Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Законы злословия не распространяются на случай, когда один человек причинил зло другому и не собирается возмещать ущерб. Если вы уверены, что ваши сведения правдивы, расскажите о произошедшем другим людям.

1. Сообщить о причиненном зле (семь условий)

Допустим, вы стали свидетелем того, как некий еврей обманул другого либо причинил ему зло. Причем вы полностью уверены, что он не собирается возместить ущерб, причиненный жертве. В таком случае вы имеете право рассказать об этом потерпевшему, но только если будет соблюдено хотя бы одно из следующих условий:

а) ваш рассказ поможет обиженному получить компенсацию (материальную или моральную);

б) ваше сообщение сможет удержать других людей от совершения греха, показав им наглядно, что нечестные люди достойны презрения; в частности, существует вероятность, что человек, чей дурной поступок вы сделаете достоянием гласности, встанет на правильный путь.

Если ваш рассказ помогает обиженному возместить свои потери (а), то вы обязаны рассказать о случившемся даже в том случае, если жертва не подозревает о своей потере. Если же вы намерены удержать от греха других людей (б), то рассказ возможен лишь при условии, когда обиженный знает о том, что с ним произошло. Но если потерпевшему о его потере ничего не известно и из вашего рассказа никакой пользы он не извлечет, то этот рассказ будет считаться рехилут (см. третью часть книги — «Запрет на сплетни»).

Но даже в случаях, рассмотренных нами только что в пунктах (а) и (б), ваш рассказ разрешен только при соблюдении следующих семи условий:

(1) У вас нет никаких сомнений в том, что инцидент, о котором вы собираетесь рассказать, имел место в действительности.

Вы полностью уверены в том, что ваши сведения абсолютно правдивы: либо вы видели и слышали все своими глазами, либо проверили информацию и из надежных источников знаете, что это правда.

(2) Нет ни одного фактора, позволяющего допустить, что совершенное действие было разрешенным.

Воздержитесь от поспешных заключений о том, что вы видели или слышали, как человек согрешил и что его действие запрещено законами Торы. Есть целый ряд случаев, когда разрешенность действия зависит от обстоятельств. Взвесьте все факторы как можно более тщательно и скрупулезно!

Бухгалтер, который делает расчеты для совместного бизнеса господ Сосновского и Лифшица, заметил, что господин Сосновский присваивает себе большую часть дохода. Имеет ли бухгалтер право предположить, будто господин Сосновский обманывает господина Лифшица? Конечно, нет! Ибо возможно, между партнерами на этот счет существует особое соглашение, о котором бухгалтер не имеет представления.

(3) Необходимо предупредить нарушителя, прежде чем рассказывать о его нарушениях.

а) Вы предупреждаете нарушителя, что предадите гласности его поступок (в случае если он не исправится и не возместит причиненный ущерб). Если он не обращает никакого внимания на ваши слова, вы можете рассказывать о его нарушении.

б) Если вы абсолютно уверены, что ваше предостережение останется без внимания, вы можете ничего ему не сообщать. Тем не менее, предпочтительно рассказать об этом в присутствии как минимум трех свидетелей. Почему? Потому что, если вы расскажете об этом только одному или двоим, они могут усомниться в достоверности вашего рассказа (иначе, почему вы рассказываете такие вещи в узком кругу людей?). Если же вам не поверят, ваш поступок будет лишен смысла.

Тем, кто вас слушает, запрещено принимать ваши слова за абсолютную истину. Они обязаны проверить все факты, чтобы подтвердить их для себя и иметь возможность, в свою очередь, упрекнуть нарушителя.

в) Если вы опасаетесь, что нарушитель может причинить вам вред, то разрешено не рассказывать о его грехе в присутствии трех свидетелей.

г) Если вы известны в своей общине как неподкупный и честный человек и все знают, что вы готовы повторить свой рассказ в присутствии нарушителя, то можно также не выполнять условие о необходимости трех свидетелей.

(4) Рассказ должен быть скрупулезно точным.

Запрещено преувеличивать, приукрашивать, обобщать — ни в целом, ни в одной из самых малых частностей. Рассказ должен быть точным, чтобы неприятность не выглядела большей, чем она была на самом деле. Если есть возможность упомянуть самую незначительную деталь, позволяющую судить о герое рассказа с положительной стороны (чтобы оправдать его в глазах людей), стоит ее привести.

