Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Накладывание тфиллин помогает нам постоянно вспоминать об Исходе. Мудрецы Талмуда приводят подробные правила, касающиеся изготовления и ношения тфиллин.

Отрывок, начинающийся словами «Освяти Мне всякого первенца», Тора повелела поместить и в ручные, и в головные тфиллин, чтобы они постоянно напоминали нам о выходе из Египта, когда Б-г избавил нас от рабства «рукою сильною» и многими чудесами. И это напоминание послужит тому, чтобы Б-жественная Тора никогда не отходила от наших уст и чтобы мы постоянно вспоминали о том, как вышли из Египта и каким знамениям были свидетелями. А это приведет нас к вере во власть Б-га над миром и в Его всемогущество.

Выражение «твоя рука» в этом отрывке написано нестандартно — с дополнительной буквой «эй» в конце, числовое значение которой — 5. И наши мудрецы объясняют, что эта буква указывает на то, что батим, то есть, кожаных отделений, куда кладут пергамент с текстом тфиллин, должно быть тоже пять: в головных тфиллин каждый из четырех отрывков вкладывается в свое отделение, а в ручных делается одно для всех.

Ручные тфиллин в Торе названы «знаком»: «…и будут они знаком на твоей руке», — а головные — «напоминанием»: «…и напоминанием между глазами твоими». А ведь «знак», всегда служащий причиной «воспоминания», является основным и первичным, а «воспоминание» — лишь его следствие. Поэтому наши мудрецы сказали (Менахот 36), что первыми следует наложить ручные тфиллин, а затем уже головные, так как стих перечисляет их именно в этом порядке: вначале — «и будет знаком на руке твоей», то есть, начинать следует с ручных тфиллин, а затем — «и украшением на голове твоей». Снимать же тфиллин следует в обратном порядке: сначала головные, а затем ручные. Ведь если снимать тфиллин в том же порядке, в котором их накладывают, то есть, вначале — ручные, а затем — головные, в какой-то момент человек останется только с головными тфиллин, без ручных. А это неправильно, поскольку головные тфиллин символизирует «воспоминание», невозможное без «знака», символом которого как раз и являются ручные тфиллин. Поэтому нужно, чтобы ручные тфиллин накладывали первыми, а снимали последними, так как знак предшествует воспоминанию и остается после него, и никогда не бывает наоборот, то есть, никогда воспоминание не служит причиной возникновения знака.

Четыре отрывка из Торы, помещаемые в тфиллин, таковы: «Освяти для Меня всякого первенца…» (Шмот 13:1—10), «И будет, когда приведет тебя…» (Шмот 13:11—16), «Слушай, Израиль…» (Дварим 6:4—10) и последний — «И будет, если послушаешь…» (Дварим 11:13—21), — в каждом из них прямо указано, что его следует поместить «на руку и между глазами». Почему выбраны именно эти отрывки? «Слушай, Израиль…» — это принятие царской власти Единого Б-га, «И будет, если послушаешь…» — принятие обязательства исполнять Его заповеди, а последние два отрывка — напоминание о выходе из Египта. Все это человек должен постоянно носить между глазами и напротив сердца, и именно в этом предназначение тфиллин. Наши мудрецы объясняют, что хотя Писание говорит, что тфиллин должны быть «на руке» и «между глазами», мы не должны накладывать их ни на кисть руки, ни на переносицу. На кисть руки их не привязывают, потому что иначе они помешали бы работать. А из двух рук Б-г выбрал «слабую», то есть, левую, просто потому, что привязать их на левую руку с помощью правой возможно, а на правую с помощью левой много труднее. И между глазами мы их не накладываем, потому что тогда они мешали бы смотреть. Поэтому мы накладываем ручные тфиллин «на верхнюю часть руки», то есть, между плечом и локтем, а головные — на то место на голове, которое расположено напротив переносицы, то есть, как раз там, где у младенца родничок. Наши мудрецы в Мехильте объяснили, что такое расположение указано в формулировке стиха: «…и будут для тебя знаком», — они должны быть закрыты одеждой, чтобы только ты знал об их существовании, но не другие.

И какую невероятную, Б-жественную мудрость проявила Тора, определив для тфиллин именно эти места! Ведь таким образом ручной тфиллин оказался напротив сердца — он ведь накладывается на левую руку, самую близкую к сердцу, — а головной получился напротив мозга. Тем самым нас побуждают направить чувство и мысль на те принципы, которые заложены в отрывках из тфиллин.

И тебе следует знать, что ручные и головные тфиллин — это две различные заповеди с одним смыслом и предназначением. Самое очевидное доказательство того, что это — две различные заповеди, состоит в том, что алаха допускает их независимое исполнение, в отличие, допустим, от четырех видов растений в лулаве: наши мудрецы сказали, что можно наложить только головные тфиллин без ручных или только ручные без головных. Но поскольку две эти заповеди имеют один и тот же смысл, наши мудрецы определили, что оба тфиллин следует накладывать вместе, не прерываясь на разговоры. В Талмуде сказано: «Если человек говорил между наложением ручных и головных тфиллин — он совершил преступление, из-за которого не имеет права участвовать в заповеданной войне».

с разрешения издательства Швут Ами


Поколения приходят, поколения уходят, а антисемитизм остается. Явление антисемитизма почти столь же древнее, как и сам еврейский народ; явление столь же любопытное и столь же удивительное, как и само существование еврейского народа. Читать дальше

Чтобы понять и постичь 14. Почему мировая история изобилует примерами антисемитизма, если предполагается, что Б-г защищает евреев?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Чтобы ответить на этот вопрос сначала посмотрим на вселенную глазами человека неверующего — того, кто считает все окружающее нас результатом некой случайности, а не спланированного Творения

Песни Пасхальной ночи и кровавые пасхальные наветы

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Потомки Эсава постоянно возводили напраслину на еврейский народ. О корнях «кровавого навета», жертвами которого стали тысячи наших братьев.

История еврейского народа 66. Евреи Франции после II крестового похода

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Два крестовых похода способствовали усилению религиозного фанатизма в странах Западной Европы. Ненависть черни к евреям сопровождалась повышенной подозрительностью.

Тьма перед рассветом 5. Катастрофа

Рав Эзриэль Таубер,
из цикла «Тьма перед рассветом»

Катастрофа и возвышение через страдание