Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тора молвит слово и чуть-чуть показывается из-за завесы лишь затем, чтобы спрятаться опять

Письменная Тора, данная на Синае, — это «голос» Всевышнего в мире. Она может быть услышана и прочитана, но не может быть непосредственно понята. Это текст, способный принимать то или иное значение. Чтобы быть понятой. Письменная Тора нуждается в объяснении. Устная Тора — часть Б-жественного Откровения, проясняющая для человека смысл письменного слова.

Слова «Тора изначально была на небесах» (Берешит Раба 8:2) означают, что Тора не вмещается в царство физического существования. Она предшествовала сотворению мира, в ней заключены все существующие знания. Согласно интерпретации каббалистов. Тора — это «разум Всевышнего».

Тора кедума (изначальная Тора), как объясняют каб-балисты, горела перед Всевышним «черным пламенем на белом пламени» и подразделялась на две «формы»: белое пламя символизировало форму, заключавшую в себе все знание и отражавшую сущность Всевышнего; черное пламя символизировало форму, в которой Письменная и Устная Тора даны человеку. Уже в процессе

Творения Тора кедума соединила две формы в одну, а именно, в Тору, которую может постичь человек, и которую мы изучаем сегодня. Отношение Устной Торы к Письменной подобно образу «черного пламени на белом пламени» (Иерусалимский Талмуд, Шекалим 6:1).

Подобно тому, как белый фон, не содержащий никакой информации для человека, представляет собой метафизический мир, не доступный нашему пониманию, так и Письменная Тора, данная на Синае, бессмысленна для человека, пока она не «очеловечена» Устной Торой. Тора, данная человеку, так относится к изначальной Торе, как Устная Тора относится к Письменной

Каббалистическое учение открывает нам природу Письменной и Устной Торы. Белое пламя, в котором буквы еще не различимы, проявляет свое содержание только через черное пламя — через Устную Тору, которая формирует согласные и гласные звуки. Только Устная Тора может проявить смысл Письменной; без нее Письменная Тора никогда не могла бы стать понятной. Мистическое белое пространство между буквами свитка — это и есть Письменная Тора, а черные буквы — Устная Тора — делает представление о высшем мире доступным человеку, пользуясь человеческим языком сюжетов и законов. Письменная Тора так же постоянна и неизменна, как и изначальная Тора. Так же, как человек нуждается в том, чтобы Письменная Тора служила «фильтром» для Торы изначальной (иначе мы не можем ее воспринять), так и Устная Тора необходима для того, чтобы сделать понятной Тору Письменную.

Поэтому Устная Тора представляет собой явление сверхъестественное; она гибка и динамична, всегда современна и вечно нова. Но она такова лишь при условии, что ее толкуют в соответствии с волей Законодателя. Только тогда она становится вечной весной, неиссякаемым и бесконечным источником истины. Не удивительно, что Устная Тора является сущностью как всех познаний, так и союза, который Всевышний установил с Израилем.

Было сказано устно и было записано письменно, и мы не могли бы знать, что первично. Когда же стих говорит: «…ибо по словам этим заключил Я союз с тобою и с Израилем» (Шмот 34:27), мы делаем вывод, что переданное устно первично.

(Иерусалимский Талмуд, Пеа 2:4)

Когда мудрецы объясняют Письменную Тору через Устную Тору и ее правила, они открывают настоящий, предопределенный смысл текста и приносят мудрость в этот мир.

Как музыканты, исполняя симфонию, вносят в нее свою лепту, не являясь ее авторами, так и мудрецы, в своей великой мудрости, заставляют звучать небесные ноты Торы внутри ограничений нижнего мира. В Седер Элияу Зута мы встречаем исключительно глубокое понимание этой концепции:

Сказал мне однажды еретик: «Только Письменная Тора была дана нам на горе Синай, но не Устная Тора». Я сказал ему: «Но разве не обе Торы — и Письменная, и Устная — были произнесены Всевышним? Так какая разница между ними?»

