Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам журнала «Истоки»

По содержанию глава во многом близка к предыдущей, которую мы читали на прошлой неделе и в которой сыновьям Израиля было сказано (Ваикра 18:3): «Поступков, подобных делам египтян… и делам кенаанцев… не делайте». Это приказ, предупреждение. Теперь Тора подчеркивает, что недостаточно отвратить себя от плохих дел. Надо стремиться к жизни святой и чистой, что достижимо выполнением заповедей и свершением хороших поступков. Не только уклоняйся от плохого, но и стремись к хорошему. Поэтому неслучайно глава Кдошим, маленькая по объему, но очень емкая в смысле содержания, приводит 51 заповедь, в то время как шесть предыдущих недельных глав книги Ваикра содержат в общей сложности 97 заповедей.

У нас сейчас «високосный» еврейский год, когда к двенадцати обычным месяцам добавляется тринадцатый. Делается это для того, чтобы сократить накопившийся «дефицит», образовавшийся из-за разницы в днях между «солнечным» годом и тем, что состоит из лунных месяцев. (В «солнечном» году 365 дней, в «лунном» примерно на 11 дней меньше.) Еще мы знаем, что в обычную субботу, если она не выпала на праздник, читается своя недельная глава Торы. Всего в Торе таких недельных глав 54. Всю Тору прочитывают ровно за год. В простой год, чтобы чтение Торы завершилось во время, иногда читают сдвоенные главы, но в «високосный», как сейчас, сдвоенных глав не бывает или их очень мало. Глава Кдошим почти всегда читается вместе с главой Ахарей. И лишь теперь, в нашем году, мы читаем их порознь. Тем не менее глубокая связь между этими главами остается: глава Ахарей начиналась с описания работы первосвященника в Храме в самый святой день в году, в Йом Кипур, а заканчивалась требованием соблюдать чистоту отношений между мужчиной и женщиной; глава Кдошим содержит большую группу заповедей, соблюдение которых способно привести еврейский народ к святой и чистой жизни. Так что обе они — о святости. Слово кдошим означает «святые»: «Святыми будьте». Эти слова Торы обращены ко всему еврейскому народу. Всему народу и каждому из нас.

Содержание главы. Еще раз перечисляются заповеди, приведенные ранее в других главах; на этот раз подчеркнуто, что их выполнение является необходимым условием для святости и чистоты народа (19:1—22). Среди них: уважайте своих родителей, соблюдайте субботы, не крадите, не обманывайте, не обирайте ближнего, не лгите в суде, не сплетничайте, не мстите; люби ближнего, как себя; и многое другое. Очень богатая на заповеди глава. Дальше идут запреты, связанные с плодами деревьев, выращенных в Эрец Исраэль (19:23—25). И снова несколько заповедей-предупреждений (19:26—37). Среди них: не ешьте с кровью, не гадайте, не обращайтесь к вызывающим мертвых и знахарям, перед сединой вставай и многое другое. Далее — наказание за идолопоклонство и за нарушение чистоты семейных отношений (20:1—21). Завершение главы — повторение требования быть святым народом…

Мы все время повторяем — святой, святость, святые. Но что имеется в виду? Русское слово ничего о самой святости не говорит. Мы догадываемся, что разговор идет о чем-то возвышенном, неземном, но сказать что-либо конкретнее не можем. Святой человек — «не от мира сего». Однако корень еврейского слова — кадош, святой, — имеет четкое значение: отделенный, отдельный. Т.е. святой — значит отделенный от… От чего? От несвятого? Первое, что приходит в голову — от плохого, от греха, от того, что запрещено Торой. Отделитесь от греха — и станете святым народом. Получается, что нет в мире ничего, кроме греха и святости, злодеев и праведников, черного и белого. Никаких промежуточных тонов. В таком случае, к какому из этих двух противоположных лагерей принадлежим мы? Ясно, что мир меньше всего похож на шахматную доску, а раз так, то святым, возвышенным можно назвать не то, что отделено от черного, запрещенного, а то, что отделено даже от полутонов, от серого цвета. Короче говоря, святость — это отделение от того, что, будучи не запрещенным Торой, все же считается предосудительным, нежелательным. Например, Тора запрещает присвоение чужого имущества (запрет на воровство, грабежи и т.д.). Но святостью она наделяет не того, кто просто не крадет, а того, кто с ревнивой осторожностью относится к чужой собственности.

Вот, что рассказывают о раве Элияу Левинзоне, ученике раби Исраэля Салантера. Он был выдающийся ученый, но на жизнь зарабатывал, занимая пост директора маленького банка в литовском городе Ковна. Однажды обанкротился один из клиентов банка, которому ранее, по рекомендации директора, была выдана огромная ссуда. Рав Левинзон, взяв вину на себя, обещал вернуть в кассу весь убыток. Уволившись, он открыл собственную контору и в течение многих лет регулярно выплачивал месячный взнос из своего кармана, — пока не вернул все деньги. Об этом узнали журналисты. Бывшего директора банка пригласили на работу сразу в несколько крупнейших финансовых фирм. Его дела резко пошли в гору, он стал госсоветником, его подпись под бумагами считалась лучшей гарантией для любой сделки на самом высоком уровне. Но главное — все увидали, что такое Тора и кем является еврей, ее соблюдающий. Раввины поколения говорили: если кто может представлять наш народ в глазах всего мира, то это рав Элияу Левинзон, святой человек!