Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Агонизирующий (то есть, человек в таком состоянии, когда слизь поднимается в горло из-за сужения груди, и это происходит незадолго до смерти. Само слово «агонизирует» (ивр. госэс) происходит от корня, означающего «размешивать в кастрюле», поскольку слизь плещется у него в горле, как будто размешивается — «Тосфот Йом-Тов», первая глава трактата «Арахин») с точки зрения всех законов рассматривается как ивой. И поэтому запрещено касаться его, поскольку всякий, касающийся его, будет считаться убийцей. На что эта ситуация похода? На светильник, в котором догорают последние капли масла: как только человек касается его, он немедленно гаснет. И даже если он агонизирует продолжительное время, что доставляет сильные страдания ему самому и его близким, все равно запрещено приближать его смерть, например, убрав из-под него подушки и одеяла, поскольку говорят, что перья некоторых птиц обладают свойством отдалять смерть, или подложить ему под голову ключи от синагоги — все это запрещено. Однако если есть что-то, не дающее душе выйти, например, звук ударов и т.д. — можно это убрать, поскольку этим не совершается никакого действия с умирающим — убирают то, что мешает ему, не касаясь его самого.

2. Хотя запрещено касаться человека в агонии, тем не менее, если случился пожар, его не оставляют в доме, а выносят, и необходимо сначала сделать это, а потом спасать святые Писания. (И см. выше, глава 88, параграф 16).

3. Те, кто стоят рядом с умирающим, должны следить, чтобы ни один его член не свешивался с кровати, как сказано про Яакова: «…и поднял ноги свои на постель». И поэтому рядом с кроватью следует поставить стулья, чтобы умирающий не мог высунуть руку или ногу. Но, однако, если этого не сделали и умирающий вытянул с кровати руку или ногу, запрещено касаться его, чтобы вернуть их на место.

4. Если человек начал агонизировать, никто не имеет права оставить его и уйти, чтобы не случилось так, что душа его отходит, когда он в одиночестве, поскольку душа, выходя из тела, пребывает в панике. И заповедь требует стоять рядом с человеком в момент выхода его души, как сказано: «…и будет жить вечно, не увидит преисподней, так как увидит мудрецов умирающими…». И было бы правильно собрать десять человек, которые присутствовали бы при выходе души из тела; и они не должны заниматься, Б-же упаси, будничными делами, а должны изучать Тору, читать Тhиллим и другие гимны, приведенные в книге «Маавар Ябок». И принято зажигать свечи там, где находится умирающий.

5. После того, как душа вышла, подносят к носу человека легкое перышко: если оно не колеблется, можно считать его заведомо умершим. И тогда открывают окна, и скорбящие произносят Оправдание суда. И когда они доходят до благословения: «…Судья истинный!», они произносят его у упоминанием Имени Б-га и Его царства и рвут свои одежды так, как будет разъяснено в следующей главе.

6. Все, кто стоят рядом с мертвым в момент выхода его души из тела, обязаны рвать одежды. На что это похоже? На сгорающую книгу Торы, ведь нет ни одного самого никчемного еврея, в котором не было бы Торы и заповедей. И даже при смерти несовершеннолетнего, который уже учил Писание, или при смерти женщины все обязаны рвать одежды. И даже если этот мертвый иногда совершал преступления ради удовлетворения своих страстей — все равно при его смерти заповедь требует рвать одежды. Однако если он все время совершал преступления, даже просто ради удовлетворения страстей, — этот человек относится к «оставившим пути общины», и при его смерти нет обязанности рвать одежды.

И в этом случае, когда рвут одежды из-за мертвого, по которому не соблюдают траур (то есть не родственника — перев.), а просто потому, что присутствуют рядом с ним во время выхода его души, достаточно разорвать одежды лишь чуть-чуть; даже разорвать их сбоку или только полы одежды уже достаточно.

7. Мертвому закрывают глаза. Если у него есть сыновья — это должен сделать его сын, как сказано: «…и Йосэф возложит руку на глаза твои». Если присутствует первенец, пусть это сделает он.

8. Когда переносят мертвого с кровати, чтобы положить его на землю, нужно следить, чтобы он был закрыт, поскольку все требования скромности, относящиеся к живому, относятся также и к мертвому.

9. Обычай требует выливать всю начерпанную воду, стоящую в ближайших домах от мертвого, то есть в трех соседних домах (считая и тот дом, в котором лежит мертвый), даже если умер ребенок в первые тридцать дней после родов. А в Шаббат выплескивать воду не следует (однако «Биркей Йосэф» пишет, что следует сделать это также и в Шаббат).

10. Тот, кто охраняет мертвое тело, даже если речь не идет о его родственнике, свободен от чтения «Шма». Произнесения «Шмонэ Эсрэ» и от всех заповедей, данных Торой, поскольку тот, кто занимается выполнением заповеди, свободен от выполнения других заповедей1 (и см. ниже, глава 196, параграф 2). Если же охраняющих тело двое, пусть, пока один из них охраняет, второй прочтет «Шма» и помолится «Шмонэ Эсрэ».

11. Запрещено есть в той комнате, где находится мертвый, кроме как за перегородкой (как будет разъяснено ниже, глава 196, параграф 1). И даже если речь идет не об установленной трапезе, и даже просто поесть фруктов и попить воды — запрещено. И охраняющих тело необходимо предупредить об этом. И также запрещено произносить там какие бы то ни было благословения (и см. ниже, глава 199, параграф 15).

12. Запрещено переносить мертвое тело в Шаббат (см. выше, глава 88, параграфы 15 и 16) даже ради коhенов или ради выполнения заповеди — кроме как воспользовавшись помощью нееврея, если этого хотят родственники2 (и см. ниже, глава 202, параграф 16).


1 Если же он может выполнить какую-то другую заповедь, не добавляя себе хлопот, пусть выполнит.

2 И в этом случае разрешается сделать это и ради коhенов, и ради заповеди, и ради проявления уважения к мертвому.


9 Ава — одна из самых трагичных дат для еврейского народа. В этот день мы скорбим и постимся в память о разрушении Храма в Иерусалиме. Читать дальше