Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Запрещено отходить в Шаббат и Йом-Тов от места, где человек встретил Шаббат или Йом-Тов, на расстояние, больше, чем тхум (Субботний радиус), который составляет две тысячи ама. «Местом, где человек встретил Шаббат», называется круг радиусом в четыре ама от этого человека, если он встречал Шаббат в поле; если же он встречал Шаббат в городе, его «местом» является весь город. И пригороды также считаются относительно данного закона городом. А что такое пригороды? Это область, простирающаяся на семьдесят и две трети ама от города, даже если там нет ни одного здания. И тхум начинают отмерять от того места, где кончаются «пригороды»1.

2. Если город окружен стеной, то, даже если он очень велик, человек имеет право пройти его весь из конца в конец и еще отойти на расстояние, равное тхуму. И то же относится к городу, который не окружен стенами, но дома которого2 стоят близко один к другому: если расстояние между домами меньше, чем семьдесят и две трети ама, они считаются стоящими рядом и относящимися к городу, даже если город простирается на несколько дней пути; и от последнего дома отмеряют «пригороды» и тхум3.

3. «Пригороды» отмеряют только от края города; но от отдельного дома начинают отмерять сразу тхум, прямо от стены.

4. Если два города стоят рядом, к каждому из них прибавляют «пригороды». И поэтому, если расстояние между ними меньше, чем двойная ширина «пригородов», они оба считаются одним городом.

5. При измерении тхума в некоторых случаях можно допустить послабление, но это разрешается делать только по указанию опытного раввина.

6. Если человек должен в Шаббат или в Йом-Тов выйти за пределы тхума, он должен накануне Шаббата или Йом-Това положить на краю тхума эрув тхумин; и положить его нужно в пределах тхума города, где он живет, чтобы ему можно было дотуда дойти. И то место, где он положил эрув, будет считаться местом его проживания, и поэтому он будет иметь право в Шаббат или в Йом-Тов пройти от этого места две тысячи ама в любую сторону. И поэтому очевидно, что то расстояние, которое он выигрывает с одной стороны городского тхума, он теряет с противоположной стороны — например, если он положил эрув тхумин в двух тысячах ама к востоку от своего города, ему запрещено отходить от своего дома на запад на любое расстояние, поскольку западная сторона города уже отстоит от того места, где он «установил себе проживание» в Шаббат, на расстояние, равное тхуму4.

7. Как делают этот эрув? Человек берет хлеб — столько, сколько необходимо на две трапезы (см. выше, глава 94, параграф 8, о том, сколько это составляет), — или кушанье, которое едят с хлебом, например, лук, редьку и т.д., — столько, сколько можно съесть с вышеупомянутым количеством хлеба, — но не соль и не воду, которыми запрещено делать эрув; взяв еду, он идет в то место, где он хочет ее положить, и произносит благословение: «Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам делать эрув», — и произносит: «Этим эрувом да будет мне разрешено пройти5 от этого места две тысячи ама в любом направлении». После этого он может возвращаться домой.

Человек может сделать один эрув на несколько Шаббатов, только он должен положить его в таком месте, где он сохранится, чтобы он не пропал и не испортился.

8. Человек может послать кого-то сделать для него эрув, то есть положить этот хлеб или это кушанье в указанное место, и тогда посланный сам произносит благословение, говоря: «Этим эрувом да будет разрешено такому-то идти…». И посланный должен быть взрослым евреем в здравом уме5*; ребенка же для этой цели не посылают. Даже если посланный не вернулся обратно к пославшему его человеку, тот может на него положиться, поскольку, если не стало известно обратное, мы считаем, что посланный всегда выполняет свою миссию.

9. Разрешается сделать один эрув для нескольких людей; но для этого необходимо, чтобы хлеба или кушанья было столько, чтобы на каждого участника приходился минимальный размер эрува. И нужно передать им право владения с помощью постороннего человека, как делается при совершении эрув хацерот (глава 94, параграфы 6 и 7). И эрув тхумин можно сделать для человека только с его ведома. И тот, кто кладет эрув, если он является посланником всех участвующих в эруве, произносит: «…да будет разрешено такому-то и такому-то…»; если же он делает это и для себя, говорит так: «…мне, такому-то и такому-то…».

