас ведь мы находимся в месте, где человек может достичь счастья, в месте, где драгоценные камни просто валяются на улицах, и нужно лишь не лениться, собирая их.

Но человек по своей природе склонен забывать о том, как необходимы ему вещи, которые он видит рядом с собой постоянно. И к тому, что мы обсуждаем, это тоже относится: здесь, в этом мире, Тора и заповеди принадлежат всем, кто хочет взять их, без денег и всякой другой платы — а значит, человеку трудно понять, насколько они ценны. Можно привести такой пример. В некоторой стране драгоценные камни встречаются в огромных количествах, валяются на всех улицах. Естественно, никому не приходит в голову собирать их: они ведь и так есть везде!

Но это относится лишь к людям неразумным. Если же разум человека силен, а душа чиста от всяких наслоений этого мира, такой человек сможет задуматься о том, сколь бесценны эти драгоценные камни —

слова Торы и заповеди, и о том, что именно ради них он и оказался в этом мире, и отнюдь не навечно: лишь сегодня они принадлежат ему, пока он жив. И если он поймет все это — конечно, ни одного дня не потратит напрасно: постоянно будет собирать самоцветы и перлы бесценные и все силы станет тратить на то, чтобы набить ими сундуки свои. Ведь сказал уже царь Шломо, да пребудет он в мире: «Дороже она, чем перлы, и все сокровища твои не сравнятся с ней». Мудрецы Талмуда объясняют, что царь Шломо имеет в виду вот что: самые великие драгоценности этого мира, то есть бриллианты и жемчуга, не стоят одного слова Торы. А ведь всем известно, что царь Шломо прекрасно разбирался и в Торе (как сказано: «И стал он мудрее всякого человека»), и в драгоценных камнях (как сказано: «Собрал я себе серебра, и золота, и царских сокровищ»). И этот бесспорный специалист свидетельствует, что даже одно слово Торы больше стоит, чем все драгоценности мира. И о том же говорит царь Давид: «…более желанные, чем золото и многочисленные драгоценности».

И как же может быть, чтобы не загорелось в сердце человека желание собрать эти драгоценности? Ему ведь не нужно даже подвергать свою жизнь опасности, ныряя в морские глубины в надежде найти там жемчуг! Эти драгоценности все время вокруг него, во всякий день и во всякий час, и требуется от него лишь посвятить уста свои и сердце свое им, по слову Писания: «Ибо близко к тебе слово это весьма; в сердце твоем и в устах твоих — исполнить его».

И ради этой высокой цели должен человек выделить в доме своем некоторое место (в котором он сможет изучать Тору, не опасаясь, что его домашние отвлекут его. — Прим. пер.), и всякий раз, когда он свободен от дел, пусть сразу же направляется туда и найдет то, к чему стремится его душа, и тогда счастлив он будет, и будет ему благо в этом мире и в будущем.

Торат гa-Баит, 1


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше