Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Наверно, вам приходилось читать о детях, которые остались без присмотра взрослых и стали жить где придется и делать что попало. Курить они начинают, не спросив у мамы разрешения, а о школе и думать забыли.

Школа по-еврейски «шул». Маленькие дети и седые старики молятся там и учат Тору. В местечке было просто. Там одна-две улицы, и по какой бы ни пошел ты, шул тебе не миновать. В Нью-Йорке оказалось совсем не так. Улиц безумно много, и на каждой кино, магазины, конторы, университеты. Ничего удивительного, что евреи забегали туда — то ради заработка, то из любопытства. В конце концов, это делалось привычкой: ходить куда угодно и не ходить в шул. У этих евреев подрастали дети, и они только краем уха слышали о шул, не зная толком, что это такое. Как и родители, они постепенно привыкали без устали носиться по улицам.

При этом они открывали фабрики верхнего платья и нижнего белья.

Преподавали музыку и математику.

Становились адвокатами и защищая на суде человека с итальянской фамилией, который в воскресенье после завтрака прострочил из автомата трех своих старых друзей и восемь их племянников, доказывали, что он не виноват, потому что в детстве тяжело болел свинкой.

А также делались врачами и лечили друг другу нервы, так как от этой суеты может сама собой дергаться левая щека, что иногда помогает отпугнуть грабителей.

Словом, это были настоящие уличные мальчишки, которых носило туда-сюда.

Один из них был профессором химии. Приятель привел его к Папе в гости. Папа посмотрел на хорошо одетого человека и приветствовал его странной фразой:

— Снимите, пожалуйста, ваш пиджак… Профессор широко раскрыл глаза от удивления.

— Я хочу проверить его на «шаатнез», — объяснил Папа.

Профессор знал все про белки и углеводы, а слово «шаатнез» слышал впервые. Ему стало стыдно своей необразованности. Он снял пиджак и вручил Папе. Тот вспорол подкладку воротника, вырвал несколько нитей и стал их тщательно исследовать. Потом воскликнул:

-Шаатнез!

Профессор перебирал в памяти названия всех микробов, которых он знал. Ни один не носил такой клички. Папа объяснил, что шаатнез — это смесь шерсти и льна, которую Тора запрещает.

— Вам нельзя пока носить этот пиджак, — вынес Папа диагноз. — Не волнуйтесь, у меня есть портной, который удалит шаатнез очень аккуратно, и пиджак будет как новый. А пока берите мой!

Наверно, профессор в эту минуту думал о том, как бы оказаться отсюда подальше. Но, когда его мечта исполнилась, он, против своей воли, стал думать о Папе. И о Торе. Кто нам ее дал. В конце концов, он появился у Папы снова, и еще раз, и еще. Они говорили о законах Торы, о том, что ее должен учить каждый еврей, независимо от того, чем он занимается. В Америке профессора каждый седьмой год свободны от лекций. Папа уговорил нашего профессора провести этот год, изучая Тору в польской ешиве. И тот согласился.

Он переплыл океан. Он сошел на берег в Гамбурге, и, поменяв несколько поездов, оказался пассажиром телеги, которую трясла по ухабам сонная лошадь. Он ступил на мостовую маленького города, где польский жандарм задирал нос гораздо выше вице-президента, а евреи совсем не понимали по-английски. И он, к своему удивлению, заговорил с ними на идиш, которого почти не знал, и все-таки знал, оказывается. Ему показали ешиву. Он вошел в нее и, спустя короткое время оказался рядом с новыми товарищами за длинным столом. Перед ним лежал Талмуд. Первый лист упруго отогнулся вправо и указательный палец лег на узкий черный столбец еврейских букв с бисером комментариев по обе стороны. Вдумываясь в их смысл, профессор почувствовал, что, наконец, не надо никуда спешить. Улица кончилась. Он оказался дома.


Эту молитву читают стоя, не сходя с места и не отвлекаясь, с сознанием того, что молящийся предстает перед Вс-вышним — Царем царей. Амиду читают ежедневно три раза в день, и это приурочено ко времени выполнения служений в Иерусалимском Храме. Читать дальше

Молитва Шахарит. Молитва Шмоне Эсре

Толдот Йешурун,
из цикла «Еврейские молитвы. Перевод сидура»

Предлагаем вашему вниманию основную часть утренней молитвы, которая носит название «Амида» или «18 благословений» Эту молитву произносят шепотом, стоя, отсюда и ее первое название (на иврите глагол «лаамод» означает «стоять»).

Молитва Маарив. Молитва Амида, окончание молитвы

Толдот Йешурун,
из цикла «Еврейские молитвы. Перевод сидура»

Вечернюю молитву читают после выхода звезд. Она состоит из благословений до чтения «Шма Исраэль», после чего следует молитва «Амида».

Про дополнительные вставки в молитвы в «Десять дней Раскаяния»

Рав Ицхак Зильбер

В последний месяц года мы должны каждый день подумать и вспомнить, что мы сделали не так, что нам нужно исправить

Тайна восемнадцати благословений. Сосредоточение во время молитвы

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Кому-то может показаться, что просьбы направлены к всемогущему роботу, приводящему в мир землетрясения, автомобильные катастрофы, ураганы... Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

Кицур Шульхан Арух 18. Законы молитвы «Шмонэ Эсрэ»

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Тайна восемнадцати благословений. Благословение первое

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Сравнив Всевышнего с кем или чем бы то ни было, мы неизбежно уподобимся малышу, лепечущему: "Всевышний – как мой ребе!". Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

О порядке дня и молитвы

Раби Моше Хаим Луццато РАМХАЛЬ,
из цикла «Дерех Ашем»

Тайный смысл некоторых ежедневных обрядов, заповедей и молитв.

Продавец алмазов

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Молитва стала неотъемлемой частью нашей жизни . Выделяя для неё драгоценное время, мы вправе спросить: что же, в сущности, такое молитва, какой она должна быть, и как использовать её до конца? Что сказать о хозяйке, еженедельно пекущей халы, равнодушной к их качеству? Хозяйке, не стремящейся совершенствовать мастерство? Затратив столько сил, возлагая столько надежд, можно ли с безразличием отнестись к результату? Цель этой книги — понять: что происходит во время молитвы? Какие возможности открываются, что за трудности стоят на пути? Молитва — не ещё одна нагрузка (стирка, уборка, а теперь и молитва), но радость и удовольствие. Молитва приятна и сладка. Вкусив из этого плода, мы будем искать свободную минутку, чтобы отведать от него ещё. Мы ощутим неизбывную потребность постоянно окунаться в эти прохладные воды, чтобы, ощутив прилив новых сил, провести наш день, со всеми его трудностями, полными оптимизма и уверенности в успехе.

Врата молитвы 5. Стояние

Рав Шимшон Пинкус,
из цикла «Врата молитвы»

Повторение молитвы

Таблица законов прерываний во время молитвы

Рав Йеуда Володин

Что делать, если опоздал на молитву или молишься медленно? Когда можно отвечать «амен» на молитву кантора и общины, а когда нельзя?

Тайна восемнадцати благословений. Что мешает молитве?

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Сказать, что у девяноста девяти процентов молящихся сложности с сосредоточением в молитве, было бы неправдой. Эта проблема затрагивает все сто процентов молящихся. Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

Тайна восемнадцати благословений. Благословение шестое. Просьба о прощении

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Только Всевышний может разрешить вернуть, как в шахматной игре, безответственные шаги назад... Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"