10. Необходимо, чтобы эрув лежал в таком месте, где его можно съесть в сумерки, не нарушая для этого запретов из Торы. И поэтому, если он кладет эрув в яму и засыпает его сверху землей, это не считается эрувом; если же он прикрыл его камнем — эрув засчитывается. Если эрув положили на дерево, то, если это дерево толстое, эрув засчитывается; если же эрув положен на верхушку гибкого дерева или шеста — он не засчитывается6.

11. Если человек помещает свой эрув в городе, тогда «местом, где положен эрув» считается весь город, и он может ходить по всему городу, даже если он очень большой, и также отойти от города на расстояние «пригорода» и тхума, поскольку считается, что он «живет» в этом городе.

12. Если в пределах тхума есть город, который окружен стеной или в котором устроен эрув7, его длина не входит в измеряемый тхум, а считается равной четырем ама, но только в том случае, если тхум простирается за внешнюю границу этого города, например, в случае, если от эрува до этого города пятьсот ама, а длина города составляет тысячу ама — в этом случае весь город считается за четыре ама, и, измеряя тхум, отсчитывают от этого города еще тысячу четыреста девяносто шесть ама. И нет никакой разницы между направлением от эрува дальше от места проживания хозяина эрува или направлением назад, к месту его проживания. Если же тхум завершается посреди этого города, хозяину эрува запрещено выходить за пределы тхума, поскольку в этом случае город не считается за четыре ама.

13. И тот же закон будет в том случае, если человек положил свой эрув невдалеке от того места, где кончаются две тысячи ама, отмерянные от его города: если при его возвращении обратно в свой город две тысячи ама кончились до того, как он добрался до дома, ему запрещено даже вернуться домой (и таково мнение большинства мудрецов, и таков же закон на практике. См. «Элиягу Рабба»)8.

14. Эрув тхумин делают только для нужд заповеди, например, для того, чтобы помолиться в миньян, или приветствовать своего раввина или товарища, вернувшегося из путешествия, или участвовать в заповеданной трапезе, или для того, чтобы заниматься делами общины, или если человек сам возвращается из путешествия и хочет дойти до дома и т.д.9.

15. Не делают эрув тхумин ни в Шаббат, ни в Йом-Тов. И поэтому, если Йом-Тов выпал на пятницу, а в Шаббат человек хочет куда-то пойти, он должен сделать эрув тхумин накануне Йом-Това. И также, если Йом-Тов выпал на воскресенье, а человек хочет пойти куда-то в Йом-Тов, он должен сделать эрув тхумин в пятницу. (Закон о том, кто «делает эрув собственным телом» — в «Шульхан Арухе», глава 409, параграф 7. Закон о том, что делать, если Йом-Тов выпал сразу перед или сразу после Шаббата, или о наших временах, когда два Йом-Това идут подряд, и человек хочет сделать себе эрув в один день — с одной стороны, а в другой — с другой, см. «Шульхан Арух», глава 416).

16. Вещи и скотина, принадлежащие человеку, могут перемещаться на те же расстояния и в тех же направлениях, что и сам человек. Если же он одолжил их кому-то, сдал в аренду или передал на хранение, тогда они имеют право перемещаться так же, как и тот, у кого они сейчас. И даже если это нееврей, тем не менее, еврейские вещи и животные, находящиеся у него, имеют те же права перемещения, что и он. И, более того, даже вещи, принадлежащие нееврею, имеют право перемещаться так, как если бы они «жили» в том месте, где находились в сумерки9*.

17. Если нееврей принес фрукты, относительно которых нет опасения, что они сорваны сегодня, (и то же относится к любой вещи, если нет оснований опасаться, что для ее производства сегодня не выполнялась запрещенная работа), но которые принесены из-за тхума, то: если он принес их для себя или для другого нееврея, еврей имеет право пользоваться ими немедленно, и даже съесть. Однако еврею запрещено переносить их больше, чем на четыре ама, если только нееврей не внес их к нему в дом или если в городе не устроен общий эрув — в этом случае их можно переносить по всему городу, поскольку всякое место, куда можно перенести вещи, считается «находящимся в пределах четырех ама». Если же они принесены для еврея, они запрещены этому еврею и всем его домашним весь Шаббат и после Шаббата все то время, которое требуется для их доставки из-за тхума10. Но, тем не менее, их можно перемещать в пределах четырех ама или на все то расстояние, где можно носить вещи.

Если человек сомневается, принесены фрукты из-за тхума или нет, они также запрещены11, кроме как в случае, когда более вероятно, что они не принесены из-за тхума12.

18. Известно, что законы тхума действуют только в пределах десяти тефахов от земли. Поэтому, если человек взошел на корабль в пятницу, до наступления Шаббата, и этот корабль отплыл даже очень далеко — тем не менее, когда в Шаббат корабль достиг порта и этот человек сошел, он имеет право пройти от места высадки две тысячи ама в любом направлении, поскольку можно быть уверенным, что, пока корабль плыл, пассажир все время находился выше десяти тефахов от земли, «место проживания» его не определилось, пока он не ступил на землю.

Если же этот человек в Шаббат сошел с корабля, а потом вернулся обратно уже после того, как побывал в Шаббат на берегу, его «место проживания» на этот Шаббат — там, где он сходил. И если после этого корабль отошел от этого места больше, чем на две тысячи ама, тогда от места, куда он прибыл, он может отойти не более, чем на четыре ама, как всякий, кто вышел за пределы тхума. И также, если в Шаббат корабль побывал в таком месте, где от палубы до земли меньше десяти тефахов, это место стало «местом проживания» пассажира на этот Шаббат. Если же он сомневается, был ли корабль в Шаббат в таком месте или нет — на практике можно считать, что не был13.


1 Некоторые же говорят, что «пригороды» не прибавляются к тхуму, а отмеривание двух тысяч ама начинается от края города. Если же человек считает тхумом расстояние, отмеренное, как сказано в «Кицур Шульхан Арух», разумеется, не следует его одергивать. А в случае двух городов, о которых говорится в параграфе 4, «пригороды» добавляются по всем мнениям.

2 Под «домом» в этом параграфе понимается жилой дом.

3 По мнению МБ, от последнего дома (поскольку он присоединяется к городу через «пригород», не отмеряют дополнительно семьдесят и две трети ама, а только тхум.

4 Так говорит МБ. Однако «Шаар а-Цийун» пишет, что, возможно, пока он не вышел из города, ему разрешено ходить по всему городу. (Если он ночевал в городе — см. примечание 8).

5 «Левуш» предлагает другую формулировку: «…идти завтра». (Если же он делает эрув на все Шаббаты, говорит так: «…во все Шаббаты этого года».

5* Признающим заповедь эрува.

6 См. БГ, который говорит, что, если эрув поместили на верхушку гибкого шеста, по мнению некоторых, он засчитывается; если же шест жесткий и негнущийся, или если он затвердеет в будущем — тогда эрув не засчитывается.

7 МБ вообще не говорит о том, что у этого города должны быть стены или что в нем должен быть эрув.

8 Рамо же запрещает, если человек ночует в городе, проходить его из конца в конец. И это разрешение действует, по его словам, даже если он вышел из города, а потом вернулся обратно. И того, кто пользуется этим разрешением, не следует одергивать.

9 Если же он сделал эрув для чего-то, не связанного с заповедью, эрув, тем не менее, действителен.

9* См. БГ, глава 401, о том, чье положение в момент наступления сумерек является определяющим: нееврея или вещей.

10 А некоторые считают, что до завтрашнего утра, и еще потом все то время, которое требуется для доставки (поскольку не принято приносить фрукты вечером), но на практике можно следовать первому мнению.

11 Но после исхода Шаббата они разрешены немедленно.

12 Как определяется эта вероятность, см. «Шульхан Арух», глава 325, параграф 9.

13 То, что мы сказал, что тхум действует только ниже десяти тефахов, относится только к законам тхумов, установленным мудрецами (на реках, или до 12 километров по суше). Некоторые же говорят, что все законы тхумов установлены мудрецами. (Относительно того, как определяется «место проживания» пассажира корабля, см. БГ, который сомневается, действует ли закон, который приводит «Кицур Шульхан Арух» в параграфе 18, только в случае, если корабль остановился в таком месте, или же и тогда, когда он только проплыл над ним.


Хотя Лея и была не самой любимой — свою вторую жену, Рахель, Яаков любил сильнее — именно от Леи ведут свой род половина израильских колен, в том числе, колено Йеуды. И именно Лея похоронена рядом Яковом в Хевроне. Читать дальше