Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Заповеди первосвященника

161-я заповедь – запрещение первосвященнику брать в жены вдову. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: “Вдову и разведенную, и профанированную, и блудницу пусть он не берет” (там же 21:14).

В трактате Кидушин (77а) объяснено, что запрет относительно разведенной, профанированной и блудницы повторен в этом речении для того, чтобы научить нас: если первосвященник берет в жены женщину, которая является одновременно и вдовой, и разведенной, и блудницей, и профанированной, – он наказывается бичеванием четырехкратно (4 раза по 39 ударов), а простой коэн в таком случае наказывается троекратно.

Там (в трактате Кидушин) написано: “Первосвященник, взявший в жены вдову, разведенную, профанированную и блудницу, – если порядок именно такой – карается бичеванием за нарушение каждого из запретов отдельно”. И разъяснено, что речь идет о совмещении всех этих свойств в одной женщине. А сказав “если порядок именно такой”, мудрецы имели в виду, что женщина приобрела все эти свойства именно в той последовательности, которая указана в стихе Торы: т.е. сначала она стала вдовой, затем, вступив в новый брак, получила развод, затем уже, вступив в запрещенную близость с коэном, приобрела статус “профанированной”, и наконец, вступив в какую-либо иную запрещенную Торой близость, приобрела статус “блудницы”. И если первосвященник берет в жены такую женщину, за одну запретную близость с ней он карается бичеванием четырехкратно.

У нас действует правило, что, когда человек сразу преступает несколько запретов Торы, наказания за эти преступления суммируются только в трех следующих случаях: первый – если одним действием нарушаются несколько запретов последовательно и последующее преступление более серьезно, чем предыдущие; второй – если последовательно нарушаются все более широкие запреты; третий – если несколько запретов нарушаются одним действием одновременно, как мы разъясняли в соответствующем месте, в нашем комментарии к трактату Критот (3:4). И в данном примере: если женщина, запрещенная первосвященнику, приобрела все перечисленные свойства именно в порядке, указанном в стихе Торы, получается, что каждый последующий запрет более строг, чем все предыдущие, как разъяснено там.

Если же первосвященник последовательно нарушает эти запреты, вступая в близость с несколькими женщинами: например, сначала с вдовой, затем с другой женщиной – профанированной, потом с третьей – блудницей, и наконец, с четвертой – разведенной, совершенно ясно, что он карается бичеванием за нарушение каждого из запретов в отдельности.

И возможно, вы возразите мне, сказав: у нас существует принцип, заключающийся в том, что за нарушение “обобщающего запрета” не наказывают более одного раза – почему же в данном случае первосвященника наказывают несколько раз, ведь все четыре запрета включены в одно речение и в единый запрет (21:14)?

Знай, что именно поэтому для первосвященника повторен запрет относительно разведенной, блудницы и профанированной женщины – чтобы сообщить нам, что первосвященник в этом отношении подобен обычным коэнам, которые караются за нарушение каждого из этих запретов в отдельности.

А обычные коэны караются за нарушение каждого из этих запретов в отдельности, потому что один из этих запретов выделен в особую заповедь “Не делай” – именно для того, чтобы указать, что и остальные представляют из себя отдельные заповеди, – и это Его речение: “Женщину, отверженную своим мужем, пусть они не берут” (Ваикра 21:7). И точно так же, как коэн карается за нарушение запрета брать в жены разведенную, он карается за нарушение запрета брать в жены блудницу и брать в жены профанированную – за нарушение каждого запрета в отдельности.

И об этот сказали мудрецы в трактате Кидушин (77б): “Как обычному коэну разведенная, профанированная и блудница запрещены тремя отдельными запретами, точно так же они запрещены первосвященнику – тремя отдельными запретами”. И там же разъяснено, что если коэн последовательно нарушает эти запреты, вступая в близость с несколькими женщинами, он карается бичеванием за каждую из них – вне зависимости от того, были ли нарушены эти запреты в порядке, указанном в стихе Торы, или нет.

