Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Окружение ошибочно считало Ротшильдов аутентичными представителями еврейства. Однако ассимиляция прочно пустила свои корни в некогда религиозной семье.

Майер Аншель Ротшильд

Эмансипация принесла новые мысли и практику в еврейский мир, предоставила новые возможности отдельным евреям, но не всему еврейскому народу в целом. Прототипом еврейского успеха в современную эпоху, предшествовавшую Эмансипации, которую она фактически помогала формировать, была семья Ротшильдов. Это имя стало синонимом богатства, частных международных банков и проницательного политического суждения. Для масс еврейской бедноты, Ротшильд был героем, евреем, который добился благ во внешнем мире. А у неевреев, это имя вызывало зависть, враждебность, подозрение, возмущение, ревностное восхищение и сознание, что теперь отдельные евреи будут занимать выдающееся положение в обществе.

Значение семьи Ротшильдов, таким образом, далеко не ограничивалось их личной судьбой. В глазах многих они представляли еврейство. Но они не были готовы к такому чудовищному историческому бремени, поэтому большинство из них не несло ответственности за их историческую роль, еврейские корни и судьбу. Фактически Ротшильды установили стандарт для всех последующих «еврейских аристократов» в обществе, которые в девятнадцатом и двадцатом веках представляли еврейские интересы в мире, хотя их никто не выбирал для этой роли, и обычно они в интеллектуальном, моральном и религиозном отношении не подходили для этой задачи. Эта опасная, часто непродуктивная и упрямая позиция лидерства богатых евреев очень вредила еврейским делам в последующие столетия.1

Основатель дома Ротшильдов2 Майер Аншель Ротшильд (1743—1812) вначале хотел стать раввином, учился в ешиве в Фурте. Но в 1760 году после смерти отца вернулся во Франкфурт и начал карьеру торгового агента, а впоследствии банкира. Религиозный соблюдающий еврей, он использовал толерантный дух времени и установил важные связи с германским дворянством, особенно с Вильямом IX Гессенским. Так он стал работать для кронпринца Пруссии, а в 1806 году стал официальным придворным агентом Гессенской династии по инвестициям и ссудам. Он приобрел в Европе репутацию честного, надежного и проницательного финансиста.

Двое его сыновей, Соломон Майер из Вены и Натан Майер из Лондона послужили дальнейшему развитию династии. Натан в Англии сумел повторить германский успех отца и благодаря успеху своих дел во время наполеоновских войн стать ведущим капиталистом Британской империи. Его брат Соломон в Вене стал доверенным Габсбургов и помог финансированию австрийской железной дороги. Его ветвь фирмы также получила очень большие прибыли от беспорядка и бесконечной потребности в фондах у правительств во время наполеоновских войн. Так в 1815 году Ротшильды уже прочно обосновались в Германии, Австрии и Англии и обрели большое влияние в Европе. Два других сына, Карл Майер из Неаполя и Яаков Майер из Парижа, хотя и затененные успехом старших братьев, также установили постоянные ветви фирмы в Италии и Франции. Так возник международный частный банк.

Ротшильды создали эффективную систему коммуникации,3 и, оставаясь лояльными к правительствам и их деловым операциям в каждой из своих ветвей, были наднациональными по духу и идее. Поэтому оказывали успокаивающее влияние в Европе после Наполеона, стояли за выгодный мир и стабильность, за безопасность, противостоя риску войны и узким интересам. В девятнадцатом веке они стали первой банковской семьей Европы. В глазах евреев это скоро стало мифом, легендой. Большая часть семьи отошла от еврейского соблюдения, а некоторые из них — в основном женщины — заключили браки с неевреями. Тем не менее, еврейский народ в целом не обращал внимания на недостатки их характера и поведения. Ротшильды стали народными героями Израиля.

