Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Злословие убивает троих: того, кто говорит, того, кто верит говорящему, и того, о ком говорится»В. Талмуд, Эрхин 15б
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Человеку не следует привыкать давать обеты. Всякий дающий обет как будто строит жертвенник в то время, когда строительство жертвенников запрещено; а тот, кто выполняет обет, как будто приносит жертву на этом жертвеннике и несет теперь наказание за принесение жертвы вне Храма: ведь, чем выполнять обет, лучше было ему попросить у раввинского суда разрешения от обета. И это относится ко всем обетам, кроме обета пожертвовать деньги на Храм, который человек обязан выполнить, как сказано: «И давший обет Б-гу заплатит». И не испрашивают разрешения от таких обетов, кроме как в тяжелой ситуации.

2. И также пусть старается человек удержаться от клятвы. Если он нарушил это требование и поклялся в чем-то, пусть не ищет разрешения от клятвы, а выполняет ее, даже если ему это тяжело, как сказано: «…поклялся в плохом (для себя) — не нарушит». И сказано далее: «Делающий это никогда не будет поколеблен». И разрешения от клятвы испрашивают только в тяжелой ситуации.

3. Человек должен стараться не давать никаких обещаний. И даже от обещания дать милостыню лучше воздержаться, а нужно, если у него есть сейчас та сумма, которую он хочет дать, немедленно дать ее. А если у него ее сейчас нет — пусть подождет, пока появится, и тогда даст, ничего не обещая. А если вся община договаривается, кто сколько даст, и он тоже должен сказать, сколько он даст, пусть скажет прямо, что даст такую-то сумму без обещания. И также во время поминовения усопших, когда обещают дать милостыню, ему тоже следует сказать: без обещания. (И см. выше, глава 34, параграф 9).

Если же человек в беде, ему разрешается дать обет.

4. Если человек хочет установить себе определенное время для изучения Торы или выполнить некоторую заповедь и боится, как бы потом не залениться, или если он боится, как бы не соблазнило его злое побуждение нарушить какой-то запрет или не выполнить требующую заповедь — ему разрешается придать себе сил с помощью обета или клятвы, поскольку сказано в Талмуде: «Сказал Рав: Откуда мы знаем, что можно поклясться выполнить заповедь, чтобы придать себе сил, хотя мы уже клялись в этом на горе Синай (при получении Торы — перев.)? Из сказанного: Я поклялся — и исполню свою клятву — исполнять твои справедливые постановления».

И даже если человек произносит это обещание не как обет или клятву, а как обычную фразу, — это обет и он должен его выполнять. И потому человек должен следить, чтобы, когда он говорит, что выполнит какую-то заповедь, добавлял: «Без обещания».

И вообще лучше человеку приучить себя к этому, даже если о говорит, что сделает что-то необязательное, чтобы не прийти, Б-же упаси, к нарушению обета.

5. Тот, кто дает обеты, чтобы улучшить свои душевные качества, называется прилежным в служении Б-гу, и это похвально. О чем идет речь? Если человек был обжорой и дал обет какое-то время не есть мяса, или если он был пьяницей и запретил себе вино и другие пьянящие напитки, или если он гордился своей красотой и принял назорейство (и не может теперь стричься — перев.) — такие обеты есть служение Б-гу, благословенно Его имя, и о них сказали мудрецы наши благословенной памяти: «Обеты — средство для отделения от мирского».

Но, тем не менее, даже и к таким обетам не следует человеку приучать себя, а следует ему превозмогать свое злое начало, не прибегая к помощи обетов.

6. Обет считается данным, только если человек имел в виду именно то, что сказал. Но если он пообещал что-то по ошибке, не имея в виду того, что произнес, или подумал, что даст обет, но не произнес его — это не считается обетом.

7. Если человек запретил себе нечто, разрешенное по закону, чтобы отдалить себя от запрещенного по-настоящему и вообще от мирского, как делают те, ко постится в дни чтения Слихот или отказываются от мяса и вина, начиная с 17-го Таммуза — даже если он сделал это только один раз, но имел в виду поступать так всегда, и не сказал, что делает это без обещания, а теперь не хочет больше этого делать, поскольку недостаточно здоров для этого — ему требуется разрешение от обета, и он должен сначала сказать, что раскаивается в том, что взял это на себя в качестве обета.

И также, если человек хочет запретить себе что-то разрешенное, чтобы отдалить себя от запрещенного и вообще от мирского — пусть скажет, что не принимает этого запрещения на себя в качестве обета, и также пусть скажет, что собирается сделать это только сейчас или когда захочет, но не постоянно.

8. Как разрешают от обета или от клятвы? Человек должен найти троих, соблюдающих и изучающих Тору, и чтобы один из них был специалистом в законах об обетах и знал бы, какой обет можно разрешить, а какой — нельзя, и как разрешают от обетов — и они разрешат его от обета. А если человек дал обет во сне — лучше, чтобы его разрешили десять соблюдающих и изучающих Тору.

9. Хотя для всех заповедей Торы считается, что мальчик не становится взрослым, пока ему не исполнится тринадцать лет и у него не вырастут два волоса на лобке, а девочка — пока ей не исполнится двенадцать лет и у нее не появится «знаков взрослости», для обетов и клятв взросление наступает на год раньше. То есть, двенадцатилетний мальчик и одиннадцатилетняя девочка, у которых может и не быть никаких признаков взрослости, но которые понимают, Кому они дают обет и клянутся — их обет и клятва действительны. Но если они не достигли этого возраста, то, даже если они все понимают, их слова ничего не значат. Но, тем не менее, на них кричат и их бьют, чтобы они не привыкали давать обеты и клятвы. А если их обет состоит в чем-то неважном и легком, не связанном с лишениями, их заставляют выполнить его.

10. Отец может отменить обет дочери, пока она не стала взрослой, то есть до двенадцати лет и шести месяцев (в том случае, если она не замужем). И муж может отменять обеты жены.

Как происходит отмена обета? Отменяющий должен сказать три раза: «отменено», или: «аннулировано», или использовать любые другие слова, показывающие, что обет объявляется изначально недействительным; и неважно, сказал ли он это в присутствии жены или дочери или без них. Однако выражение «разрешение от обета» не помогает мужу или отцу отменить обет; и, кроме того, они могут это сделать только в тот самый день, когда услышали его. То есть, если они услышали обет в начале ночи — могут отменять его всю ночь и весь следующий день. А если они услышали его вечером, незадолго до выхода звезд — могут отменить его только до выхода звезд, а после этого уже не могут.

В Шаббат он не должен говорить ей: «Отменено», как говорит в будни, а должен произнести это слово про себя, а ей сказать: «Возьми, съешь», или выбрать другие подходящие слова в зависимости от того, в чем состоял обет.

А если отец или муж сказали вначале, что согласны с этим обетом, даже если они не сказали этого прямо, но использовали такие слова, из которых ясно, что они не возражают; и даже если они только подумали, что не возражают — они не могут больше отменить этот обет. (Если она приняла обет только на каком-то условии — нужно обратиться к первоисточникам).

11. Какие обеты могут отец или муж отменить? Только такие, которые связаны с лишениями: скажем, относящиеся к мытью, украшениям, косметике и т.д. А муж может отменить и обеты, не связанные с лишениями, если они относятся к области семейных отношений и могут вызвать между ним и женой вражду. Но эти обеты считаются отмененными, только пока она замужем за ним. Если же она овдовела или развелась — она обязана выполнять их.


Поскольку потомки Леви доказали свою верность Творцу, то при возведении Мишкана (переносного Храма в пустыне) именно они были избраны для служения: потомки левита Аарона стали священниками-коэнами и совершали жертвоприношения, а потомки остальных семейств колена Леви стали служителями Храма: они охраняли Храм, переносили части Мишкана во время переходов по пустыне, а также помогали коэнам во время их служения Читать дальше