Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тора молвит слово и чуть-чуть показывается из-за завесы лишь затем, чтобы спрятаться опять

Письменная Тора, данная на Синае, — это «голос» Всевышнего в мире. Она может быть услышана и прочитана, но не может быть непосредственно понята. Это текст, способный принимать то или иное значение. Чтобы быть понятой. Письменная Тора нуждается в объяснении. Устная Тора — часть Б-жественного Откровения, проясняющая для человека смысл письменного слова.

Слова «Тора изначально была на небесах» (Берешит Раба 8:2) означают, что Тора не вмещается в царство физического существования. Она предшествовала сотворению мира, в ней заключены все существующие знания. Согласно интерпретации каббалистов. Тора — это «разум Всевышнего».

Тора кедума (изначальная Тора), как объясняют каб-балисты, горела перед Всевышним «черным пламенем на белом пламени» и подразделялась на две «формы»: белое пламя символизировало форму, заключавшую в себе все знание и отражавшую сущность Всевышнего; черное пламя символизировало форму, в которой Письменная и Устная Тора даны человеку. Уже в процессе

Творения Тора кедума соединила две формы в одну, а именно, в Тору, которую может постичь человек, и которую мы изучаем сегодня. Отношение Устной Торы к Письменной подобно образу «черного пламени на белом пламени» (Иерусалимский Талмуд, Шекалим 6:1).

Подобно тому, как белый фон, не содержащий никакой информации для человека, представляет собой метафизический мир, не доступный нашему пониманию, так и Письменная Тора, данная на Синае, бессмысленна для человека, пока она не «очеловечена» Устной Торой. Тора, данная человеку, так относится к изначальной Торе, как Устная Тора относится к Письменной

Каббалистическое учение открывает нам природу Письменной и Устной Торы. Белое пламя, в котором буквы еще не различимы, проявляет свое содержание только через черное пламя — через Устную Тору, которая формирует согласные и гласные звуки. Только Устная Тора может проявить смысл Письменной; без нее Письменная Тора никогда не могла бы стать понятной. Мистическое белое пространство между буквами свитка — это и есть Письменная Тора, а черные буквы — Устная Тора — делает представление о высшем мире доступным человеку, пользуясь человеческим языком сюжетов и законов. Письменная Тора так же постоянна и неизменна, как и изначальная Тора. Так же, как человек нуждается в том, чтобы Письменная Тора служила «фильтром» для Торы изначальной (иначе мы не можем ее воспринять), так и Устная Тора необходима для того, чтобы сделать понятной Тору Письменную.

Поэтому Устная Тора представляет собой явление сверхъестественное; она гибка и динамична, всегда современна и вечно нова. Но она такова лишь при условии, что ее толкуют в соответствии с волей Законодателя. Только тогда она становится вечной весной, неиссякаемым и бесконечным источником истины. Не удивительно, что Устная Тора является сущностью как всех познаний, так и союза, который Всевышний установил с Израилем.

Было сказано устно и было записано письменно, и мы не могли бы знать, что первично. Когда же стих говорит: «…ибо по словам этим заключил Я союз с тобою и с Израилем» (Шмот 34:27), мы делаем вывод, что переданное устно первично.

(Иерусалимский Талмуд, Пеа 2:4)

Когда мудрецы объясняют Письменную Тору через Устную Тору и ее правила, они открывают настоящий, предопределенный смысл текста и приносят мудрость в этот мир.

Как музыканты, исполняя симфонию, вносят в нее свою лепту, не являясь ее авторами, так и мудрецы, в своей великой мудрости, заставляют звучать небесные ноты Торы внутри ограничений нижнего мира. В Седер Элияу Зута мы встречаем исключительно глубокое понимание этой концепции:

Сказал мне однажды еретик: «Только Письменная Тора была дана нам на горе Синай, но не Устная Тора». Я сказал ему: «Но разве не обе Торы — и Письменная, и Устная — были произнесены Всевышним? Так какая разница между ними?»

С чем это можно сравнить? С царем, который дал двум своим любимым слугам по мере пшеницы и по свертку со льном. Умный слуга взял лен, спрял нити и соткал ткань. Затем он перемолол пшеницу, сделал муку, испек хлеб и накрыл его тканью до прихода царя. А глупый слуга вообще ничего не делал. Когда царь вернулся, он сказал им: «Дети мои, принесите мне то, что я вам дал». Один слуга показал ему хлеб, накрытый тканью, а другой поднес необработанную пшеницу и лен. Как велик был его стыд и позор! Подобно этому, когда Всевышний дал Тору Израилю, Он вручил ее в виде пшеницы и льна, предоставив нам самим добывать муку и изготовлять ткань.

