Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Склонность давать милостыню — признак принадлежности к потомству отца нашего, Авраама, как сказано: «…ибо знаю Я, что он заповедает своим сыновьям (…) давать милостыню».»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Еврейская секта в Персии

Иудганиты, יודגאניים – еврейская религиозная секта, возникшая в Персии в 8 веке и получившая название «Аль-Иудганиа», אל יודגאניה , דת אליודגנים, от имени основателя её Иудгана, יודגאן , или Иегуды из Гамадана, ученика лжепророка Абу-Исы Исфагани.

Секта иудганитов, являясь продуктом национально-религиозного брожения, вызванного воздействием арабской и иранской культур, с одной стороны, и моментами недовольства обрядовым законодательством Талмуда, с другой, положила начало религиозной борьбе, завершившейся отпадом от единого национального организма иудаизма караимов.

Национальное самолюбие иранцев долго не могло примириться с подчинением религиозной культуре «презренных нищих», как они называли арабов. Эта зависимость была тем более невыносима, что поражение постигло иранцев совершенно неожиданно.

Ислам был известен иранцам с самого его возникновения. Богатое воображение и высокоразвитый философский ум иранцев, искони находившихся под влиянием индийской и греческой философии, в значительной степени ещё проникнутые философскими и социальными идеями Мани и Маздака, не могли принять «примитивную простоту» Библии и Корана. Были в ходу полемические сочинения огнепоклонников против иудаизма и ислама.

Всё это способствовало появлению в Иране, как и в Ираке, множества сект рационалистического и мистического характера. В этих сектах проявился возродившийся дух персидского народа, хотя национальная основа в них выражалась в философских и социальных доктринах, например, в требовании наследственного халифата и законной династии.

Таково было состояние умов в Иране при халифах Омейядской династии, начиная с Абд-аль-Мелика ибн-Мервана (685) до Езида II (724). Это одухотворённое выражение национальных отличий разных народов в Ираке и Иране способствовало неустанной работе мысли. Самые смелые религиозные воззрения парсийских и буддийских ересей мирно сочетались с мистическим аскетизмом. С другой стороны, аскетизм «зохд» был известен среди евреев Ирана искони под влиянием сочинений, приписываемых ессеям, которые были там широко распространены. Всё это подготовило почву для возникновения секты исавитов, אלעיסוניה , אלעיסויה , а несколько десятилетий спустя и секты иудганитов.

Основатель секты, Иудган, наученный трагической участью своего учителя Абу-Исы, не претендовал, подобно последнему, на роль Мессии и освободителя. Он объявил себя лишь пророком, предвестником грядущего Мессии и духовным руководителем еврейского народа, почему и назвал себя «Аль-Раи» (пастырь). Это, однако, не мешало последователям Иудгана считать его Мессией, который вернёт евреям политическую независимость.

Иудган проповедовал своеобразное учение, якобы возвещённое ему, как пророку, высшим Откровением. Он утверждал, что рассказы Св. Писания о действиях и чувствах Б-га следует понимать в высшем аллегорическом смысле. Б-жество нельзя представлять себе телесным и человекоподобным. Тора, кроме буквального, содержит в себе и скрытый, внутренний смысл. Человек обладает свободой воли, поэтому несёт ответственность за свои поступки. Подобно Абу-Исе, Иудган проповедовал строгий аскетизм: его последователи часто постились, не употребляли мяса и вина и придавали большое значение молитве. Он полагал, что заповеди о соблюдении субботы и праздников имели силу лишь во времена еврейской независимости и Храма. С потерей независимости они утратили свою обязательность и остались лишь как символическое напоминание. Как известно, это мнение нашло себе впоследствии много приверженцев среди караимов. По словам Иефета бен-Али, караимы также не признавали обязательности ритуальной чистоты в диаспоре, законов טומאה וטהרה , и разрешали употреблять пищу иноверцев.

Подобно Абу-Исе, Иудган признавал Иисуса и Магомета истинными пророками. Многочисленные последователи Иудгана настолько верили в него, что после его смерти утверждали, будто он не умер и снова явится для возвещения нового учения.

После смерти Иудгана его ученик Мушка, по словам Шарастани, основал секту Аль-Мушканиа, учившую, что Магомет был пророком лишь для иноверцев, а не для евреев.

Посмотреть статью "Иудаизм и Ислам"


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!