Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Эмансипация привела к возникновению реформистского течения в иудаизме. Его лидеры призывали отказаться от практических заповедей и называли себя немцами Моисеевой веры.

Второй и более резонной возможностью экономического и социального продвижения, кроме крещения, многие евреи видели реформированный иудаизм. Считая, что традиционный иудаизм не имеет будущего в современности и напуганные крещением многих евреев, лидеры еврейской Реформы стали лихорадочно приспосабливать древнюю веру к быстро меняющемуся обществу. Они основывали свое будущее на идеалах девятнадцатого века, жертвуя так тяжело заработанным национальным опытом и историческими истинами, обретенными в течение трех тысяч лет. Они .ставили на кон и проиграли.

Первый реформистский темпл1 был открыт в Сесене (Германия) в 1810 году. Израиль Якобсон, который возглавил его, ввел там орган, смешанный хор (что запрещает традиция), немецкие церемонии, немецкие песни, немецкие молитвы и церковные одеяния для ритуала. В Берлине темпл был открыт в 1815 году, а в 1823 году его закрыло правительство, издав эдикт: «богослужение евреев следует выполнять согласно традиционному ритуалу без малейших изменений в языке, церемониях, молитвах и песнях».2 Но Реформа продолжала расти и, несмотря на большую оппозицию раввинов,3 добилась контроля над многими еврейскими общинами Германии.

Лидером Реформы в борьбе за власть был Авраам Гейгер, активный член общины Бреслау. Радикал, он полностью отрицал талмудический иудаизм. И даже говорил о необходимости отменить все установления иудаизма. Еще более радикальным был Самуэль Гольдхайм, он возглавил потом реформистскую конгрегацию Берлина. Он выступил против обрезания, покрытия головы во время молитвы, ношения талита (ритуальной накидки с кистями) и шофара в Рош аШана. А также использования еврейского языка, веры в Мессию, упоминания Циона (Храмовой горы), Иерусалима и Страны Израиля в службах («у нас нет иной родины, кроме страны рождения и гражданства»), а еврейский шабат Гольдхайм перенес с субботы на христианское воскресенье.

Немецкая Реформа, кроме того, отменила «автоматическую солидарность со всеми евреями». Поэтому она не играла активной роли в протесте 1840 года по поводу кровавого навета в Дамаске и последующего за этим погрома.4 К середине девятнадцатого века реформизм сместил с трона Иерусалим ради Берлина.5Последователи Реформы больше не называли себя евреями, а «немцами Моисеева вероисповедания».

Первоначальный успех реформистского иудаизма вызывал шок у традиционных раввинов. Но все их усилия остановить новое движение не увенчались успехом. Наоборот, их оппозиция только предоставляла возможность их эмансипированным врагам обвинять на этом основании традиционных евреев в нетерпимости, отсталости и глухоте к социальным переменам. Это было особенно верно, когда германское государство стало поддерживать Реформу, начиная с 1830 года.6

Но реформизм отрицал не только сущность традиционного иудаизма. В еще большей мере ему претил образ, отличавший традиционного еврея: традиционные бороды и черные одежды, характерные жесты рук и движения глаз, еврейские диалекты. Все это нужно было устранить, чтобы быть принятыми в цивилизованное европейское общество того времени. Поэтому в духе евангелического фанатизма Реформа принялась искоренять в еврейском народе традиционный образ еврея, он стал для реформистов объектом враждебности. Нетрудно представить себе ответную реакцию ортодоксальных евреев. Между ними возникло напряжение и глубокое разделение. Рост ассимиляции и Просвещения сделал реформистский иудаизм еще более радикальным и менее еврейским. Последователи реформизма стали универсалистами6, он приобрел черты социально-политического движения, полностью отошедшего от традиционных ценностей еврейской жизни.

В девятнадцатом веке немецкий и американский реформизм настолько утратил еврейские литургические, ритуальные и теологические черты, что в нем почти ничего не осталось от общей еврейской цели. Не желая поддерживать традиционное мнение об «избранном народе», реформисты стали придумывать, чем бы оправдать продолжение существования евреев как особой общины, в то время как христианские либералы пытались обратить евреев в более «просвещенную» и «прогрессивную» форму религии (христианство). Для ответа на это реформистские раввины идеологизировали иудаизм, представив его как одну из нескольких передовых религий, главная цель которого научить евреев универсальным моральным принципам, воплощенным в христианстве. Так они наполнили «избранность» новым содержанием. Смыслом еврейского существования теперь стала миссия — принести человечеству высшие моральные идеалы, ведя примерную нравственную жизнь и широко участвуя в жизни общества, в его мероприятиях и движениях. Только призывом к этике и справедливости могли реформистские мыслители оправдать сохранение иудаизма, который они лишили «неразумных» качеств: древних законов, «примитивных» ритуалов, вышедших из моды символов и отошедшего в прошлое представления о себе.7


1 «Храм» — они до сих пор не используют традиционных еврейских названий: синагога, бейт кнессет, бейт мидраш, шул. — Г.С.

2 Там же. Это правительство боялось либеральных влияний, поэтому противилось реформе. Ортодоксальные евреи скоро узнали на горьком опыте, что обращение к властям с целью укрепления традиции, опасный, если не глупый прецедент. Правительство ненадежно и нередко злонамеренно. С 1824 года и далее все эдикты германских властей по еврейским вопросам были такого рода: «прекратить насилие в синагогах и ввести реформы». Это правительство тоже потом стало либеральнее и приветствовало изменения в обществе.

3 Ее возглавляли раввины Барух Озер, Моше Яффе, Йехиэль Спайер и Ицхак Бернес из Гамбурга, С. Тиктин из Бреслау, Соломон Триер из Франкфурта и Майер Вайль из Берлина.

4 В отличие от реформистского движения Франции, которое вступилось за сирийских евреев.

5 Смотри пугающее пророчество рава Меира Симхи Акоэна из Двинска (о грядущем уничтожении евреев) в его комментарии Мешех Хохма к Торе (написанном в 1909 году), Левит (Ваикра) 26:44,

6 Захария Френкель, который тоже был «просвещенный» (консервативный иудаизм называет его своим духовным отцом), комментировал, что «это (реформистское) общество нельзя считать еврейским; оно принадлежит к иудаизму как ко всякой другой религии».

7 Такой политики стали придерживаться некоторые княжества Германии, которые хотели либерализации общества и религии, более просвещенной атмосферы в стране.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.