Итак, мы выяснили, что каждый из этих запретов – самостоятельная заповедь, и поэтому за нарушение каждого из запретов следует отдельное наказание.

И там (Кидушин 78а) разъясняется, что коэн карается за нарушение одного из этих запретов только после того, как, взяв в жены одну из запрещенных ему женщин, вступит с ней в близость. И вот слова мудрецов: “Вступил в близость – карается бичеванием, не вступил – не карается, потому что написано: “Вдову и разведенную, и профанированную, и блудницу пусть он не берет... и нельзя ему бесчестить семени своего...” (Ваикра 21:14-15). Почему ему запрещено “брать” такую жену? Чтобы не “бесчестить семени своего”.

Законы, связанные с выполнением этих четырех заповедей, полностью разъяснены в трактатах Йевамот и Кидушин.

 

162-я заповедь – запрещение первосвященнику вступать в близость с вдовой, даже не беря ее в жены. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: “...И нельзя ему бесчестить семени своего...” (Ваикра 21:15).

Обычному коэну запрещен именно брак с указанными женщинами, поскольку в стихе сказано: “Женщину блудницу и профанированную пусть они не берут, и женщину, отверженную своим мужем, пусть они не берут” (Ваикра 21:7); “не берут” – имеется в виду “не берут в жены”. Вместе с тем, нарушитель не подлежит наказанию до тех пор, пока не вступит в близость с такой женой, как мы разъясняли выше (НД 158-160).

Но если коэн вступает в близость с одной из запрещенных ему женщин, не заключая с ней брака, он не подлежит наказанию, поскольку на подобную близость данные запреты Торы не распространяются (НД 161), – и тем не менее, поступать так запрещено, и в результате такой близости женщина становится “профанированной”.

Однако к первосвященнику обращены два запрета Торы, первый из которых: “Вдову и разведенную, и профанированную, блудницу пусть он не берет...” (Ваикра 21:14) – это запрещение “брать” в жены; и второй: “...нельзя ему бесчестить семени своего” – это запрещение вступать в близость, даже не заключая брака.

Сказано в трактате Кидушин (78а): “Рава признает, что если первосвященник вступает в близость с вдовой, даже не заключая с ней брака, он карается бичеванием, ведь сказал Милосердный: “...нельзя ему бесчестить семени своего”, а этот бесчестил”. И там же разъяснено: “Первосвященник, взявший в жены вдову, карается бичеванием дважды: получает 39 ударов за нарушение запрета “пусть он не берет” и 39 ударов за нарушение запрета “нельзя ему бесчестить семени своего”.

Под этот запрет подпадает только близость с вдовой, поскольку вдова запрещена исключительно первосвященнику и разрешена обычному коэну, а в результате близости с первосвященником она приобретает статус “профанированной” и становится запрещенной для других коэнов. Однако в отношении разведенной, блудницы и профанированной на первосвященника распространяются те же запреты Торы, что и на каждого коэна, поскольку эти женщины запрещены всем коэнам в равной степени.

 

163-я заповедь – запрещение вступать в Святилище коэнам, отрастившим волосы, подобно скорбящим, которые не стригутся в течение 30-ти дней. И об этом речение Ашема, да будет Он превознесен: “Волос ваших не распускайте” (Ваикра 10:6). В переводе Торы на арамейский язык разъяснено: “не отращивайте ваших волос”. И пророк Йехезкель добавляет, говоря  о законах, связанных с коэнами: “И головы своей пусть не бреют, и волос не отращивают, пусть остригают головы свои” (Йехезкель 44:20).

И еще одним подтверждением того, что в речении “Волос ваших не распускайте” запрещается именно отращивать волосы, подобно скорбящим, служит комментарий на речение Ашема относительно прокаженного. Сказано в Торе: “Волосы его должны быть распущены...” (Ваикра 13:45), и поясняется в Сифре: “волосы прокаженного должны быть длинными и растрепанными (как у скорбящего по умершему)”.

