Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Богатырь — это тот, кто покоряет своё влечение ко злу в момент, когда близок к совершению греха»Виленский Гаон
Главный сефардский раввин Израиля Овадья Йосеф – главе правительства Ольмерту, нанёсшему ему визит: «В Сдероте страдают дети, Вам необходимо действовать, чтобы исправить положение»

Главный сефардский раввин Израиля Овадья Йосеф – главе правительства Ольмерту, нанёсшему ему визит:

«В Сдероте страдают дети, Вам необходимо действовать, чтобы исправить положение»

«Я соскучился по этому дому, по книгам», сказал Ольмерт, пробираясь мимо переполненного книжного шкафа рава Овадьи. Когда Ольмерт попросил, чтобы ШАС поддержала кандидатуру Переса на президентских выборах, рав ответил: «Соберём Совет Мудрецов и решим».

Жители Ар-Нофа знают: если улица Каблан раз за разом превращается в «стерильную» территорию с большим количеством телохранителей, значит выборы – президента или главы правительства – всего лишь вопрос времени. В прошлую пятницу «безопасность» наводили, потому что к раву приехала кандидат в президенты и председатели Кнессета Далья Ицик. Несколькими днями раньше паломничество совершили кандидаты Шимон Перес и Реувен Ривлин. Не одновременно, разумеется.

Однако на этой неделе уровень «безопасности» побил все рекорды. В 10.30 утра глава правительства Эхуд Ольмерт, окружённый кольцом советников и телохранителей, прибыл в дом самого уважаемого сефардского раввина, лидера партии ШАС рава Овадьи Йосефа. Вязаная кипа, которая хорошо запомнилась всем ещё в весёлые дни на Кикар-Сафра, когда тот был мэром Иерусалима, прекрасно сидела на голове главы правительства. В доме, как и планировалось, его ждали члены его правительства – министр промышленности, торговли и занятости р. Элиягу Ишай и министр связи р. Ариэль Атиас. Эту встречу долго готовили, говорят в канцелярии главы правительства, и даже откладывали несколько раз.

«Я соскучился по этому дому, по книгам», сказал Ольмерт сопровождающим, осторожно пробираясь мимо переполненного книжного шкафа главного сефардского раввина.

Известно, однако, что Ольмерт пришёл сюда не потому, что соскучился, а затем, чтобы обеспечить свои интересы и политическую безопасность. И это он, так сказать, «не то чтобы получил» на этот раз.

Ольмерт хотел обсудить будущее коалиции, насущные политические вопросы; кроме того, он пришёл сюда ради членов своей партии. Чтобы чётко ответить им – особенно Пересу – на вопрос вопросов, который не даёт им покоя: чью кандидатуру в президенты действительно поддержит ШАС? Однако рава Овадью беспокоило другое. «Положение в Сдероте тяжёлое», сказал он Ольмерту. «Дети страдают и живут в постоянном страхе. Так не может продолжаться, Вы должны предпринять что-то, чтобы исправить положение».

«Не видно конца этому», продолжал рав Овадья. «Необходимо прекратить эту историю на севере. Надо действовать со всей силой, но одновременно и со всей мудростью и приложить к этому максимум усилий».

В течение встречи, которая продолжалась около 25 минут, рав Овадья Йосеф напомнил Ольмерту о старом долге: в коалиционном соглашении между ШАСом и Кадимой записано, что часть денег, «урезанных» из пособий на детей и стариков, будет возвращена. Но этот пункт всё ещё не выполнен.

Затем рав Овадья попросил главу правительства предоставить исключительные полномочия раввинским судам, находящимся в подчинении Совета Главного Раввината.

Менее тёплый, чем прежде, приём рава Овадьи стал не единственной неприятностью Ольмерта. Слух о прибытии главы правительства очень быстро распространился, и его противники, собравшись возле дома рава Овадьи, устроили демонстрацию. Кто-то непрерывно кричал в окно: «Ольмерт, убирайся домой!».

Только к концу беседы Ольмерт приободрился и заговорил о приближающейся гонке за званием «гражданина № 1»: «Мы хотим, чтобы рав дал распоряжение членам Кнессета из партии ШАС голосовать за представителя Кадимы, Шимона Переса», сказал он. Рав Овадья ответил, что он «уважает и ценит Переса, однако, созовём Совет Мудрецов и решим».

А до тех пор Шимону Пересу остаётся лишь продолжать молиться.


В недельной главе Шмини излагаются события восьмого дня подготовки коаним к их миссии: в этот день Аарон и его сыновья впервые приступили к служению в Храме. Читать дальше

Пять причин, по которым сыновья Аарона заслужили наказание смертью

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Сыновья Аарона неподобающим образом отнеслись к Святая Святых. Тора подчеркивает, что этот проступок был страшным.

Избранные комментарии к недельной главе Шмини

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Одна общая цель всех требований, символически предъявляемая нам церемониями жертвоприношений — это не оставлять в наших сердцах места для «дурного побуждения»

На тему недельной главы, Шмини 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Похвала должна быть искренней и конкретной. Выражение «он хороший мальчик» зачастую раздражает родителей, которые хотят убедиться, что учитель не отделывается общими фразами, а действительно хорошо знает их ребенка. Хвалить нужно действия человека, упоминая его достижения и успехи.

Глава Шмини

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Планы Надава и Авиhу возглавить еврейский народ выражались в форме, явно неуважительной для Моше и Аарона

Мидраш рассказывает. Недельная глава Шмини

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Не быть жестокосердным. Шмини

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

«ШМИНИ» («ВОСЬМОЙ»). Из чего мы состоим?

Рав Бенцион Зильбер

Глава описывает события, которые произошли на восьмой день («И было в восьмой день») с момента подготовки коаним (священнослужителей) к служению в Храме. В этот день (он пришелся на первое нисана второго года по выходе евреев из Египта) Аарон и его сыновья впервые приступили к служению в Храме. Огонь на жертвеннике, куда были возложены требуемые законом жертвы, был зажжен не коаним, а спустился с Небес, что свидетельствовало о присутствии в Храме Шехины Всевышнего. При открытии Храма погибли два сына Аарона, совершившие ошибку при вознесении воскурений. Аарону и остальным его сыновьям Всевышний приказал не соблюдать траура, несмотря на постигшее их горе. Заключительная часть главы посвящена законам о разрешенных евреям в пищу (кашерных) и не разрешенных в пищу (некашерных) животных, птицах и рыбах, а также некоторым законам о ритуальной чистоте и нечистоте.

Глава Шмини

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Две причины гибели сыновей Аарона, упомянутые в Мидраше: они, идя за Моше и Аароном, говорили: «Когда умрут старцы эти», и не создали семьи.