Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Если между двумя людьми вышел спор, им подобает решить его по-хорошему, чтобы каждый уступил что-нибудь своему товарищу, чтобы отдалиться от возможного пренебрежения к суду, насколько это можно.

2. Если они не могут договориться по-хорошему и им приходится идти в суд, они должны идти в еврейский суд, и им запрещено судиться перед неевреями и в их судебных инстанциях, даже в том случае, если их законы совпадают с еврейскими. Даже если обе стороны согласны судиться в нееврейском суде — все равно это запрещено. Даже если они сделали киньян на свое согласие судиться в нееврейском суде или записали это в договоре — это ничего не значит. И всякий, кто пошел в нееврейский суд — злодей, который как будто проклинал и позорил Б-га и восстал против Торы Моше, учителя нашего, да пребудет мир на нем. И даже в тех случаях, когда человеку разрешено добиваться справедливости самостоятельно, как будет разъяснено, с Б-жьей помощью, в параграфе 9, ему, тем не менее, запрещено делать это с помощью неевреев. И даже если человек не обращается в нееврейский суд, а только пользуется помощью неевреев для того, чтобы заставить противную сторону судиться с ним в еврейском суде — его подобало бы растянуть на столбе и побить палками.

3. Если неевреи властвуют над нами, а человек, на которого хотят подать в суд, — человек «сильный», то есть заведомо не захочет добровольно судиться — все равно следует сначала подать на него в еврейский суд. Если же он не захочет туда прийти, следует получить разрешение у раввинского суда и спасать из рук этого человека свое имущество по их законам.

4. Если у человека требуют отдать деньги, которые находятся в его распоряжении, запрещено ему просить противоположную сторону отказаться от своего иска и согласиться получить част денег назад без суда, а часть простить. И если этот человек нарушил это требование и поступил так, он не считается выполнившим требования Небесной справедливости, пока не отдаст товарищу все его деньги.

5. Запрещено стороне в суде рассказывать судьям содержание претензии не в присутствии противной стороны. И не следует торопиться прийти в суд непременно до противной стороны, чтобы не стали его подозревать в том, что он торопится рассказать свое дело (и привести аргументы в свою пользу — перев.) до того, как придет его товарищ.

6. Как судья, берущий взятку даже для того, чтобы оправдать того, кто и так прав, нарушает запрет из Торы, так же и дающий взятку нарушает запрет из Торы, сформулированный в стихе: «Перед слепым не ставь претыкания».

7. Запрещено делать какие бы то ни было ложные утверждения. Даже если человек точно знает про себя, что он прав, и знает также, что, если он расскажет все как было, его признают по суду виновным — даже в этом случае ему не следует делать ложных утверждений. Вот что сказано об этом в Талмуде: «Учили в Барайте: Откуда мы знаем, что, если человек дал товарищу в долг сотню монет, ему не следует говорить себе: “Потребую-ка я с него двести, чтобы он признал, что должен сотню, и был бы должен поклясться (что не должен больше — перев.), и тогда я смогу заставить его поклясться еще и по другому поводу”? (Мы знаем, что так нельзя делать, из того, что) сказано в Торе: “От слов лживых отдаляйся”. Откуда мы знаем, что если человек дал товарищу в долг сотню монет, а потребовал с него двести, не должен товарищ его говорить себе: “Откажусь-ка я в суде признавать что бы то ни было, а, выйдя из суда, признаюсь ему в том, что должен ему сотню, чтобы не пришлось мне клясться, и не смог бы он заставить меня поклясться еще и по другому поводу”? (Мы знаем, что так нельзя делать, из того, что) сказано в Торе: “От слов лживых отдаляйся”. И откуда мы знаем, что, если три человека совместно дали в долг \четвертому сотню монет, не следует одному из них выступать истцом, а двум другим — свидетелями, чтобы заставить его выплатить эту сотню, а затем разделить ее? (Мы знаем, что так нельзя делать, из того, что) сказано в Торе: “От слов лживых отдаляйся”».

