Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал рабби Зейра: Нельзя пообещать ребенку что-либо и не выполнить обещания, так как этим ты учишь его лжи.»Трактат Сукка 36:2
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. После того, как был разрушен Храм, постановили мудрецы наши благословенной памяти, чтобы ко всякому радостному событию было примешано что-то, напоминающее о разрушении Храма, как сказано: «…Если забуду я тебя, Иерусалим… если не поставлю я Иерусалим во главу веселья моего». И постановили мудрецы, что нельзя человеку строить дом, оштукатуренный и покрашенный, как строят царское жилье, и что нельзя штукатурить весь дом штукатуркой. Делать же следует так: обмазать весь дом глиной и оштукатурить его, оставив квадрат размером ама на ама напротив входа1 без штукатурки, чтобы вспоминать о разрушении Храма. Ясной же причины того, почему так не поступают сейчас, мы не знаем.

2. И также постановили, что тот, кто накрывает стол для гостей, даже для заповеданной трапезы, не должен подавать все кушанья, полагающиеся на трапезе2. И также женщине не следует надевать все свои украшения одновременно. И жениху перед свадьбой насыпают немного пепла на голову, на то место, куда накладывается тфиллин. И в той фате, которой покрывают невесту, не должно быть нитей из золота или серебра3. И также принято, чтобы в момент подписания брачного договора, после его прочтения, разбивали горшок в память о разрушении Храма, однако следует выбирать для этого уже разбитый горшок. А под хупой жених разбивает стеклянный сосуд, и для этого можно брать целый стакан4.

3. И также постановили мудрецы не слушать играющих ни на каких музыкальных инструментах и даже певцов. И во время свадебной трапезы следует петь только специальные гимны, установленные для этого случая, как для Шаббата; а все другие песни петь запрещено5.

4. Остерегайся наблюдать за тем. Как неевреи охотятся, пляшут в хороводах или веселятся как-то по-другому. Если же ты услышишь их радостные голоса, вздыхай и сокрушайся о разрушении Иерусалима и молись о нем Святому, благословен Он. И даже если евреи устраивают охоту, запрещено ходить туда, поскольку это «собрание насмешников». И все виды веселья запрещены, однако веселить жениха и невесту разрешается как пением, так и игрой на музыкальных инструментах6, но также и в этой ситуации не следует чрезмерно веселиться. И запрещено человеку смеяться в полный голос в этом мире, даже радуясь выполнению заповеди, ибо сказано: «Тогда будем мы смеяться в полный голос» (то есть время, когда мы имеем право смеяться в полный голос — это «тогда», то есть в будущем мире — перев.).


1 (Если это сделано, разрешается даже оштукатурить и окрасить дом, как строят царское жилье). Некоторые оставляют неокрашенный участок над входом, и, возможно, это делается для того, чтобы этот незакрашенный квадрат всегда был виден хозяину дома, который, как правило, сидит напротив входа.

2 То есть, он не подает одно из блюд, которые принято подавать в этой местности. Если же он считает, что данное кушанье не принято подавать — см. МБ. В Шаббат и в Йом-Тов следует подавать все, что положено. (И см. БГ, глава 560).

3 В наше время принято разрешать это, поскольку главной частью фаты является бахрома. (Некоторые же говорят, что это потому, что эта фата не делается исключительно для невесты).

4 И так и следует поступать.

5 См. Рамо, глава 560, параграф 3. (Запрет петь обычные песни связан с трактовкой фразы: «Сделали меня дети твои музыкальным инструментом»).

6 Рамо: «Для нужд заповеди, как, например, чтобы повеселить жениха и невесту, все это разрешено.»

Вот законы разрывания одежды в знак траура по Иерусалиму, Храму и городам Йегуды

(согласно «Мишне Бруре»)

1. Если человек видит Иерусалим, или Храм, или города Йегуды разрушенными, он должен разорвать свои одежды, если он не видел их в течение тридцати дней (некоторые же говорят, что, оказавшись на определенном расстоянии от них, человек обязан разорвать одежды, даже если он пока что их не видит. См. МБ).

2. Как следует разрывать одежду: Когда человек видит Иерусалим, он произносит стих: «Сион пустыней стал, Иерусалим — развалинами», и разрывает руками и стоя все одежды, которые на нем — с левой стороны — пока не обнажит сердце. (Примечание: принято, разрывая одежду таким образом, разрывать ее только на тефах и только верхнюю одежду, как разрывают одежду в знак траура по родственникам, о чем рассказывается ниже, глава 195). Перед тем, как разрывать одежду в знак траура по Храму, следует произнести фразу: «Дом святости нашей и великолепия нашего, где прославляли Тебя отцы наши, был предан сожжению огнем, и все, что мы ценили, было предано разрушению», и разорвать одежду, как описано выше. И пишет «Биур Хадаш», что необходимо простереться ниц, плакать и страдать о разрушении Храма, и произнести «Гимн Асафа» (Тhиллим, глава 79). Разрывая одежду, следует произнести: «Благословен судья справедливый (без упоминания Имени Б-га и Его царства), ибо все постановления Его справедливы и истинны; твердыня, во всех делах Его нет обмана, ибо все пути его — суд; Б-г надежный и не совершающий дурного, справедлив и прям Он. И Ты прав во всем, что постигло нас, ибо Ты правду вершил, мы же творили зло». Перед тем, как разрывать одежду в знак траура по разрушенным городам Йегуды, произносит: «Города Твои святые стали пустыней», — и разрывает одежду.

3. Если человек разорвал свои одежды в знак траура по Иерусалиму, а после этого увидел Храм, он еще надрывает свои одежды на три пальца; если же человек сначала разорвал одежды в знак траура по Храму, а после этого увидел Иерусалим, он надрывает свои одежды еще чуть-чуть.

4. Запрещено сшивать разорванную одежду, но назавтра разрешается скрепить разорванное место большими стежками.

5. Некоторые говорят, что в тот первый день, когда человек увидит разрушенный Иерусалим, ему запрещено есть мясо и пить вино весь день.

6. Человек, входящий в то место, где стоял Храм, подвергается наказанию карет (безвременная смерть, смерть детей и «отрезание» души от будущего мира — перев.), поскольку в наше время все мы загрязнены нечистотой мертвого тела.


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.