С чем это можно сравнить? С царем, который дал двум своим любимым слугам по мере пшеницы и по свертку со льном. Умный слуга взял лен, спрял нити и соткал ткань. Затем он перемолол пшеницу, сделал муку, испек хлеб и накрыл его тканью до прихода царя. А глупый слуга вообще ничего не делал. Когда царь вернулся, он сказал им: «Дети мои, принесите мне то, что я вам дал». Один слуга показал ему хлеб, накрытый тканью, а другой поднес необработанную пшеницу и лен. Как велик был его стыд и позор! Подобно этому, когда Всевышний дал Тору Израилю, Он вручил ее в виде пшеницы и льна, предоставив нам самим добывать муку и изготовлять ткань.

Этот мидраш подчеркивает, что Письменная Тора до сих пор полностью не раскрыта и по-прежнему требует тонкой работы точно так же, как физический мир требует человеческого труда для того, чтобы человек полностью осуществил свое назначение. Только человек, прилагая правила Устной Торы к тексту, воплощает Откровение в жизнь и проявляет его содержание. В этом смысле человек становится партнером в Откровении Торы.

Иначе говоря, Б-жественное слово, данное на Синае, является посланием, которое должно быть продолжено работой мудрецов в течение поколений. Зоар (11:99) объясняет, что мудрецы, усердно учась, могут преодолеть барьеры и раскрыть некоторые глубоко скрытые значения Торы:

Поистине, Тора молвит слово и чуть-чуть показывается из-за завесы лишь затем, чтобы спрятаться опять. Но она ведет себя так только с теми, кто признает и почитает ее. Как красивая и достойная девушка, она знает, что возлюбленный не отходит ни на шаг от ворот ее дома. Она приотворяет дверь своего укрытия, на миг открывая лицо перед возлюбленным, и тут же немедленно прячется опять. Только ее возлюбленный видит ее лицо и впивает увиденное всем сердцем и душой…

Так и со словом Торы, которое открывается лишь любящим ее. Тора знает, что хахам либо — мудрое сердце — сторожит ворота ее крепости. Она является на миг из тайных пространств дворца и тотчас прячется снова. Прохожие ничего не замечают. Лишь любящий видит это и впивает увиденное всем сердцем и душой.

с разрешения издательства Швут Ами


Эта глава начинается с заповеди жертвовать половину шекеля. Примечательно,что эту главу часто читают перед Пуримом, и как раз перед Пуримом и выполняется данная заповедь. Другая половина главы посвящена описанию греха золотого тельца и тому Великому прощению, которое оказал нам Творец. Читать дальше

Недельная глава Ки Тиса

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткое содержание раздела и несколько комментариев из сборника «Тора на все времена»

«Ки тиса» («Когда будешь вести счет»). ДОЛГО ЛИ УСИДИШЬ НА ДВУХ СТУЛЬЯХ?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний предписывает Моше определить число сынов Израиля («Когда будешь вести счет…») с помощью полушекеля, который внесет каждый из них на строительство Мишкана (переносного Храма). В такой форме евреям была дана заповедь приносить пожертвование на нужды Храма размером в полушекель. С этого приношения началось строительство Мишкана. В отсутствие Моше (он, как вы помните, сорок дней и ночей находился на горе Синай) евреи изготовили золотого тельца, поклонились ему и принесли жертвы. Моше спускается с горы с двумя скрижалями, видит это и разбивает скрижали. Сорок дней молится Моше, чтобы евреи не были истреблены в пустыне за этот грех. Б-г прощает евреев. Афтара к главе «Ки тиса» – отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). (Напоминаем: афтара – отрывок из Пророков, который читают в синагоге по субботам после чтения недельной главы.) Этот отрывок рассказывает о временах царя Ахава, правившего северным – Израильским – царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство – Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.

Ки Тиса. вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе

Золотой телец

Рав Шимшон Рефаэль Гирш

Почему Аарон выбрал фигуру тельца?