И еще сказано в Сифре: “Волос ваших не распускайте” – не отращивайте ваших волос”.

Этот запрет повторен также по отношению к первосвященнику: “Коэн же высший из братьев своих... волос на голове своей пусть не распускает” (Ваикра 21:10).

Если бы запрет не был повторен, мы бы могли подумать, что повеление “Волос ваших не распускайте” было дано сыновьям Аарона Элазару и Итамару именно потому, что они находились в трауре по умершим братьям (а Ашем запретил коэнам придерживаться обычных законов траура), однако коэну, не пребывающему в трауре, отращивать волосы разрешено. Поэтому-то Писание повторяет запрет в отношении первосвященника, и указывает причину запрета – чтобы коэн был прекрасен в своем служении.

Коэн, который преступив этот запрет, несет служение с “распущенными” (т.е. не стриженными более 30 дней) волосами, подлежит смерти.

Среди нарушителей законов Торы, подлежащих смерти “от руки Небес” (Санхедрин 83а), назван также “коэна, который нес служение с распущенными волосами”, ведь написано: “И сказал Моше Аарону и Элазару, и Итамару, сынам его: волос ваших не распускайте и одежд ваших не раздирайте, дабы вы не умерли” (там же).

Если же коэн с распущенными волосами входит в Храм, но не несет там служения, – он преступает запрет Торы, однако смерти за это не подлежит.

 

164-я заповедь – запрещение коэнам входить в Святилище в разорванных одеждах. И об этом речение Ашема: “...И одежд ваших не раздирайте, дабы вы не умерли” (Ваикра 10:6). И сказано в Сифре: “Одежд ваших не раздирайте” – не рвите ваших одежд”.

И этот запрет также повторен по отношению к первосвященнику: “...И одежд своих пусть не раздирает” (там же 21:10). И знай, что запрет повторен, чтобы научить нас: первосвященнику запрещено разрывать одежды по умершему родственнику даже не в час служения.

В Сифре (Эмор) объясняется: “...Волос на голове своей пусть не распускает и одежд своих пусть не раздирает” – по умершему; пусть не отращивает волос и не разрывает одежд по умершему – подобно другим скорбящим. Как же он выполняет заповедь разорвать одежды по умершему? Первосвященник разрывает одежду внизу (в месте, где это не так заметно), а обычный коэн – вверху”.

 Коэн, который преступив этот запрет, несет служение в разорванной одежде, подлежит смерти, как и нарушивший запрет служить с “распущенными” волосами. Если же коэн входит в разорванной одежде в Святилище (но служения не несет), он преступает запрет Торы (однако смерти не подлежит).

И только первосвященнику запрещено отращивать волосы и разрывать одежды, даже если он не входит в Святилище, и в этом заключается различие между ним и обычным коэном при выполнении данной заповеди.

 

165-я заповедь – запрещение коэнам покидать Святилище в час служения. И об этом Его речение: “И за двери Соборного Шатра не выходите, а то умрете, ведь масло помазания Ашема на вас” (Ваикра 10:7).

Этот запрет также повторен по отношению к первосвященнику – Ашем повелел: “И из Святилища нельзя ему выходить – и не осквернит он Святилище своего Б-га” (там же 21:12).

Сказано в Сифре (Шмини): “И за двери Соборного Шатра не выходите” – может быть, и в час служения, и не в час служения? Тора говорит: “И из Святилища нельзя ему выходить – и не осквернит он Святилище своего Б-га” – т.е. коэну запрещено прерывать служение, чтобы этим не осквернить Святилище. “...Ведь масло помазания Ашема на вас” – может быть, запрет касается только Аарона и его сыновей, которые были помазаны священным маслом, и только они, если покидают Святилище в час служения, подлежат смерти. Откуда известно, что запрет распространяется на всех коэнов во всех поколениях? Тора говорит: “Ведь масло помазания Ашема на вас” (т.е. помазание, совершенное для Аарона и его сыновей, остается в силе для всех его потомков, как сказано /Шмот 40:15/: “Стало помазание их правом вечного священства в роды их”).

И знай, что для первосвященника существует дополнительный запрет: ему нельзя сопровождать похоронную процессию – и в этом прямой смысл стиха “И из Святилища нельзя ему выходить” (ведь написано: “И ни к какому умершему не должен он подходить... и из Святилища нельзя ему выходить – и не осквернит он Святилище своего Б-га”). И во второй главе трактата Санхедрин (18а) разъясняется, что если у первосвященника умер даже близкий родственник, то он в похоронной процессии не участвует. А выучили мудрецы этот закон как раз из стиха “...Из Святилища нельзя ему выходить”.

И из этого же стиха можно сделать вывод, что первосвященнику разрешено продолжать служение даже в тот день, когда умер его близкий родственник.

Так сказали мудрецы в трактате Санхедрин (84а): “Из Святилища нельзя ему выходить – и не осквернит он Святилище своего Б-га”, – речь идет именно о первосвященнике, тогда как обычный коэн оскверняет Святилище в том случае, если в день, когда умирает его близкий родственник, продолжает служение и не покидает Святилище”, – т.е. обычному коэну, наоборот, запрещено нести служение в день смерти близкого родственника.

Этот закон разъяснен в конце трактата Орайот (12б): обычному коэну запрещено нести служение в день смерти близкого родственника, а первосвященнику предписано продолжить служение даже в этот день скорби.

Из всего сказанного ясно, что слова “...и не осквернит он Святилище своего Б-га” – это не запрет, а констатация того, что служение первосвященника не оскверняет Святилище, даже в том случае, когда он совершает служение в день смерти своего близкого родственника. Т.е. Писание говорит “...и не осквернит он Святилище своего Б-га” с целью разъяснить причину запрета: “...Из Святилища нельзя ему выходить” – чтобы не прерывать служение и не осквернять Храм.

Таким образом, из речения “...и не осквернит он Святилище” невозможно извлечь никакой самостоятельной заповеди – ни в отношении обычного коэна, ни в отношении первосвященника, как это ясно тому, кто разобрался в “принципах”, предпосланных данному сочинению (см. “8-ой принцип”).

 

И мы видели, что все три вышеприведенных запрета – “Волос на голове своей пусть не распускает, и одежд своих пусть не раздирает...  и из Святилища нельзя ему выходить” (Ваикра 21:10,12) – повторены относительно первосвященника только для того, чтобы прояснить определенные детали этих законов. Но это те же самые три заповеди “Не делай”, что и запреты “Волос ваших не распускайте и одежд ваших не раздирайте... и за двери Соборного Шатра не выходите” (там же 10:6-7).

В час, когда Элазар и Итамар были потрясены смертью своих братьев, Надава и Авиу, наш учитель Моше известил их, что даже в таком великом горе им нельзя нарушать всех этих запретов: нельзя  распускать волосы, разрывать на себе одежды и покидать Святилище, прерывая служение. А затем Писание повторяет запрет в отношении первосвященника – для того, чтобы разъяснить, что запрещено покидать Святилище именно в час служения. И то, что коэн подлежит смерти только в том случае, если он покинул Святилище именно в час служения, мы узнаем из стиха: “И из Святилища нельзя ему выходить – и не осквернит он Святилище своего Б-га”, как мы разъясняли.

И несмотря на то, что речения, обращенные к первосвященнику, накладывают на него особые, дополнительные, запреты, только его касающиеся, – тем не менее, в соответствии с принципами, приведенными в предисловии (см.“9-ый принцип”), они не являются отдельными заповедями: ведь основное содержание этих речений – ограничить запреты, за нарушение которых коэн подлежит смерти, именно часами его служения. Пойми это.

Печатается с разрешения издательства "Швут Ами"

Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше