Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Цельность действий свидетельствует о цельности характера»Вавилонский Талмуд
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Запрещено красть или отнимать что бы то ни было как у еврея, так и у нееврея. Написано в «Тана де-Вей Элияhу»: Вот история про одного человека, который рассказал мне, что обманул нееврея, отмеривая финики, которые продавал ему, а потом на все деньги купил масла, и кувшин с маслом разбился, и все масло вытекло. И я сказал ему: Благословен Вездесущий, ко всем относящийся нелицеприятно! Ведь сказано в стихе: «Не отнимай у своего ближнего и не грабь» — то есть грабеж нееврея также считается грабежом!

2. Если речь идет о такой малости, на которую вообще никто никогда не обращает внимания, например, о щепке, которую отламывают от вязанки дров, чтобы поковырять в зубах, — это разрешено. Однако качестве праведности требует избегать и этого.

3. Даже если человек крадет что-то, намереваясь потом вернуть, а делает это только для того, чтобы досадить товарищу или подшутить над ним — это также запрещено.

4. Запрещено отнимать у товарища что бы то ни было, как сказано: «…не отнимай у ближнего твоего». Что значит «отнимать»? Речь идет о ситуации, когда деньги товарища оказались в руках у человека по желанию товарища, например, если товарищ дал ему что-то на хранение или работал на него за плату, — а человек этот не хочет теперь платить товарищу или все время откладывает выплату, говоря ему: «Приходи потом! Приходи потом!». И поскольку здесь сказано: «ближнего твоего» — по отношению к нееврею это разрешено, если при этом не происходит «осквернения Имени Б-га». Например, если человек взял в долг у нееврея, а тот умер, он имеет право отказаться платить его сыну, который не знает точно, брал ли этот еврей в долг у его отца. Если же нееврей знает точно, что еврей лжет — это запрещено делать из-за «осквернения Имени Б-га». И даже в том случае, если нееврей не знает точно, лжет ли еврей, тот имеет право только отрицать заем или другой долг, который обязан выплатить ему. Однако если у еврея в доме есть некоторая вещь, принадлежащая нееврею, запрещено не отдать ее, поскольку это — настоящий грабеж. И более того, даже если еврей купил у нееврея какую-то вещь, запрещено обманывать его в счете, выплачивая ему деньги, как сказано: «…и рассчитается с покупателем…» — речь здесь идет про нееврея, который ведь продает вещь еврею только в обмен на определенную сумму денег, о которой они договорились, если же еврей не выплачивает ему всю эту сумму, то он является уже не скрывшим долг, а укравшим вещь.

И даже ввести в заблуждение, не нанося никакого денежного ущерба, при купле-продаже запрещено, как я уже писал в главе 63. Но, тем не менее, если нееврей ошибся сам, разрешается воспользоваться его ошибкой, если это не приведет к «осквернению Имени Б-га», то есть нееврею не станет известно о происшедшем; и правильно было бы, чтобы в этом случае еврей сказал нееврею: «Смотри, я полагаюсь на то, что ты посчитал правильно!».

5. Всякий, кто желает получить себе дом товарища или его одежду, или все, что угодно, что товарищ не собирается продавать, а этот человек присылает к нему множество друзей, чтобы упрашивать его, или упрашивает его сам, пока тот не согласится продать — этот человек нарушает запрет из Торы: «Не желай…». А с того момента, когда он поддался на уговоры своего сердца и стал размышлять, каким образом он может приобрести эту вещь, он нарушил запрет: «Не стремись…», поскольку стремление — это только сердечное желание, и стремление в сердце приводит к тому, что человек начинает «желать» (то есть предпринимать действия для удовлетворения своего стремления — перев.). Если же человек приобретает вещь, которую он таким образом хотел, он нарушает сразу оба запрета из Торы. И поэтому, когда эти запреты приводятся в списке Десяти заповедей, они начинаются с соединительного союза «и»: «И не желай…», «И не стремись…».

6. Заповедь из Торы требует от грабителя вернуть ту самую вещь, которую он отнял, если она существует и не изменилась, как сказано: «И вернет награбленное, которое награбил». И то же самое относится и к вору. И эти люди не выполняют обязанности вернуть, возвратив деньги, даже если хозяева вещи уже отчаялись получить ее назад и смирились с потерей; если же вещь пропала или подверглась изменению, после которого ее невозможно вернуть в предыдущее состояние, или если вор, например, встроил ее в стену, так что теперь для него будет большим ущербом ломать всю стену и извлекать эту вещь — в этих случаях он выполняет заповедь вернуть награбленное, возвращая деньги, — столько, сколько стоила эта вещь на момент грабежа или кражи. Если же ограбленный находится в каком-то другом месте, грабитель не обязан посылать ему туда деньги, а может просто сообщить ему, что тот может прийти и ему отдадут деньги.

Если ограбленный умер, деньги следует вернуть его наследникам.

7. Если человек украл сразу у многих, например, если речь идет о лавочнике, который пользовался уменьшенной меркой или гирей недостаточного веса и т.д., или если он занимал какой-то пост в общине и делал послабления своим близким, за которых расплачивались другие, и также если человек одалживал многим людям деньги под проценты — всем им очень тяжело раскаяться. Поэтому им следует использовать свои деньги для чего-то общественно-полезного, чтобы и ограбленные также получили от этого выгоду. И в любом случае тем, про кого он точно знает, что грабил их, он обязан вернуть деньги лично, и в этом случае он не выполняет заповеди вернуть, пустив свои деньги на общественные нужды.

8. Запрещено покупать у вора или грабителя ту вещь, которую тот украл или отнял. И здесь нет разницы, идет ли речь о еврее или нееврее, поскольку неевреям также запрещено грабить и воровать даже у таких же неевреев — и это одна из семи заповедей, которые им даны. И купить вещь у вора или грабителя — большое преступление, поскольку покупающий поддерживает их в их преступлении, и об этом сказано: «Делящийся с вором ненавидит свою душу» — и он побуждает этого вора красть дальше; если же вор не найдет покупателя, не будет и красть. И несмотря на то, что вор мог бы отнести украденные вещи туда, где его не знают, это ему не так-то просто сделать. Если же покупающий у вора делает это ради хозяев украденных вещей, намереваясь вернуть им эти вещи, когда они вернут ему деньги — это разрешено. Однако речь идет только про случай, когда сами хозяева почему-либо не могу спасти свое имущество.

И также запрещено брать на хранение вещь, про которую очевидно, что она получена путем воровства или грабежа.

9. Даже получать какую бы то ни было пользу от украденной или отнятой вещи все то время, пока она находится у вора или грабителя, запрещено. И даже получить от нее столь небольшую выгоду, против которой не возражали бы даже хозяева вещи, например, разменять деньги, не меняя общей суммы — также запрещено, если речь идет о краденых или отнятых деньгах. И также войти в отнятый дом в жаркую погоду — из-за солнца, а в дождливую — из-за дождей, или пройти по отнятому полю, также запрещено.

10. И поэтому, если речь идет об известном воре или грабителе, у которого нет никакой другой профессии, кроме этой, и все его имущество заведомо отнято или украдено — запрещено как бы то ни было пользоваться этим имуществом, и запрещено бедному брать из этого имущества милостыню.

11. И также если кто-то хочет продать какую-то вещь, про которую можно полагать, что она украдена, как, например, сторожа фруктов, которые продают фрукты в укромном месте, или какой-то другой торгующий, который носит свою вещь, стараясь никому ее не показывать, или если он говорит покупателю: «Спрячь эту вещь!» — запрещено ее покупать. И даже купить у женщины какую-либо вещь, если можно полагать, что она продает эту вещь без ведома мужа, или покупать у мужчины что-нибудь из женских украшений или платьев, когда можно полагать, что он продает вещи жены без ее ведома — запрещено.

12. Если человеку подменили одежду в ресторане и т.д., он не должен надевать ту одежду, которая у него оказалась, но не принадлежит ему, а когда придет хозяин этой вещи, он должен отдать ее ему, хотя его собственные вещи пропали. И также если прачка стирает на нескольких людей и принесла одному человеку халат, не принадлежащий ему — запрещено его надевать, а необходимо вернуть его хозяину, даже если его собственный халат пропал. Только в случае, когда этот халат уже лежит у него много дней, так что не может быть, что хозяева не озаботились тем временем поисками своей вещи — тогда можно надевать этот халат, поскольку можно полагать, что за это время прачка удовлетворила претензии хозяев этого халата, заплатив за него.

13. Запрещено пользоваться чем бы то ни было, принадлежащим товарищу, без его ведома; даже если человеку точно известно, что, узнав о том, что он воспользовался вещью товарища, тот обрадуется и развеселится, поскольку он его любит — тем не менее это запрещено. Поэтому, если человек заходит в сад своего товарища, ему запрещено рвать там фрукты без ведома хозяина сада. Даже если хозяин сада — большой друг этого человека, любящий его как самого себя, и несомненно возрадуется и возвеселится, когда узнает, что этот человек воспользовался его фруктами — тем не менее из-за того, что сейчас этот товарищ не знает, что этот человек пользуется его фруктами — этот человек пользуется чужими фруктами, нарушая запрет. И необходимо рассказывать об этом всем, поскольку люди часто ошибаются в этом из-за того, что не знают закона.

14. Но, тем не менее, разрешается одному из домочадцев подать мелкую монетку бедняку или сыну друга хозяина дома без его ведома, поскольку у всех глав семей принято это разрешать. И это не называется «сделать без ведома хозяина», поскольку так принято, и об этом обычае знает и хозяин. И по этой причине разрешается принимать небольшую милостыню от женщин без ведома их мужей, поскольку так принято, и об этом обычае знают и мужья. И то же относится к фруктовым сдам — если этот человек все время ест там фрукты с разрешения хозяина сада, ему разрешено это делать; и то же относится ко всем подобным случаям.

15. Если человек нашел фрукты на дороге, под деревом, свешивающимся над дорогой, то, если это фрукты, которые обычно падают и от падения портятся, или даже если они не портятся, однако большинство проходящих по этой дороге — неевреи, или если речь идет о таких плодах, которые обычно поедают животные, а по этой дороге животные как раз ходят — можно считать, что хозяева этих фруктов уже смирились с потерей их, и поэтому их можно взять. Если же речь идет о фруктах, которые от падения с дерева не портятся, и большинство походящих по этой дороге — евреи — эти фрукты запрещено брать, поскольку это будет воровством.

Если же эти фрукты принадлежат несовершеннолетним сиротам, они запрещены в любом случае, поскольку в случае несовершеннолетних то, что они смирились с потерей своего имущества или подарили его кому-то, ничего не значит (и имущество по-прежнему принадлежит им и запрещено остальным как украденное — перев.).

16. Законам государства (связанным с имущественными проблемами — перев.), необходимо подчиняться.


Заповедь об очищении пеплом красной (или, в другом переводе, рыжей) коровы является примером законов, истинный смысл которых недоступен для понимания человеку. В данной теме освещаются символика и большинство практических аспектов этой заповеди по мнению великого мудреца и общественного деятеля прошлого, раввина дона Ицхака Абарбанеля. Читать дальше