(5) У вашего рассказа должна быть полезная цель.

Примеры целей, которых вы добиваетесь своим рассказом:

а) Намерение принести практическую пользу. (Запрещено получать удовольствие от того, что кто-то согрешил, а также руководствоваться при этом личной неприязнью к тому человеку.)

б) Если вы стали очевидцем нарушения, но и сами нарушаете закон, вам запрещено рассказывать о его грехе другим, так как вы виновны в совершении подобных (или других) грехов, и ваша цель — лишь унизить другого.

в) Запрещено рассказывать о грехе одного человека другим грешникам. Ибо они ничего постыдного в том грехе не видят, а значит, в вашем рассказе нет никакой воспитательной пользы. Ведь не бросятся же они укорять того грешника или помогать ему исправить совершенное злодейство!

(6) Надо попытаться использовать другой метод воздействия.

Если вы можете достичь полезной цели, не прибегая к рассказу о нарушении, а каким-либо другим способом — используйте этот способ! Общее правило гласит: если у вас есть малейшая возможность не говорить ничего плохого и неприятного о других, не пренебрегайте такой возможностью!

В своем районе за Йоси закрепилась слава хулигана, настолько он безобразно себя ведет: обижает людей, оскорбляет их, хамит встречным. С недавних пор той же дорожкой пошел и Цвика. Друг Цвики, Пиня, с болью в сердце видит, что Цвика перестал слушать советы и, если дело пойдет так дальше, он окончательно испортится. Но как помочь товарищу? Сначала Пиня собрался в разговоре с Цвикой показать на местного хулигана Йоси и отметить, что вот до чего может дойти человек, который плохо себя ведет: при встрече с ним люди стараются перейти на другую сторону улицы. Но потом, поразмыслив, Пиня решает не использовать пример Йоси для педагогического внушения, чтобы не впасть в грех лашон-ара, а поступить по-другому: надо Цвике привести примеры из Торы и высказываний мудрецов. Если учиться, то почему не на Торе?

(7) Наказание за грех должно соответствовать законам Торы.

Ваш рассказ не должен причинить грешнику большей потери, чем предусматривает закон.

Исаак видел, как Эли «позаимствовал» у Симхи дефицитную книгу. Желание Исаака помочь Симхе вернуть украденную вещь понятно, и его можно только приветствовать. Но дело в том, что Исаак не может убедить «любителя чужих книг» вернуть украденное. Впрочем, это может сделать рабби Танненбаум. Поэтому Исаак обязан рассказать о случившемся рабби Танненбауму, но ни в коем случае не силачу Мишке. Тот тоже может помочь вернуть книгу, но несколько иным способом: угрозой и побоями.

2. Жертвой обмана стал ваш родственник

Если соблюдены все перечисленные выше семь условий, вы можете рассказать об инциденте, даже если жертва об этом не просит. Но если эти условия не соблюдены, то рассказывать запрещено, даже если вас попросили об этом.

Запрет очень серьезен: даже если мы услышали о том, что кто-то обманул нашего родственника, следует соблюдать осторожность и тщательно проверить соблюдение семи приведенных условий. Спешка в серьезных вопросах — постоянная причина ошибок. Не будем поступать необдуманно!

3. Рассказать о злословии

Предположим, некий человек произнес лашон-ара. Мы можем рассказать об этом другим людям только в случае соблюдения семи условии. Но это разрешение имеет силу только в том случае, когда тот, о ком говорили лашон-ара, знает, что его поносят. Однако, если он пребывает в неведенье, запрещено публично уличать нарушителя в его грехе, поскольку такое обличение может обернуться сплетней.

Но если наш рассказ о чужом злословии может принести несомненные положительные результаты, мы можем так поступить даже до того, как человек узнает, что его оклеветали.

Например, Реувен дурно высказывался о Шимоне, и мы уверены, что он повторит свой грех еще раз. Поскольку, к сожалению, многие люди склонны верить злословию, мы обязаны предупредить их, что им говорят неправду. Это помешает им поверить Реувену. Больше того, возможно, Реувен, увидев, что его истории не производят впечатления на слушателей, перестанет их рассказывать. В результате нашего так называемого «превентивного поступка » Реувен услышит упрек в злословии и, быть может, в будущем станет более осторожным на язык.