Существование преуспевающих не выкрестов — определяющих себя как евреи, хотя и не соблюдающих было важным ингредиентом в новом представлении о себе светских евреев в девятнадцатом веке. В еврейском фольклоре того времени, в Восточной и Западной Европе, общей темой была мечта стать «богаче Ротшильда». Но мечта не сводилась к богатству ради богатства. В ней была глубина и эфемерная цель. Это была мечта о физической свободе от преследований и страха, о терпимости и принятии в нееврейском мире, о праве использовать еврейские таланты во всех сферах и, делая это, оставаться евреем. Героем, идолом, целью был Ротшильд, а не Дизраэли, Гейне, Маркс. Эта мечта коренилась в еврействе весь девятнадцатый век и продолжалась в американском еврействе в двадцатом веке. В Америке эта мечта стала реальностью, где многие евреи стали ощущать себя «богаче Ротшильда».

1 Бароны де Гирш и Гинцбург — два ярких примера в девятнадцатом веке неправильного служения обществу неквалифицированных магнатов, какими были и многие лидеры американского еврейства в девятнадцатом и двадцатом веках.

2 Имя Ротшильд (красный щит) взято от красного щита на семейном доме, расположенном на Юденгассе, 148 во Франкфурте на Майне.

3 Курьерские голуби, курьеры, а затем кодированные телеграммы.

Моше Монтефиоре

Но, может быть, еще большим героем был в еврейском фольклоре Моше Монтефиоре, который также стоял за еврейский успех в девятнадцатом веке. Он был одним из ведущих финансистов и биржевых брокеров Лондона, и благодаря своим способностям к бизнесу, а также семейным и политическим связям в раннем возрасте приобрел большой капитал. В сорок лет он отстранился от дел и посвятил свою жизнь служению еврейскому народу. Монтефиоре был великим защитником своего народа и верным евреем, который строго придерживался требований религии, почитал крупных раввинов и подчинялся их решениям, сохраняя при этом присущую ему скромность.

Впервые он вызвал благодарность еврейского мира в 1840 году, возглавив выступление евреев в защиту жертв кровавого навета в Дамаске. В феврале того года там убили священника-капуцина и его слугу. Местная Церковь обвинила в этом евреев, уверяя, что они хотели взять их кровь для празднования Песаха (Пасхи). Несколько евреев, подвергнутых варварским мучениям, «признались» в преступлении и указали на других. Французский консул в Дамаске поддержал обвинение. Но Монтефиоре, который был в дружеских отношениях с королевой Викторией и лордом Палмерстоном, мобилизовал делегацию евреев из Англии и Франции при официальной поддержке Британии. В результате ему дал аудиенцию оттоманский правитель Сирии Мухаммед Али (1769—1849). Монтефиоре удалось освободить еврейских пленников из Дамаска и даже получить указ султана о запрете кровавых наветов против евреев, проживающих в его империи. Потрясающий успех прославил его и вызвал всеобщее признание еврейского мира.

Монтефиоре ездил по миру, добиваясь справедливости для своего народа. Его поездки в пятидесятых годах девятнадцатого века в Россию, а затем на Святую Землю стали легендарными. Он впервые приобрел для евреев земли вне стен Старого Иерусалима, начав тем самым процесс колонизации и восстановления еврейского суверенитета в Палестине. Весь еврейский мир присоединился к нему в праздновании его столетия в 1884 году. Ему подарили особую книгу с письмами крупнейших раввинов того времени и еврейских общин всего мира вместе с поздравлениями от правительств и крупных политических деятелей. После его смерти, его именем были названы многочисленные еврейские организации: учебные и благотворительные. Теперь трудно комуто стать в социальном служении еврейскому народу «больше Монтефиоре».

Кровавый навет — обвинение евреев в том, что они используют кровь христиан, особенно младенцев, для приготовления мацы (хотя в Торе несколько раз повторяется, что кровь, даже животных, запрещено употреблять в пищу) — был придуман две тысячи лет назад греками в Александрии. До сего дня эта клевета успешно использовалась для массового убийства евреев. И сегодня есть люди, которые думают, что это правда, мне приходилось слышать такое обвинение в Москве. — Г.С.


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше