Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Большинство законоучителей согласны, что закон о прощении долгов в седьмой год (Шмита, или год Шмиты — перев.) действует и в наше время и даже вне Земли Израиля. В еврейском де мире принято не следовать этому закону, и уже возмущались этим великие люди Израиля, некоторые же из них взяли на себя найти некоторые основания этому обычаю, полагаясь на мнения некоторых законоучителей, разрешающих не следовать закону Шмиты. Однако тот, кто старается выполнять заповеди точно, несомненно, должен поступать согласно мнению большинства законоучителей благословенной памяти, и, в частности, он может решить эту проблему, написав прузболь (что это такое — рассказывается в параграфе 15 — перев.) и не потерять своих денег. Годом Шмиты был 5635 год и будет, с Б-жьей помощью, 5642 (дальше годами Шмиты будут, с Б-жьей помощью, 5740, 5747, 5754 и т.д.).

2. Седьмой год делает недействительными все долги, как взятые без расписки, по устной договоренности, так и взятые под расписку, даже если в расписке оговорено, что должник отвечает перед кредитором всем своим имуществом. Если же кто-то дал своему товарищу деньги в качестве «денег, данных в оборот», то есть по закону половина этих денег считается данной на хранение, а половина — данной в долг, та половина суммы, которая является долгом, прощается в седьмой год1, а та половина, которая дана на хранение, не прощается.

3. Если кто-то дал в долг товарищу денег под залог — этот долг не прощается в седьмой год. Если же залогом была недвижимость — законы такой ситуации сложны и многочисленны.

4. Если поручитель выплатил кредитору сумму долга, и прежде, чем он успел взыскать эту сумму с должника, наступил год Шмиты — долг должника поручителю прощается.

5. Если человек обязан принести товарищу клятву, чтобы освободиться от обязанности выплатить ему деньги, а обязанность эта такова, что, если бы он признал свой долг и был должен платить, в седьмой год эта обязанность пропала бы — седьмой год в этом случае освобождает этого человека и от обязанности клясться.

6. Если кто-то был должен товарищу деньги и отрицал это, и они предстали перед судом, который обязал этого человека платить, и суд записал свое постановление и вручил его кредитору — седьмой год не прощает этого долга.

7. Если человек дает в долг своему товарищу деньги и уславливается с ним, что седьмой год не простит автоматически этого долга — в этом случае в седьмой год долг все равно прощается. Если же он условится с ним, что тот не воспользуется своим правом не платить этого долга и все равно его выплатит, даже если все это происходило в седьмой год — в этом случае в седьмой год долг не прощается. И также, если в долговой расписке было сказано, что деньги эти даны не в долг, а на хранение, в седьмой год этот долг не прощается.

8. Если человек дал в долг своему товарищу денег на несколько лет, и время выплаты наступило после того, как прошел седьмой год — в этом случае в седьмой год долг не прощается, поскольку кредитор не мог потребовать выплаты долга в сам седьмой год.

9. Если человек передает свои долговые расписки в раввинский суд и говорит: «Вы взыщите для меня мои долги», — эти долги не прощаются в седьмой год.

10. Если человек продает товарищу что-либо в кредит, это то же самое, как если бы оно одолжил ему деньги, и седьмой год прощает этот долг. Но если лавочник продает всем своим клиентам в кредит, и обычно не требует заплатить, пока не наберется некоторая сумма, этот долг в седьмой год не прощается. Если же лавочник оформил этот кредит как долг, то есть подсчитал все вместе и записал в своей расходной книге общую сумму, это уже считается займом, и седьмой год его отменяет.

11. Если наниматель должен рабочему плату, седьмой год ее не отменяет. Если же эта плата оформлена как заем — седьмой год ее прощает.

12. Если человек действует от имени нееврея, на него (в данном случае) распространяются те же законы, что и на самого нееврея. Поэтому, если еврей купил у нееврея долговую расписку другого еврея, седьмой год ее не отменяет, поскольку сам нееврей взыскивал бы этот долг независимо от седьмого года. И также если еврей выступал перед неевреем поручителем за другого еврея, а тот не выплатил своего долга, так что еврею-поручителю пришлось самому расплачиваться с неевреем, и при оплате он забрал у нееврея долговую расписку должника — эта долговая расписка не отменяется в седьмой год. Если же долговой расписки не было, а еврей только устно требует от своего товарища расплатиться за тот долг, который он вместо этого товарища выплатил нееврею — товарищ его имеет право не платить.

13. Денежные долги прощаются только в конце седьмого года. Поэтому то, кто дал товарищу денег в дог в сам год Шмиты, может взыскивать свой долг весь год, но в канун Рош а-Шана, когда закатилось солнце, его долг пропал.

14. Если должник собрался выплатить кредитору долг, который на самом деле был прощен в год Шмиты, кредитор должен сказать ему: «Я простил тебе этот долг по закону Шмиты, и ты не обязан платить мне». Если же должник говорит: «Несмотря на это, я все же хочу, чтобы ты принял от меня эти деньги», — кредитору разрешается принять их. И должнику не следует говорить: «Я отдаю тебе то, что тебе должен»; следует же сказать: «Эти деньги мои, но я даю их тебе в подарок». И кредитор имеет право постараться устроить так, чтобы должник сказал, что дает эти деньги ему в подарок. Если же он не может заставить должника сказать именно так, ему не следует принимать деньги.

15. Прузболь не прощается в седьмой год. Что такое прузболь? Кредитор идет к троим евреям, соблюдающим Тору, чтобы они образовали для него раввинский суд, и говорит им: «Вот вам, судьям, я сообщаю, что всякий долг, который должны мне такой-то и такой-то, я взыщу, когда захочу». И они пишут ему прузболь следующего содержания: «Мы заседали втроем одновременно, и пришел такой-то, кредитор, и сказал нам: Сообщаю вам…». И все трое подписываются внизу документа в качестве судей или свидетелей. И это можно сделать даже в конце седьмого года, то есть накануне Рош а-Шана перед заходом солнца. Некоторые же говорят, что нет необходимости непременно писать прузболь, достаточно того, что кредитор говорит перед судьями. И даже если в том месте, где живет кредитор, нет раввинского суда, он имеет право сказать: «Я передаю свои долговые расписки раввинскому суду, находящемуся там-то».

16. Прузболь действует только в том случае, если должник владеет каким-либо недвижимым имуществом. Его может быть даже очень мало. Даже если он владеет только горшком с отверстием внизу — этого достаточно. Даже если у самого должника никакой недвижимости нет, но она есть у поручителя или у того, кто должен что-либо этому должнику — этого также достаточно. И даже если ни у кого из этих людей ничего нет, то, если у кредитора есть какое-либо недвижимое имущество, он может передать его должнику, даже через посредство другого еврея, и даже не в присутствии должника — и этого достаточно для того, чтобы написать прузболь.


1 См. «Пеат а-Шульхан», глава 29, параграф 10.


На восьмой день после начала праздника Суккот — в Шмини Ацерет, когда сыны Израиля покидают шалаши и возвращаются в дома — они немедленно начинают молить Вс-вышнего о дожде и благословении. Специальная вставка с просьбой о дождях добавлена в праздничный Мусаф дня Шмини Ацерет. Читать дальше