Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Также пусть человек имеет в виду, что колесо фортуны поворачивается, и рано или поздно он сам, или его сын, или внук будут нуждаться в милостыне. И пусть ему даже в голову не приходит сказать: «Как же я буду растрачивать свои деньги на милостыню?» Поскольку следует ему знать, что деньги эти не его, а лишь даны ему на хранение, чтобы он делал с ними то, чего хочет истинный хозяин их, и это — доля его от всего его труда в этом мире, как сказано: «…и пойдет впереди тебя милостыня твоя».»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Хазон-Иш был готов принимать посетителей, невзирая на собственное здоровье. Его жена, зная о такой особенности, пыталась препятствовать наплыву визитеров, но напрасно.

Дверь его была открыта перед каждым человеком, и он не делал различия между человеком важным и простым. Наш учитель до конца отдал себя изучению Торы, но, тем не менее, когда к нему обращался еврей, нуждающийся в помощи, он отдавал себя в полное его распоряжение.

Однако рабанит, мир ей, жена нашего учителя, которая беспокоилась о нем и ухаживала за ним с величайшей преданностью, не позволяла любому человеку входить к нему в любое время и мешать его учебе. Однажды он сказал мне: «У многих есть претензии к рабанит, и я должен сказать слово в ее защиту».

«Рабанит почти не видит, и уже по одной этой причине она препятствует тому, чтобы люди входили ко мне. Поверь мне: если бы только я не видел по озабоченному выражению лиц входящих ко мне людей их разбитых сердец — я тоже не принимал бы их… Мне очень больно, что я должен посвящать так много времени заботам об этих людях за счет моей учебы. Но, когда я вижу лицо человека, я чувствую боль его сердца; меня охватывает жалость, и я принимаю его и посвящаю ему столько времени, сколько нужно, чтобы помочь ему».

«Также и рабанит: если бы она видела выражение лица, она наверняка позволяла бы людям войти ко мне; но поскольку она не видит, она поступает в соответствии с логикой, а ведь согласно логике не следует позволять людям отвлекать меня от учебы…»


Хотя Лея и была не самой любимой — свою вторую жену, Рахель, Яаков любил сильнее — именно от Леи ведут свой род половина израильских колен, в том числе, колено Йеуды. И именно Лея похоронена рядом Яковом в Хевроне. Читать дальше