4. Злословить о том, кто причинил нам вред

Предположим, нас обманули, унизили или обидели. Неприятно! Тем не менее, рассказывать об этом другим запрещено.

Мы можем сочинить оправдание: дескать, единственная наша цель — упрекнуть нарушителя и добиться, чтобы он так больше не поступал. Не будем верить этому самообману! Ведь на самом деле, сознаемся, нами движет желание отомстить.

Когда люди узнают, что из соседней тюрьмы сбежал преступник, они, естественно, держат двери на замке. Точно так же, если мы злы на кого-то, попытаемся приложить максимум усилий, чтобы держать на замке собственный рот. Ведь если мы этого не сделаем, нами, не дай Б-г, будет совершен грех произнесения лашон-ара.

Рознер рассказывал нехорошие истории о Синявском. Райхер пытался его остановить.

«Пойми меня правильно, — возразил Рознер, — я лично ничего не имею против Синявского, но он постоянно оскорбляет других. Недавно, например, он зло высмеял меня в аудитории, где присутствовало более 20 человек».

Райхера такое объяснение не убедило, и он парировал: «Если ты не испытываешь к нему личной неприязни, то почему до этой истории ты ни разу не осудил и не упрекнул его и только теперь наполнился педагогическим негодованием?»

5. Рассказ о том, что кто-то причинил вам вред, предотвратит потерю

Допустим, мы стали жертвой какого-то неблаговидного поступка. Можно рассказать об этом другим людям, если в результате рассказа мы — или вернем потерю, или исправим совершенное против нас.

Когда человека обманывают, его реакция на обман, как правило, быстра и необдуманна. Поэтому надо быть предельно осторожным, чтобы не нарушилось ни одно из перечисленных выше условий. Они настолько важны, что перечислим их еще раз.

(1) Мы должны руководствоваться практически полезной целью: вернуть потерянное, предотвратить возможный ущерб.

(2) Мы должны быть личными свидетелями того, что именно этот человек, а не кто-либо иной, несет ответственность за причиненный нам ущерб. Если мы действуем на основании слухов, то против этого человека ничего нельзя предпринимать.

(3) Прежде чем начать действовать, следует тщательно обдумать ситуацию и взвесить все «за» и «против», чтобы убедиться, что этот человек не выполнил какого-то закона Торы. Постараемся быть объективными и не будем забывать о своих предубеждениях! Может быть, согласно закону, этот человек имел право на тот поступок, который он совершил.

(4) Если у нас есть возможность добиться положительного результата, поговорив со своим обидчиком лично, мы обязаны так поступить.

(5) Рассказывая, мы должны учитывать каждую мельчайшую деталь, даже ту, которая характеризует нашего обидчика с положительной стороны. (Каждая такая деталь, даже если она не позволяет полностью оправдать человека, все же в какой-то степени преуменьшает серьезность его нарушения.) Не будем преувеличивать и заострять конфликт. Даже если мы всерьез обижены на то, что с нами дурно обошлись, постараемся не дать личным амбициям повлиять на справедливость нашей оценки и на объективность всего рассказа в целом.

(6) Если у нас есть малейшая возможность достичь положительного результата, не говоря дурного о своем обидчике, мы обязаны это сделать. И если нам все же придется упомянуть имя обидчика, то приведем при этом как можно меньше деталей, чтобы уменьшить возможный вред.

(7) Наш рассказ не должен причинить нашему обидчику большего вреда, чем полагается согласно закону Торы.

6. Человек не захотел оказать нам услугу

Кто-то не проявил по отношению к нам должной отзывчивости. Нам запрещено упоминать об этом в разговоре с другими людьми с целью унизить того человека. Сюда входят разные случаи: кто-то не одолжил нам денег, не пригласил в гости, был нелюбезен с нами и т.д. Досадовать на это запрещается, даже если у нас нет намерения мстить. Задетые чувства — не причина для рассказа о том, что у нас наболело.

Господин Ашевский собрался в круиз по Средиземному морю. Господин Альтерман, который приобрел билет на тот же теплоход, просит приятеля прихватить с собой часть его багажа. Ашевский отказывает в просьбе, хотя у него всего один баул. Альтерман не имеет права рассказывать об этом, даже если у Ашевского нет причины отказывать ему в просьбе.

