Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«И Вс-вышний прислушивается к жалобе бедняка, как сказано: «…и крик бедных услышит Он». Поэтому следует остерегаться вызвать их жалобы, ведь с ними заключен Б-гом союз, как сказано: «И будет, когда он закричит ко Мне, услышу Я, ибо Я милосерден».»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Заповедь давать цдаку крайне важна. Ее исполнение является одним из факторов, приближающих избавление. Сколько, когда и кому надо помогать материально?

Склонность к добру, к благодеянию (цдаке) присуща потомству Авраама, как сказано: «Ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя ходить путями Г-спода, творя добро и справедливость…» (Брейшит, 18:19). И еще: «Добро и справедливость более угодны Всевышнему, нежели жертва» (Мишлей, 21:3). Наши мудрецы говорят, что избавление еврейскому народу придет благодаря тому, что евреи будут выполнять заповедь цдаки, как сказано: «Сион будет искуплен правосудием, а раскаявшиеся его — благодеянием» (Йешаягу, 1:27).

Тора прямо предписывает оказывать помощь бедному, даже если он нееврей: «Если обнищает кто-либо из братьев твоих… открой ему руку свою…» (Дварим, 15:7,8): «Если брат твой обеднеет… то поддержи его, пришелец ли он или поселенец…» (Вайикра, 25:35).

Тот, кто отворачивается от нищего, просящего милостыню, нарушает заповедь Торы: «…не ожесточи сердца своего и не сожми руку свою перед нуждающимся братом твоим» (Дварим, 15:7).

Каждый должен помогать бедным в соответствии со своими возможностями. Если человек сам живет на благотворительные средства, он обязан дать нищему хоть что-нибудь, пусть самую малость. Его дар имеет такую же ценность, как и щедрое подаяние богатого. Но если бедняк едва сводит концы с концами, он не должен жертвовать, поскольку поддержание собственного существования и существования своей семьи имеет преимущество перед помощью другим.

Средний размер цдаки — десятая часть годового дохода. Отчисления делаются после уплаты налогов.

Помощь родителям, если они нуждаются в ней, тоже рассматривается как соблюдение заповеди благодеяния. Давать цдаку бедным родственникам предпочтительнее, чем другим беднякам своего города, беднякам своего города — предпочтительнее, чем беднякам других городов, а беднякам Святой земли — чем беднякам других стран.

Нельзя отпускать нищего с пустыми руками. Если вам совсем нечего дать, пусть он почувствует хотя бы облегчение от доброжелательного отношения.

Нужно давать цдаку с легким сердцем и всячески выражая свою расположенность к нуждающемуся. Тот, кто делает это с угрюмым и недоброжелательным выражением лица, если даже дает много, уменьшает ценность своего дара и нарушает предлисание Торы: «…когда будешь давать ему [нищему] , не должно скорбеть сердце твое…» (Дварим, 15:10).

Непозволительно порицать нищего или повышать на него голос, ибо сердце его и без того разбито, а дух подавлен. Проклятие тому, кто срамит бедного!

Существует восемь степеней милосердия. Перечислим их в восходящем порядке:

восьмая, низшая степень — жертвователь дает неохотно;

седьмая степень — жертвователь дает меньше, чем следовало бы, но делает это от всего сердца;

шестая степень — дают бедному, который просит;

пятая степень — дают бедному, который не просит;

четвертая степень — подаяние косвенное: берущий знает дающего, но тот не знает берущего;

третья степень — дающий знает берущего, но берущий не знает дающего;

вторая степень — дающий не знает ничего о берущем, а тот ничего не знает о дающем; до этой степени возвышается, например, вносящий деньги в какой-либо благотворительный фонд;

первая, высшая степень — помощь людям до того, как они впадут в нищету; она может заключаться в значительном денежном пожертвовании (его надо делать в тактичной форме), предоставлении соответствующих ссуд, содействия в поисках работы и вообще — в обеспечении экономической независимости человека.

Заботиться об обеспечении материальных условий жизни раввина или любого, кто посвятил себя изучению Торы, — значит заслужить долю в будущем мире. То же относится к управлению имуществом мудреца, обеспечивающим ему доход и досуг для изучения Торы.

Тот, кто привлекает к благотворительности других, делает великое дело и заслуживает большей награды, чем даже сам жертвователь. Сказано об этом: «…ведущие многих по пути справедливости (будут сиять) как звезды во веки веков…» (Данизль, 12:3).

Обещание дать пожертвование должно быть осуществлено тотчас. Тот, кто медлит, нарушает заповедь Торы: «Если дашь обет Всевышнему, Б-гу твоему, исполни его немедленно» (Дварим, 23:22). Но если срок обета был оговорен, допустимо подождать до соответствующей даты.

Ссужать бедного деньгами — обязанность, ибо сказано: «Если даешь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его…» (Шмот, 22:24). Мудрецы Талмуда считают, что в данном случае «если» означает «когда», следовательно, речь идет о заповеди, о религиозном долге.

Ссужать лучше, чем давать милостыню, ибо есть надежда, что тот, кому вы одалживаете деньги, с вашей помощью встанет на ноги.

Следует дать в долг даже богатому, если он нуждается в займе. Похвально также давать полезные советы и консультации.

Нельзя настаивать на возвращении долга, если известно, что должник еще не в состоянии его вернуть. Сказано в Торе: «…не притесняй его…» (Шмот, 22:24).

Все сказанное выше касается обязанностей тех, кто дает цдаку. Перейдем теперь к правилам поведения тех, кто вынужден пользоваться благодеяниями.

Следует стремиться к тому, чтобы не быть обществу в тягость и не попадать в зависимость от других.

Тот, кто не может существовать без пожертвований, должен принимать их без стеснения. Отказывающийся от цдаки из гордости вредит себе и к своему несчастью добавляет еще грех гордыни.

Не подобает должнику откладывать возвращение денег, если у него есть чем расплатиться, ибо сказано: «Не говори ближнему своему: “Пойди и приди опять, завтра я дам…”, если есть у тебя [это сейчас] (Мишлей,3:28).»


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.