Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Даже тот, кто всю свою жизнь отрицал существование Б-га, но раскаялся в последнюю минуту, удостаивается удела в грядущем мире, как сказано: “Мир, мир далёкому и близкому, сказал Господь, Я исцелю его” (Йешаягу 57, 19)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 3, 14
Тесть Моше дал ему ценный совет. Вместо того, чтобы самостоятельно принимать все решения, Итро посоветовал назначить представителей, к которым бы обращались с жалобами и просьбами.

Глава 18

13—15. …Они приходили к Моше, или, как мы сейчас узнаем, к людям, которые выступали его представителями,  לדרוש אלקים (« Искать Бога» или «вопрошать о Боге»). Это выражение означает «искать указаний и помощи от Бога». Таким образом, термин включает в себя понятие нашего отношения к Богу, которое должно проявлятьс в нашей деятельности и во всей нашей жизни и которое мы должны поддерживать, если Бог действительно должен быть нашим Богом… Годы странствий по пустыне были великим периодом учебы для еврейского народа. Его задачей на все грядущие века будет распространение знаний Божественного Учения среди человечества; вот почему народ стоял сейчас вокруг Моше с утра до ночи, и стих 15 в общих чертах формулирует их цель: «Они пришли ко мне  לדרוש אלקים (искать Бога)».

24. Нет для нас ничего более назидательного, чем эта информация о самом первом юридическом институте еврейского государства, приводящаяся непосредственно перед главой о даровании Закона. Моше сам по себе был столь далек от образа гения-законодателя, столь скромен был его талант организатора, что он должен был учиться самым первым элементам государственного устройства у своего тестя. Человек, который измучивал себя до крайнего изнеможения и которому и в голову не пришло принять такое или подобное простейшее решение, равно выгодное и ему, и его народу; человек, для которого было необходимо выслушать этот очевидный совет от Итро, такой человек никогда не смог бы дать народную конституцию и законы из собственной головы, такой человек был только — и именно поэтому — наилучшим и самым верным инструментом Бога!

Глава 19

1—2. …Когда они достигли назначенного места и обратились лицом к горе Синай, все другие соображения исчезли. Они стали лагерем напротив горы уже в качестве «Израиля». Разбив свои шатры в назначенном месте, они таким образом продемонстрировали, что отдают себя во власть Бога и ждут от Него дальнейших указаний. Этот факт подтверждает предположение, что все проявления слабости духа и недовольства до сего момента были порождены сомнениями относительно законности миссии Моше и Аарона, а не колебаниями в вере. Отсюда мы легко можем понять значение слов, сказанных Богом через Ирмию: «Иди и возгласи в слух Иерусалима, говоря: Так сказал Бог: Я помню о благосклонности ко Мне в твоей юности, о любви твоей, когда ты была невестою, (как) ты пошла за Мною в пустыню, в землю незасеянную» (Ирмеяу 2:2).

5. סגולה  означает исключительное обладание, на которое никто, кроме его владельца, не имеет права и которое не имеет отношения ни к кому, кроме его владельца. Следовательно, используя это выражение для определения наших взаимоотношений с Ним, Бог требует, чтобы мы полностью принадлежали Ему, каждой частицей нашего существования, каждым проявлением нашей природы и всеми нашими устремлениями. Он требует, чтобы мы поставили наше существование и наши потребности в зависимость от Него Одного, доверили только Ему определять их и не позволяли ничему и никому больше управлять нашей жизнью или влиять на наши поступки.

ИБО ВСЯ ЗЕМЛЯ — МОЯ. Отношения, в которые вы должны вступить со Мной, фактически не представляют собой ничего из ряда вон выходящего; они лишь должны начать восстановление тех нормальных отношений, которые вся земля будет иметь со Мной…

9. ויגד   — ПРЕДСТАВИЛ… [Б-ГУ]. Так как в ст. 8 уже говорилось, что Моше сообщил (досл. «принес назад») слова народа Богу,  ויגד  в этом стихе может означать лишь повторение этих слов. Повторяя их, Моше хотел подтвердить, что народ единодушно и полностью готов исполнять все законы, которые Бог дарует ему. Тем самым они заявили о своем безграничном доверии Моше как передатчику этих законов. Поэтому Моше чувствовал, что такой сверхубедительной демонстрации ( Бог, являющийся в облаке и говорящий с Моше, чтобы евреи могли слышать Его голос) не требуется, чтобы поддержать веру народа в него. Исходя из этого, мы осмелились перевести  ויגד  здесь дословно: Моше «представил» слова людей « Богу».

10-13. …Еврейский Закон — это единственная система законов, не созданная самостоятельно тем народом, конституцией которого ей предстояло стать. Иудаизм — это единственная «религия», порожденная не человеческим существом, ищущим в ней духовную основу своей жизни. Именно это «объективное» качество Еврейского Закона и еврейской «религии» делают их уникальными, четко и недвусмысленно противопоставляя их всем остальным явлениям на земле, носящим имя «закона» или «религии». Это делает Еврейский Закон, полученный в абсолютно идеальном виде, единственным культурным явлением, которое можно считать катализатором и кульминацией всех других проявлений прогресса. Остальные «религии» и своды законов зарождались лишь в умах людей данной эпохи; поэтому они выражают представления о Боге, человеческой судьбе, отношении к Богу и друг другу, как их понимает данное общество в определенный период истории. Поэтому все эти созданные человеком «религии» и кодексы, подобно другим аспектам человеческой цивилизации — науке, искусству, народным обычаям — с течением времени подвергаются изменениям. Ибо в силу своей природы и происхождения они не что иное, как выражение уровней, на которые поднимается цивилизация на различных этапах человеческого развития.