Этот мидраш подчеркивает, что Письменная Тора до сих пор полностью не раскрыта и по-прежнему требует тонкой работы точно так же, как физический мир требует человеческого труда для того, чтобы человек полностью осуществил свое назначение. Только человек, прилагая правила Устной Торы к тексту, воплощает Откровение в жизнь и проявляет его содержание. В этом смысле человек становится партнером в Откровении Торы.

Иначе говоря, Б-жественное слово, данное на Синае, является посланием, которое должно быть продолжено работой мудрецов в течение поколений. Зоар (11:99) объясняет, что мудрецы, усердно учась, могут преодолеть барьеры и раскрыть некоторые глубоко скрытые значения Торы:

Поистине, Тора молвит слово и чуть-чуть показывается из-за завесы лишь затем, чтобы спрятаться опять. Но она ведет себя так только с теми, кто признает и почитает ее. Как красивая и достойная девушка, она знает, что возлюбленный не отходит ни на шаг от ворот ее дома. Она приотворяет дверь своего укрытия, на миг открывая лицо перед возлюбленным, и тут же немедленно прячется опять. Только ее возлюбленный видит ее лицо и впивает увиденное всем сердцем и душой…

Так и со словом Торы, которое открывается лишь любящим ее. Тора знает, что хахам либо — мудрое сердце — сторожит ворота ее крепости. Она является на миг из тайных пространств дворца и тотчас прячется снова. Прохожие ничего не замечают. Лишь любящий видит это и впивает увиденное всем сердцем и душой.

с разрешения издательства Швут Ами


Воровство и грабеж входят в число самых тяжких грехов, разрушающих общество. Воровать и грабить запрещено даже для того, чтобы только расстроить, проучить или попугать ближнего, а потом сразу же вернуть ему имущество. Различные виды обмана, мошенничества и выманивания также отнесены к категориям воровства или грабежа Читать дальше

Запрет кражи

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

Воровство — это не только взлом магазина под покровом ночи или путешествие в чужой карман. Под это определение подпадет также уклонение от налогов и пошлин, невыплата долгов и даже небрежность при охране чужого имущества. Всё, что вы хотели знать о воровстве.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Кдошим

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей и комментариев о недельной главе Торы.

Книга заповедей. Заповеди «делай»: 231-240

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Повелительные заповеди»

О похоронах, О рабах, Об ущербах

Ссуда под проценты 2

Рав Бенцион Меламед,
из цикла «Ссуда под проценты»

Тора запрещает и одалживать под проценты, и брать под проценты, то есть и ростовщик, и его клиент нарушают запрет Торы

Восьмая заповедь. Не обкрадывай себя

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

Заповедь "не укради" в нашем цивилизованном мире давно трансформировалась в другую заповедь - "не попадайся"

Ссуда под проценты 1

Рав Бенцион Меламед,
из цикла «Ссуда под проценты»

Пишет Рамбам в книге «Яд Хазака» в законах «дающего в долг и одалживающего»: «Тора запрещает и одалживать под проценты, и брать под проценты, то есть и ростовщик, и его клиент нарушают запрет Торы». (перек 4).

Тора и бизнес. Не брать закон в свои руки

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Товар, который был взят в руки, и за который были внесены деньги, считается приобретенным. Покупатель не может самолично вернуть товар продавцу и потребовать возврат уплаченной суммы.

Истоки Устного Закона. Цель раввинского законодательства.

Хаим Шиммель,
из цикла «Истоки устного закона»

"Цель гзерот - предотвратить нарушение заповедей, а цель таканот - укрепление и развитие четырёх основ: религии, семьи, национального сознания, общества"

Урок упования. Четыре вида

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Избранные главы из книги «Книга нашего наследия»

Тора и бизнес. Взять в долг без согласия владельца

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Нельзя брать чужие вещи без согласия владельца. Такая ситуация классифицируется Торой как воровство. Если в прошлом владелец многократно давал разрешение на пользование этой вещью, ее можно взять при соблюдении нескольких условий.

Тора и бизнес. Случайная подмена предметов или одежды

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Нельзя пользоваться чужой собственностью, не имея на это специального разрешения. Если человек по ошибке взял чужую вещь, он должен прекратить ее эксплуатацию с того момента, как выяснится ошибка.

Рабство «по-еврейски»

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Известно, что тюрьма — «кузница кадров преступного мира». В ней не оставляют свою воровскую специальность, а усовершенствуют ее, приобретая «смежные профессии». Вышедший на свободу после заключения почти наверняка продолжит свои занятия. В его руках нет никакого полезного ремесла, но ему надо найти пропитание себе и своей семье. Поэтому скорее всего он снова пойдет воровать. Да и все время пока он сидел в тюрьме, чем питались его дети? Чем провинились маленькие дети, если общество наказывает их безотцовщиной? Понятно, что неслучайно Тора ни словом не упоминает тюрьму как средство борьбы с преступностью в еврейской среде.