Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

ТЕ, КТО НЕДОСТАТОЧНО ПОДДЕРЖИВАЮТ ИЗУЧЕНИЕ ТОРЫ, НЕ СМОГУТ УДЕРЖАТЬ СВОЕ БОГАТСТВО В РУКАХ…

(из книги Хофец Хаима «Тора Ор», глава 11)

Вот что говорится в Мидраше Танхума (глава Рэе): «Отделяй, отделяй десятину» (Дварим, 14:22); «отделяй» — чтобы разбогатеть[1], «отделяй» — чтобы не обеднеть, — в этом намек людям, занимающимся бизнесом, чтобы отделяли десятую долю в пользу тех, кто усердно изучает Тору.

После этих слов нам легче будет понять удивительное, ранее не виданное явление: даже те, кого Вс-вышний благословил большим богатством, не могут удержать его у себя надолго, не могут оставить приличное наследство детям и внукам. И даже сами зачастую не могут пользоваться своим достатком до конца жизни. И это случается не только с теми, кто разбогател неправыми путями, нарушая Субботу или взимая проценты со своих братьев, нарушая тем самым запрет «рибит», и т.п., но и с честными, порядочными людьми, которые следуют путями Торы.

На самом деле причина в том, что уже упомянуто выше — «отделяй», чтобы не обеднеть: беда в том, что хоть они и дают цдаку, и совершают добрые дела — тем не менее, делают это недостаточно относительно уровня своего богатства.

Пример тому мы находим в Талмуде (Гитин 56а и Ктубот 66б, изложение сокращено), который повествует о дочери Накдимона Бен Гурион. Накдимон был одним из трех самых богатых людей Иерусалима, и очень много жертвовал на благотворительность, и, тем не менее, впоследствии его дочери пришлось выбирать зерна ячменя из конского навоза. Рассказывается, как раббан Йоханан бен Заккай застал ее за этим занятием, и она обратилась к нему за помощью.

— Кто ты? — спросил он.

— Я — дочь Накдимона Бен Гурион.

— Дочь моя, — удивился рав, — а куда же ушло все богатство твоего отца?

— Как говорят иерусалимцы, — ответила она, — «хочешь засолить (в смысле, сохранить) свое богатство — отдай часть его». Рабби, — обратилась к нему женщина, — ты помнишь, как подписывал мою ктубу (брачный договор)?

Раббан Йоханан повернулся к ученикам и сказал:

— Помню ли я? Ведь я не только подписывал ее ктубу, но и зачитывал из нее: миллион золотых динаров обязался дать твой отец, и это еще не считая тех денег, которые давал отец жениха!

Гмара спрашивает — но как же это могло случиться, разве Накдимон бен Гурион не давал денег на благотворительность? Ведь это о нем рассказывают, как всюду, где ступала его нога, когда он шел в Дом Учения, стелили роскошные ковры из белой шерсти, а бедняки забирали их, как только он прошел? И отвечает — все это верно, однако относительно его возможностей — того, что он делал, было недостаточно.

Теперь, пожалуйста, вдумайтесь: речь идет об одном из великих праведников, которые сумели остановить солнце — таких за всю историю было только трое: Моше, Йеошуа и Накдимон бен Гурион! (См. Таанит 20а). Кроме того, ведь он славился своей благотворительностью, и, несмотря на это, никакие его заслуги не помогли его дочери, так как он не сделал всего того[2], что от него ожидалось. Что же тогда говорить о простых людях нашего поколения?

Есть и в Торе намек на эту мысль: написано «Не жалей, когда даешь ему — бедняку, ведь за это благословит тебя Всевышний, Б-г твой» (Дварим 15:10). А из «да» можно понять и «нет», то есть, из того, что сказано, что в случае, когда ты делишься с бедным, ты удостоишься благословения, можно понять, что будет в противном случае. В частности, о десятине написано у пророка Малахи (3:9): «Страдаете от проклятия, и продолжаете обкрадывать Меня».

Тем более вышесказанное относится к тем, кто недостаточно поддерживает изучение Торы, ведь по их поводу в Торе есть ясно выраженное проклятие «арур», как написано: «Проклят тот, кто не осуществит слова этой Торы, чтобы выполнять их, и ответил весь народ: Амен» (Дварим 27:26). Сифри поясняет, что речь идет о тех, кто недостаточно поддерживает Тору. И ведь известно, что «арур» включает в себя и проклятие, и анафему.


[1] В оригинале слова «отделять десятину» и «разбогатеть» на письме выглядят однокоренными.

[2] В вопросах благотворительности.