8. Иногда судящиеся стороны выбирают себе людей, которые могли бы выработать компромиссное решение, в присутствии ли суда или без его присутствия. И этот обычай правилен, поскольку каждый выбранный ищет заслугу того, кто его выбрал, и компромисс получается настоящим. И, разумеется, речь идет только о том, что каждый выбранный ищет заслугу честно, но Б-же упаси его изменять правде!. Поскольку так же, как запрещено неправедно судить — так же запрещено устраивать неправедный компромисс.

9. Человек может вынести для себя приговор и добиться справедливости самостоятельно. Если он видит свою вещь в руках другого, который схватил ее, он может забрать у него эту вещь. Если же этот другой сопротивляется, хозяин вещи может бить его, пока тот не оставит чужую вещь — если хозяин не может спасти свое имущество другим образом. И все это относится даже к случаю, когда человек не понесет никакого ущерба, если не станет добиваться справедливости немедленно, а подаст в суд и подождет решения.

Если же есть свидетели того, как хозяин вещи отнимает ее у другого, он не может делать это с помощью физической силы, кроме как в случае, когда он сможет после этого неопровержимо доказать, что он забрал именно свою вещь. Ведь если он не сможет этого доказать, то, что теперь вещь находится в его руках, не поможет ему подтвердить свои права на нее, поскольку свидетели покажут, что она была отнята. Однако если нет свидетелей (а в этом случае хозяину вещи не нужно будет потом доказывать своих прав на нее, раз она оказалась у него в руках), он может поступить так, хотя и не сможет потом доказать своих прав на вещь.

10. Когда жители города выбирают себе членов раввинского суда, они должны убедиться, что каждый из них обладает следующими семью качествами: мудростью в Торе, скромностью, страхом перед Небесами, ненавистью к (лишним) деньгам, даже собственным, любовью к правде, способностью вызывать любовь людей к себе, доброй славой, которой они обязаны своим делам. И всякий, кто назначает судьей неподходящего человека, нарушает запрет из Торы, сформулированный в стихе: «Не относись пристрастно к суду», — то есть, не относись пристрастно к людям, говоря: «Этот человек — богач, или мой родственник, — поставлю-ка я его судьей!». И если судья назначен на свою должность из-за серебра и золота — запрещено вставать перед ним или выказывать ему иные знаки уважения; и, по словам учителей наших благословенной памяти, к нему относятся слова Торы: «Богов серебряных и богов золотых не делайте себе».

11. Если в городе нет таких мудрецов, которые могут быть членами раввинского суда, — членами суда выбирают самых хороших и мудрых людей города, по мнению жителей города, и они будут судить, хотя и не подходят для того, чтобы быть судьями, чтобы люди не шли в нееврейский суд. И поскольку жители города принимают их в качестве судей, никто другой не может объявить их суд недействительным. И все, что они делают, пусть будет во имя Небес.

12. Всякий, кто может свидетельствовать ради своего товарища и годится для того, чтобы быть свидетелем, и товарищу его свидетельство может помочь, и этот товарищ требует, чтобы тот пришел свидетельствовать за него в суде — это человек обязан свидетельствовать, независимо от тог, есть у его товарища еще один свидетель или этот человек — единственный свидетель. Если же человек не стал свидетельствовать, по суду Небесной справедливости он виновен.

И запрещено человеку свидетельствовать о том, чего он не знает, даже если он слышал то, о чем говорит, от человека, про которого точно знает, что тот не лжет. И даже если судящийся сказал ему: Приходи и встань рядом с другим свидетелем, который у меня есть, и ничего не говори, только бы испугался мой противник, подумав, что у меня есть два свидетеля, и признался мне — не следует слушать этого судящегося, поскольку сказано: «От слов лживых отдаляйся».

13. Когда может свидетельствовать один свидетель? Только когда речь идет о проблемах, связанных с деньгами, когда даже показания одного свидетеля помогают, так как обязывают противную сторону клясться. И также в том, что касается нарушения запрета: если запрет еще не нарушен, один свидетель также может свидетельствовать, чтобы не дать преступлению совершиться. Однако если преступление уже совершено и запрет уже нарушен, одному свидетелю свидетельствовать не следует, поскольку, раз словам одного свидетеля не верят, его слова рассматриваются уже не как свидетельские показания, а как клевета на товарища.

14. Если человек берет плату за то, чтобы выступить свидетелем, его свидетельство не принимается. И это относится только к тому случаю, когда человек уже видел, что случилось, так что уже обязан свидетельствовать бесплатно; если же от него хотят, чтобы он специально пошел посмотреть, что произойдет, чтобы после быть свидетелем, ему разрешается взять за это плату. Но эта плата должна соответствовать его хлопотам и не превышать их. И также если для свидетеля хлопотно пойти в суд свидетельствовать, он может взять за это плату, но только такую, которая соответствовала бы его хлопотам и не превышала их.

15. Всегда, когда от свидетельства сам свидетель получает какую-то выгоду и каким-то образом заинтересован в своих показаниях, даже косвенно — он не может свидетельствовать.

16. Сказано в Писании: «…и который нехорошее сделал в своем народе» — и говорят мудрецы, что этот стих относится к человеку, выступающему в суде по доверенности и вмешивающемуся в чужую ссору. Это относится только к случаю, когда оба спорящих находятся в городе, но когда, например, должник — человек, обладающий властью и хорошо умеющий судиться, так что кредитор боится сам спорить с ним и поручает это другому — это называется «вмешиваться в чужую ссору». Если же ответчик находится в другом городе, а истец не может пойти на такие хлопоты и поручает другому представлять свои интересы — тот, кто делает это, выполняет заповедь, спасая ограбленного от грабителя. Некоторые же говорят, что выступать в суде по доверенности для того, чтобы получить плату, а не для того, чтобы показать свою силу, разрешается.

17. Всегда следует избегать даже правдивой клятвы, насколько это возможно.

18. Если ответчик обязан поклясться, и истец видит, что он готов принести ложную клятву, Б-же упаси — следует, насколько это возможно, выработать компромиссное решение и не позволять ему клясться ложно, как сказано: «Клятва Б-жья будет между ними обоими…» — и делают мудрецы отсюда вывод: «Этот стих учит нас, что за клятву отвечают они оба».

19. Если еврей может свидетельствовать в пользу нееврея, который судится с евреем в нееврейском суде, то, если по его свидетельству еврея приговорят к большей выплате, чем он платил бы по еврейским законам, запрещено приносить это свидетельство; если же нет, свидетельствовать разрешается. А если нееврей с самого начала пригласил этого еврея быть свидетелем, то, поскольку при отказе того свидетельствовать произойдет «осквернение Имени Б-га» (то есть неевреи подумают про евреев плохо — перев.), разрешается свидетельствовать в пользу нееврея в любом случае.

20. Все время, пока человек помнит, что произошло, он может свидетельствовать, не опасаясь, что, раз дело было давно, он не помнит его в точности. Даже если человек помнит свое свидетельство только по записи в книге, то есть, когда его пригласили быть свидетелем, он сделал запись в записной книжке для памяти, а потом забыл происшедшее и может вспомнить его, только посмотрев записи — он имеет право свидетельствовать. И это право он имеет только в том случае, если, посмотрев записи, он вспоминает, что произошло. И также, если он вспомнил о происшедшем с помощью другого человека, который напомнил ему — он может свидетельствовать, даже если напомнившим был второй свидетель. Однако, если свидетелю напоминает о происшедшем сам судящийся, и он вспоминает, ему не следует свидетельствовать. Однако судящийся может рассказать о происшедшем кому-то другому, чтобы тот напомнил свидетелю, и тогда получится, что свидетелю напомнил не судящийся, а кто-то другой.

21. Если свидетель является родственником одного из судящихся или одного из судей, или свидетели являются родственниками друг друга, даже только через жен — иногда они не подходят для того, чтобы свидетельствовать. И даже если они являются родственниками только поручителю, а не должнику — они также не годятся для свидетельствования. И причина, по которой Тора объявила неприемлемым свидетельство родственника, связано не с тем, что мы уверены, что родственники любят один другого — ведь они не могут свидетельствовать ни за родственников, ни против них!. Запрет этот представляет собой просто постановление Торы, ничем не обусловленное, и даже Моше и Аарон не могли свидетельствовать друг относительно друга. Поэтому всякий свидетель, являющийся родственником одного из вышеупомянутых лиц, или если он был прежде их родственником, но перестал им быть, о чем судьи не знают — он должен сообщить им об этом, а они скажут ему, достаточно ли это близкое родство, чтобы по закону Торы объявить его негодным для свидетельства, или нет.

22. Если есть два свидетеля, и один из них знает о другом, что тот — злодей и не пригоден для свидетельства, а судьи не знают его злодейства — ему запрещается свидетельствовать с ним вместе, даже если они свидетельствуют правду, как сказано: «Не поднимай руки своей со злодеем, чтобы быть свидетелем разбойным». И речь снова идет о ничем не обусловленном постановлении Писания, по которому все свидетельство отменяется, даже если его поддерживают много свидетелей, всего из-за одного некошерного свидетеля.

Кто же является злодеем, не пригодным для свидетельства по закону Торы? Это всякий, кто совершил нечто, про что все евреи знают, что это преступление, и это вещь, которую запрещает стих из Торы — и человек нарушил этот запрет злонамеренно и не раскаялся. Если же можно объяснить его действия заблуждением или ошибкой, то есть незнанием сути запрета — свидетель не становится непригодным.


Дарование Торы стало ключевым событием не только еврейской, но и общемировой истории? Письменная Тора была переведена на древнегреческий и другие языки, а законы Торы и принципы иудаизма легли в основу мировых религий — христианства и ислама. Как результат, все человечество приняло новые ценности: Единобожие, добросердечие и взаимопомощь, запрет посягательства на чужую жизнь и имущество, неделя с выходным днем, запрет разврата и т.д. Читать дальше

Рассказы мудрецов о Даровании Торы

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Почему Тора была дана в пустыне? Почему Тора не была дана Израилю сразу после Исхода из Египта? Почему Тора была дарована на горе Синай?

Недельная глава Итро

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Центральная глава рассказывает о даровании Торы на горе Синай. Ради этого и произошел выход из Египта.

Бахайская религия, сикхизм, ислам, христианство и иудаизм

Лоренс Келеман

Мы публикуем отрывок из книги Лоренса Келемана «Возможность получить» (Permission to Receive).

Машиах и геула

Акива Татц,
из цикла «Жить вдохновенно»

Главная особенность мессианского откровения состоит в том, что оно остается скрытым до того момента, пока реально не произойдет. Его невозможно предсказать; никакие мистические изыскания не помогут узнать, когда оно наступит.

Моше на горе Синай

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Период пребывания Моше на горе Синай был разбит на десятидневные отрезки. В каждый из них лидер еврейского народа обучался различным наукам, знание которых было необходимо для получения Торы.

Почему Моше провел 40 дней на горе Синай?

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Мудрецы сравнивают Моше с человеческим зародышем, который не ест и не пьет 40 дней. Этот период требуется для возникновения нового существа. В случае с Моше рабейну — для постижения Б-жественной Торы.

Устная Тора

Рав Мордехай Нойгершл,
из цикла «Путешествие к вершине горы Синай»

Почему нужно повиноваться словам Мудрецов – ведь какими бы мудрецами и праведниками они ни были, они всего лишь люди?

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»