Не таковы еврейская «религия» и еврейский Закон. Они не произошли от верований, владевших людьми в тот или иной период. Они не являются ограниченными во времени человеческими представлениями о Боге, о земном и Божественном. Они дарованы Самим Богом; они содержат идеи, которые по воле Бога должны на вечные времена формировать представления людей о Божественном, но прежде всего о человеке и делах человеческих. С самого начала Закон Бога противостоял естеству того народа, среди которого он должен был впервые утвердиться на земле. Было необходимо доказать силу Закона именно этому народу, который противился ему, так как был «упрямым народом». И как раз то сопротивление, на которое натолкнулся Закон, и является самым убедительным доказательством его Божественного происхождения. Этот закон возник не в народе, а пришел к народу извне, и потребовались столетия борьбы, чтобы завоевать этот народ, который должен был стать на вечные времена носителем Закона Бога.

Донести до всех в самых очевидных, самых категоричных выражениях уникальность, характеризующую суть и происхождение этого Закона с самого начала его появления в мире, — такова цель приготовлений, указанных в тексте Писания. Закон должен быть вот-вот дарован народу. Его дарования следовало ожидать в течение трех дней. Чтобы оказаться достойными даже простого его ожидания, людям предстояло освятить свои тела и одежды; другими словами: они должны были стать достойными Закона, символически осознав внутреннее и внешнее возрождение своей жизни, которое призван осуществить Закон. В их нынешнем состоянии люди еще не были к этому готовы. Только твердое решение в конце концов стать тем, чем они должны быть, сделает их достойными получения Закона. Различие между народом, готовым получить Закон, и источником, из которого они должны его получить, подчеркнуто и физическим разделением. Место, откуда должен явиться Закон, должно быть очень четко отделено от них. Оно должно быть поднято во внеземную высь. Ни человек, ни животное не могут ступить туда и даже коснуться этого места, иначе им суждена гибель. Лишь когда дарование Закона свершится, это место будет вновь возвращено земной сфере, и тогда люди и животные смогут свободно разгуливать там. А до этого времени людей следовало предостеречь, чтобы они держались подальше, и сдерживать их при помощи заграждения. Все это делается для того, чтобы ясно показать: этот Закон берет начало вне земных пределов и вне человечества.

16—19. Люди видели, как вся Природа трепещет при приближении Божественной Славы. И только они, только Человек стоял прямо и оставался несокрушенным, ожидая Своего Бога, Бога Вселенной. Как только он сознательно поступил на службу Богу, он узнал о ни с чем не сравнимом высшем благородстве Человека и его уникальном положении существа, находящемся в непосредственной близости к Богу. Небеса и земля, вся трепещущая вселенная лежала за его спиной, а он стоял прямо перед Своим Богом. Вся Природа ревела, гром гремел, молнии сверкали, горы сотрясались, воздух нес звуки трубы, но Израиль слышал только разговор между Богом и Моше — «Моше говорил, а Бог громко отвечал ему!»

20-25. …Сам Моше должен был стоять внизу, вместе с народом, в тот момент, когда Бог будет обращаться к Израилю сверху. Моше сошел к народу и говорил с ним (ст. 25). А затем Бог произнес следующие слова (гл. 20:1 и далее). Закон не только не должен был провозглашаться Моше: он относился к нему так же, как и к остальным людям.


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня

Раскаяние — Тшува

Мудрецы называют тшуву, возвращение к Творцу мира — великим, грандиозным действием. Попробуем понять, чем же так замечательна тшува.
Человек, делая тшуву, показывает, что он не желает более совершать подобные действия и, если бы ситуация повторилась, он поступил бы по-другому, в соответствии с заповедями Творца. Читать дальше

Пути праведников. Раскаяние

Орхот Цадиким,
из цикла «Орхот цадиким»

Велико раскаяние, — оно достигает Трона Величия

О тшуве

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

Полное возвращение возможно — правда, при условии, что оно сделано не ради выгоды. Кроме того, все плохое, совершенное ранее человеком, засчитывается ему как поступок хороший, праведный, со знаком плюс.

Раскаяние, Шаббат Шува, Капарот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Избранные главы из книги «Книга нашего наследия»

Религиозная светскость

Журнал «Мир Торы»

Ни Земля Израиля, ни язык, ни общие беды — ничто на свете не способно объединить евреев всего мира в единый народ, кроме Торы. Все остальное в еврейской истории проистекает из того, что сообщает еврею Тора, и без Торы сразу теряет очевидность. Еврей, который не живет по Торе, является евреем лишь потенциально.