Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

3:12

Он же часто говорил: «Если дел человека больше, чем мудрости, его мудрость сохраняется; а если мудрости человека больше, чем дел, его мудрость не сохраняется».

Знай, что это высказывание подобно и равнозначно приведенному перед ним о том человеке, страх которого перед грехом предшествует мудрости и т.д. Здесь мишна тоже объясняет, что для того, чтобы мудрость была устойчивой, она нуждается в опоре. (Мишна предостерегает против) мудрости, которую человек приобрел до того, как познал явления мира такими, какие они на самом деле.

И это действительно подобно постройке. Ведь мудрость — это не сам человек, это возведенная им постройка. Человек телесен, и потому духовный разум не может быть им самим, а может быть лишь выстроен как нечто внешнее. И как материальное строение может упасть, так может рухнуть и строение мудрости, те понятия и знания о мире, которые человек приобрел. Из этого ясно, что мудрость — это нечто, что прибавляется к человеку, как строение — нечто, добавленное к земле, на которой оно стоит.

Предыдущая мишна разъяснила, что основа мудрости — страх перед Б-гом, и мы уже говорили, что причина здесь в том, что Б-г дает существование всему миру, как причина дает существованием всем своим следствиям. И там, где есть страх перед Б-гом, Он, основа и причина всего, дает силы и само существование творению, то есть, человеку, и так может существовать и человеческая мудрость. Кроме того, (мы сказали, что) Б-г — основа мудрости, ибо она возвращается к Нему и возле Него — ее обитель. Поэтому мудрость — связующее звено между Б-гом и человеком, поскольку через мудрость человек соединяется с благословенным Б-гом; и это уже подробно разъяснялось. Таким образом, мудрость строится на двух основах. Первая из них — это благословенный Б-г, вместе с Которым пребывает мудрость и Который, тем самым, является ее фундаментом. Вторая же основа — это душа, которая принимает мудрость и несет ее на себе. Человеческая мудрость должна непременно покоиться на двух основах: причиной ее является благословенный Б-г, а фундаментом служит душа человека, на которой она должна быть выстроена, подобно тому, как для постройки здания необходима почва, на которой оно будет стоять. И то, что мудрость, как мы уже сказали, — посредник между человеком и Б-гом, тоже доказывает, что она нуждается в них обоих.

Поэтому мишна начала с того, что (в предыдущем отрывке) сказала: если страх человека перед его грехом предшествует его мудрости, его мудрость сохраняется. Раби Ханина, сын Досы, указал тем самым, что для мудрости необходим страх перед грехом, благодаря которому мудрость связывается со своей причиной, то есть, с благословенным Б-гом, и может существовать. Мы уже разъясняли, что суть страха состоит именно в том, что благодаря ему человек признает Б-га причиной, а себя — ее порождением. Теперь же мишна говорит о таком человеке, дел которого больше, чем его мудрости, поскольку дела — прерогатива души, и с их помощью она очищается и приобретает заслуги. И когда душа человека с помощью поступков очистилась и приобрела заслуги, тогда он стал той основной, на которой может покоиться мудрость. Но когда мудрости больше, чем дел, получается, что он строит на фундаменте, то есть, душе, больше, чем тот способен выдержать, а потому его мудрость не сохраняется. Теперь ты можешь понять, что разум, который развивает в себе человек, подобен строению, которое на чем-то держится. И когда две его опоры, то есть, принимающая его душа и благословенный Б-г, дающий прочность самой постройке, недостаточно крепки, это здание не сможет существовать.

Так следует понимать предыдущую мишну: Если страх человека перед грехом предшествует его мудрости, его мудрость сохраняется; а если мудрость человека предшествует его страху перед грехом, его мудрость не сохраняется, — а также и нашу мишну: Если дел человека больше, чем мудрости, его мудрость сохраняется; а если мудрости человека больше, чем дел, его мудрость не сохраняется.

На это часто спрашивают: нам известны многие народы, чья мудрость значительно превышает их добродетели, и все же она сохраняется!

Несомненно, на этот вопрос нетрудно ответить. Есть люди, способности которых к восприятию мудрости столь велики, что их мудрость сохраняется даже без помощи заповедей и добрых дел. Способности сами по себе — весьма важный фактор. Мишна же, требующая, чтобы страх человека перед грехом предшествовал его мудрости, говорит об обычных людях. Кроме того, фраза мишны о мудрости, которой должен предшествовать страх перед грехом, имеет в виду только мудрость Торы, которой другие народы вообще не могут обладать. Эта мудрость более всех прочих нуждается в основании, поскольку Тора — Б-жественна и чрезвычайно далека от человека. Мы ведь уже говорили, что главная причина, по которой мудрость в подобном случае не может существовать, состоит именно в огромном расстоянии, разделяющем мудрость и самого человека. Поэтому она даже может рассматриваться как особое строение, а не часть человеческой личности. А это можно сказать только о Торе, воплощающей в себе Б-жественную, а не человеческую мудрость; поэтому Тора и нуждается в прочной основе, без которой не может существовать (в нижнем мире) в своем качестве Торы (Учения). Кроме того, душа должна быть подготовлена к восприятию этой Б-жественной мудрости. К человеческой же мудрости, такой, как мудрость других народов, все это не относится: ведь она, несомненно, подобает человеку как таковому! Кроме того, мудрость других народов никак не ведет к Б-гу, не основывается на Нем и не стремится к Нему. Все это — свойство одной лишь Торы. И все это теперь ясно.