Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Суд должен быть коллективным. В противном случае судья уподобляет себя Б-гу, что недопустимо.

4:10 Он же говорил: «Не суди в одиночку, ибо в одиночку судит только Один. И не говори: “Примите мое мнение”, — ибо они имеют на это право, но не ты».

Возникает вопрос. Нужно было сказать прямо: «Ибо в одиночку судит только Б-г»! Почему мишна сказала вместо этого, что в одиночку судит только Один?

Это наставление продолжает тему предыдущего и говорит, что человек не должен быть гордым в наставлении, то есть, не должен судить и определять закон Торы в одиночку.

А слова о том, что в одиночку судит только Один, означают, что, поскольку Б-г один, Ему подобает судить в одиночку. Но человек не должен судить в одиночку, потому что он не является единственным в мире.

На это ты можешь задать такой вопрос. Почему бы тогда не сказать, что человек не может и изучать Тору в одиночку, по той же причине — поскольку это может делать только Б-г?! И вообще получается, что человек ничего не может делать один! Ответ состоит в том, что суд существенно отличается от всех других дел. Суд — это установление справедливости, поэтому заниматься им должен только тот, кто, безусловно, в состоянии найти справедливое решение. А сделать это в одиночку может только Единственный. Человек же, не являющийся единственным, не должен искать решения в одиночку, именно потому, что в суде обязан непременно поступить по справедливости. Так что ни к чему другому, кроме суда, это рассуждение не относится.

И еще тебе следует знать, что судья тоже называется словом, означающим Б-га, например, в стихе (Дварим 1): «Ибо суд принадлежит Б-гу». Поэтому судье не следует судить в одиночку, ведь может создаться впечатление, что он желает полностью уподобиться Б-гу. Если он называется словом «Б-г», да еще и судит в одиночку, получается, что он полностью воплощает в себе Б-жественные качества, то есть, является настолько же единым, насколько един Б-г. Поэтому судить в одиночку подобает только Тому, Кто на самом деле един, но не человеку.

Когда ты станешь еще более мудрым, поймешь, почему мишна говорит, что в одиночку судит только Один. Тебе следует знать, что судья отделен от тех, кого судит, — в противном случае он не годился бы в судьи. Кроме того, как мы сказали, он называется «Б-гом», и это название относится к тому, кто действует в одиночку, — поэтому в рассказе о сотворении мира все время используется имя «Б-г». Когда некто действует в одиночку, его деятельность направлена на других, а не на него самого. Поэтому мишна здесь и говорит, что в одиночку судит только Один. Именно то, что Б-г един, дает Ему возможность судить в одиночку: Он отделен от всех творений и не берет никого из них Себе в партнеры. Будь это не так, Он не был бы единым, Б-же упаси! И то, что Он отделен от всех, само по себе уже означает, что Он судит всех в одиночку: ведь судить другого, как мы уже знаем, может только тот, кто от него отделен! И мы уже во многих местах разъясняли, что именно по этой причине Тора объявила, что родственники человека не могут быть ему судьями: ведь от своих родственников человек не может отделиться! Таким образом, Б-г способен быть судьей, поскольку Он един; человек же, принципиально не являющийся единым (и существующий в мире не в одиночку), не имеет права судить в одиночку. Ведь, пока он один, он не может отделиться от других людей, поскольку (Коэлет 4) «двое лучше, чем один, а тройная нить не скоро порвется». Таким образом, ни один человек, ни двое не могут стать полностью отделенными от остальных — это доступно только троим. А значит, и судить не могут ни один, ни двое. Ведь те, кого судят, — это тоже люди, и у одиночки непременно возникает связь с ними. Трое же в состоянии отделиться от всех остальных.

И это объяснение совершенно ясно тому, кто способен постичь слова мудрости.

В трактате Санхедрин (5а) говорится, что если человек доказал свою исключительную мудрость как судья, он имеет право судить и в одиночку. Это утверждение (не только не противоречит нашему объяснению, но, напротив) доказывает его. Такой человек имеет право судить только потому, что его разум достиг совершенной духовности, и отныне он не объединяется с другими людьми (даже будучи один). Но, тем не менее, даже такой человек отделен от остальных не в силу своей природы, а лишь из-за высокого уровня разума; поэтому для него неэтично пользоваться своим правом судить в одиночку, а следует проявить большую праведность, чем необходимо по закону (и пригласить двоих других людей быть судьями вместе с ним). Об этом говорит Талмуд (Бава кама 30а): «Тот, кто хочет стать праведником, должен исполнять требования трактата Авот».

Таким образом, тебе стал понятен смысл фразы ибо в одиночку судит только Один.

И не говори: «Примите мое мнение», — ибо они имеют на это право, но не ты. По-видимому, эта фраза обращена уже не к судье. Ведь ему нет никакой надобности требовать от тяжущихся принять его мнение — они и так обязаны это сделать (то есть, подчиниться приговору суда)! Кроме того, как тогда понять слова они имеют на это право? Ведь «тот, у кого суд забрал (последнюю) нательную рубаху, должен уйти из зала суда с радостной песней» (Санхедрин 7а)! (Ведь у него не отняли ничего принадлежащего ему, а лишь забрали украденное, а значит, освободили и от наказания — так это место трактует Раши).

Мишна здесь обращается к любому человеку, который разговаривает с другими и что-то им советует. Он не должен требовать и настаивать, чтобы собеседники приняли его совет. То есть, мишна утверждает, что невежливо и неэтично требовать, чтобы твой совет приняли: они имеют право сделать это добровольно, но не ты (их заставить). И это наставление продолжает тему предыдущего, в котором сказано, что человек не должен судить в одиночку, то есть, навязывать спорящим свое мнение, так как это позволено только единому Б-гу. Так и с советом: невежливо настаивать на том, чтобы люди его приняли. Они сами имеют право его принять, но ты не должен заставлять их, то есть, гневаться, если они откажутся это сделать, — это против правил поведения.

Можно, однако, понять эту фразу и как обращение к судье. Когда он видит, что спорящие не готовы принять его решение и думают, что он изначально решил оправдать одного из них и осудить другого, он не должен говорить им: «Примите мое мнение, поскольку я рассудил справедливо!» Если он видит, что проигравший подозревает его в пристрастности, ему следует объяснить свою точку зрения, чтобы обе стороны поняли, на чем она основана. Тогда слова ибо они имеют право, но не ты следует понимать так: тяжущиеся имеют право принимать или не принимать мнение судьи, хотя и не имеют права оспаривать постановления суда. Они должны сами принять приговор, а ты, то есть, судья, не имеешь права заставлять их.

с разрешения издательства Швут Ами


Пророк Моше в своей прощальной, напутственной речи, дает народу важные указания относительно судей и судебной системы, царя и многого другого. Читать дальше