Резл попросила Ципи одолжить ей небольшую сумму. Та отказалась. Резл, встретив Фейгу, пожаловалась: «Честное слово, я не знала, что Ципи так скупа. У нее не нашлось для меня ни гроша!» Высказывание Резл содержит лашон-ара.

7. Позорить общину за недостаток милосердия

Случается порой, что человек, побывав в другом городе или еврейской общине, считает, что ему не оказали должного внимания, и начинает отзываться пренебрежительно об этой общине или городе. Он совершает очень серьезное нарушение запрета лашон-ара — ведь речь идет о большом количестве людей. Он имеет право сообщить об этом авторитетному человеку при условии, что его единственное намерение — исправить положение в указанной общине. Разумеется, при этом он обязан соблюсти все семь упомянутых выше условий.

Месье Блюменталь, собирая деньги для некоего достойного учреждения, обратился в известную синагогу и получил очень небольшую сумму. Месье Блюменталь, шокированный скупостью, выразил свою досаду в присутствии месье Полака. То, что он рассказал — лашон-ара!

Еще один пример запрещенного высказывания: «Евреи местечка К. — все, как один, снобы».

8. Злословие о группе людей

О большой группе людей запрещено злословить, даже если при этом мы не упоминаем конкретных фамилий. Поэтому запрещено злословить об этнических и религиозных группах, — например, говорить, что ашкеназим (выходцы из европейских общин), сфарадим (выходцы из мусульманских стран), марокканцы, хасиды, «литваки», русские евреи и пр. делают что-либо дурное…

9. Злословие обо всем еврейском народе

Страшный грех — дурно говорить о народе Израиля. Никогда не говорите ничего предосудительного ни о евреях в целом, ни обо всех израильтянах («Они все делают неправильно», «с этим народом невозможно жить», «я с трудом существую в этой стране» и т.д.).

10. Злословие как месть на злословие

Предположим, кто-то дурно о нас отозвался. Мы не имеем права отплатить ему тем же.

Титенштейн назвал Дашевского обманщиком. Дашевский прослышал об этом высказывании, но у него нет права злословить о Титенштейне в ответ, хотя он может принять необходимые меры предосторожности, чтобы высказывание об «обманщике» не принесло ему ущерба.

11. Злословие в оправдание

Некоторые люди используют злословие для самозащиты и самооправдания, когда их подозревают в каком-то проступке. Даже если человек знает, кто совершил проступок на самом деле, он не имеет права называть его имя, чтобы обелить себя. Единственное, что он может сделать — постараться убедить окружающих в своей невиновности. А если он в состоянии принять вину на себя, чтобы избавить другого человека от неприятностей (позора, поношений и пр.), то он совершит поступок, достойный всяких похвал. В Талмуде приводится ряд примеров подобного альтруизма.

Если вас и еще кого-либо подозревают в совершении какого-либо проступка, и, обелив себя, вы автоматически переносите вину на другого, вам все равно разрешено заявить о своей невиновности (конечно, если вы действительно невиновны). Но в случае, когда действие, в котором вас подозревают, фактически не является незаконным, а его просто считают таковым, Хафец-Хаим не дает однозначного ответа, можно ли вам заявить о своей невиновности и тем самым свалить вину на другого. Думайте и решайте сами!

По улице идут три друга: спереди Берл, за ним Янкель и Ицик. Янкель нарочно толкает сзади Берла. Тот оборачивается и кричит: «Ицик, что на тебя нашло?» Ицик может сказать ему: «Это вовсе не я», — даже если там нет никого, кроме них троих. Но ему запрещено говорить: «Толкался Янкель». Более того, будет достойно похвалы, если Ицик возьмет вину на себя (так, чтобы Янкель понял свою ошибку и больше ее не повторял).

Но если Янкель толкнул Берла нечаянно (например, поскользнувшись), а подозрение пало на Ицика, то нет однозначного ответа, может ли Ицик заявить, что виноват не он, если там, кроме наших друзей, никого нет.

Громкий голос Эльки разбудил Рину. Рина, думая, что это сделала Эсти, накидывается на нее с упреками. Эсти отвечает: «Тебя разбудила вовсе не я, а Элька». В этом утверждении содержится лашон-ара. Надо было ответить просто: «Извини, но тебя разбудила не я».


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше