Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Почти два тысячелетия христианские миссионеры убеждали евреев принять их веру, но всякий раз терпели неудачу. Что двигало нашими предками? Почему они оказались столь «неуступчивыми»?

В последнее время много говорят и пишут о ряде религиозных движений иудео-христианского толка. Одно из них, самое пожалуй громкое и деятельное, — «Евреи за Иисуса». По всей видимости, небольшая группа евреев обнаружила нечто весьма привлекательное, в догматах христианства, хотя подавляющее большинство еврейского народа, как и прежде, решительно отвергает эту религию.

Уже почти две тысячи лет христиане заигрывают с евреями в тщетной надежде привлечь их на свою сторону. Но почему евреи столь упрямо отвергают протянутую руку? Чем плох для нас Иисус? Другими словами: почему мы не христиане?

Чтобы ответить на этот вопрос, взглянем на истоки христианского вероучения, об основоположнике которого сами христиане говорят, что он был евреем. Еще известно, что этот основоположник жил по еврейским законам, причем сроки его жизни пришлись на очень бурное время. Современниками Иисуса были величайшие мудрецы-талмудисты. Всего за одно поколение до него жил великий законоучитель Гилель, а поколение спустя — раби Акива. Правда, в наших национальных источниках очень мало сообщается о частной жизни Иисуса. Почти все имеющиеся сведения восходят к Евангелиям Нового завета, написанным деятелями ранней христианской церкви для своей паствы. Но главная цель Евангелий состояла в утверждении и распространении доктрины новой религии. Вот почему так трудно отделить подлинного, исторического Иисуса от того мифического Христа («помазанника»), которого придумала ранняя христианская теология для своих идеологических целей.

Уже сразу после смерти Иисуса его последователи внесли кардинальные изменения в свое учение. Основы современного христианства заложил Павел из Тарса (еврейское имя Села, в принятой транскрипции Саул), бывший ученик великого еврейского мудреца рабана Гамлиэля. Свою карьеру этот Села начал активной борьбой против ранних христиан. Затем, «пережив озарение» на пути в Дамаск, перешел в христианство и вскоре стал одним из его лидеров. Обращенный Павел никогда не встречался с Иисусом, но утверждал, что разговаривал с его духом. Именно при Павле христианство впервые провозгласило свои важнейшие догматы, которые с тех пор практически не менялись. Наставления Павла записаны в так называемых Посланиях, которые составляют вторую часть Нового завета.

Павел сформулировал следующие главные постулаты (догматы) христианской веры:

1. Иисус был Мессией, по-гречески Христом (помазанником). Его пришествие предсказывалось библейскими пророками и давно ожидалось евреями. Он является также сыном Бога и, как сын, обладает практически теми же качествами, что и Отец.

2. Человек плох и грешен по своей природе. Все человечество было проклято из-за первородного греха Адама. Еврейская Тора не может спасти человека, потому что ее многочисленные заповеди слишком трудны для исполнения. Единственное, что может спасти от полного проклятия и ада, — это вера в Христа.

3. Вначале евреи были избранным народом, но потом Бог отверг их за отказ принять Его сына, Иисуса. Само имя Израиль, дарованное Богом Своему народу, принадлежит отныне не евреям, а тем, кто верит в ИисусаМессию. Только они достойны Его любви и защиты.

Все остальные обречены гореть в «геенне огненной».

4. С приходом Христа остался лишь один закон. Это — обязанность любить. Люди должны брать пример с Иисуса, подражать его жертвенности, смирению, долготерпению — в надежде на то, что Бог проявит милосердие по отношению к ним.

Уже из одного перечисления этих четырех догматов понятно, отчего евреи не принимают христианское вероучение. Попытаемся привести возражения на них со стороны евреев.

1. Иисус не мог быть Мессией. Библейские пророки, на самом деле предсказывавшие, что Мессия придет, в то же время обещали, что после его прихода наступит эпоха всеобщего мира и любви. Но, как мы видим, этого до сих пор не произошло. Кроме того, всякие разговоры о том, что Мессия — «сын божий», для евреев абсолютно неприемлемы. Согласно тем же библейским пророчествам, Спаситель (если уж применять это слово) будет лишь выдающимся руководителем и учителем, но не более того.

2. Хотя первородный грех действительно существует, Тора учит, что человек может преодолеть его. Он не довлеет над человеком, как непреодолимый рок. Да, человек грешен, но именно для нашего исправления и совершенства мы получили от Б-га Тору. Абсурдно утверждать, будто дарованный Б-гом Закон невозможно или очень трудно исполнять. Более того, нам неизвестен ни один еврейский источник, где говорилось бы о возможности спастись (допустим даже, от проклятия) с помощью одной лишь веры. Искренняя вера в Б-га должна вести к соблюдению Его заповедей. Спасти, т.е. оправдать жизнь человека, может только соблюдение заповедей.

3. Невозможно себе представить, будто Б-г решил однажды отвергнуть еврейский народ. В Торе однозначно и многократно говорится о вечности нашего союза с Ним. Всевышний — не человек, чтобы отменять Свои обещания.

4. Тора дана людям на вечные времена. Она сама несколько раз повторяет это обещание. Поэтому ее нельзя заменить на какой-то новый договор или закон. Одной любви явно недостаточно; надо уметь выражать ее. Как раз этому нас учит Тора. Любовь к ближнему — лишь одна из ее заповедей; но любовь необходимо подкреплять добрыми делами.

Почему мы верим именно в эти идеи, а не в христианские постулаты Павла и его последователей? Дело в том, что Иисус никак не проявил себя в роли Мессии, которого ожидают евреи. Пророчества о мессианской эпохе предсказывают, что в будущем людей ожидает счастливая жизнь в бесконфликтном мире, при полным торжестве любви и универсальной истины, когда исчезнет зло во всех его проявлениях: не будет ни лжи, ни ненависти, ни насилия, ни идолопоклонства. Как видим, христианство не сумело выполнить ни одного из этих условий.

Христиане не согласны с нашим возражением. Все эти изменения, говорят они, произошли с приходом Иисуса. Они просто невидны, поскольку человек все так же грешен и не желает принимать Христа и его учение. Поэтому, дескать, Мессия-Христос должен вернуться еще один раз на землю, чтобы доказать правомочность своей миссии.

Со своей стороны евреи не принимают аргумента о том, что главные библейские пророчества о Мессии и его эпохе сбудутся только вслед за «вторым пришествием». Мы убеждены, что Мессия выполнит свою великую задачу с первой попытки, а значит, его приход еще не состоялся.

Но речь идет не только о личности Мессии и времени его пришествия. Христианство учит также, что Иисус был как бы «двойником» Б-га, наделенным человеческой плотью. Евреи решительно отвергают такую концепцию. Тот, кто утверждает, будто Б-г принимает облик человека, тем самым принижает Его величие, подрывает веру в Его Единство и Абсолютное Всесилие.

Говорить о «бого-человеке» значит быть идолопоклонником.

Евреи расходятся с христианами не только в вопросе веры; у нас разные взгляды и на роль человека в этом мире. Христианство не видит пользы в действиях человека, в его стремлении к совершенству. Единственное, что может спасти его, говорят они, это состояние предельного разочарования материальной жизнью, носительницей греховности, а также полная зависимость от Б-га. Евреи же убеждены, что человек может приблизиться к Б-гу, ВЫПОЛНЯЯ Его заповеди и подчиняясь Его воле. Но при этом оставаясь тем, у кого есть свобода выбора.

Таким образом, у христианства и иудаизма совершенно разные, по существу, противоположные концепции человека.

Иудаизм утверждает, что человек создан «по образу и подобию Б-га». Поэтому он может легко найти Б-жественные качества в себе самом и в окружающих его людях. Выполняя заповеди, мы тем самым как бы даем разгореться в нас Б-жественной искре. Еврей стремится не упустить эту возможность.

В то же время исходный постулат христианства пытается убедить нас в изначальной греховности и ущербности человека. Оставаясь наедине с собой, человек обречен на полное проклятие. Его натура тянется к злу, поэтому он должен что-то предпринять для собственного спасения.

«Что ты сделал для собственного спасения?» Таков первый вопрос христианства. Еврею такая постановка вопроса представляется бессмысленной. Она вообще далека от еврейского образа мышления. Еврей формулирует вопрос по-другому: «Как я могу служить Б-гу? Как мне соблюдать Его заповеди?» Ибо главная цель иудаизма состоит в соблюдении законов Торы. Мы видим в человеке прежде всего его потенциальное величие, ибо только он один во всей вселенной наделен способностью исполнять заповеди и осуществлять волю Творца.

Человек настолько плох, утверждают христиане, что истинное служение Б-гу ему просто не по плечу. Тора слишком трудна для людей. Поэтому им остается лишь верить в Христа и ждать спасения.

Евреи отвечают: поскольку Сам Б-г даровал нам заповеди и велел исполнять их, значит мы в состоянии Ему служить и осуществлять Его волю. Разве можно поверить в то, что Он преднамеренно взвалил на Свой избранный народ непосильное бремя?

Хотя все ученики Иисуса были евреями, они не сумели убедить своих соплеменников в правоте новой религиозной доктрины. Уже в период своего зарождения христианство стояло ближе к язычеству, чем к иудаизму. Шло время, но различия между двумя этими мировоззрениями не смягчались, а наоборот, стали обостряться. Евреи все решительнее отвергали новое учение; представители других народов с энтузиазмом пополняли ряды христианских прозелитов. В результате христианство все больше превращалось в нееврейскую, а подчас антиеврейскую религию. Церковь настойчиво призывала евреев примкнуть к ней, используя уговоры, а с тех пор как церковь утвердилась государственной религией в Римской империи, то и прибегая к насилию и жестокости. Но евреи держались твердо. Христианство добилось немалых успехов, оно изменило ход истории. Но ему так и не удалось подчинить евреев. Народ Израиля цепко держался за Тору, продолжая идти своим уникальным путем.

Наиболее последовательно евреи отвергали два важнейших христианских догмата о том, что Иисус — это Б-г в человеческом обличье и что Тора потеряла свое первоначальное значение. Даже угроза смерти не могла заставить евреев принять эти положения.

Но, отвергая христианство в целом, иудаизм не оспаривал духовную сторону его учения. При всей банальности проповедей Иисуса с точки зрения Торы — они внесли неоспоримый вклад в формирование духовнонравственных ценностей нееврейского мира.

Но любой еврей всегда знал, что Тора дала ему уникальную связь с Б-гом. Все, обнаруженное им в христианстве, мешало этой связи, противоречило ее сути. Именно поэтому еврейский народ веками отвергал христианскую догму. Он верил полной верой, что идет единственно правильным путем, предначертанным Б-гом, и категорически отказывался сойти с него.

с разрешения издательства Швут Ами


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше