Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Наиболее знакомая всем часть Торы — раздел в Шмот 20:1—14 и Дварим 5:6—18, известный как Декалог (по-гречески «Десятисловие») или Десять заповедей

Наиболее знакомая всем часть Торы — раздел в Шмот 20:1—14 и Дварим 5:6—18, известный как Декалог (по-гречески «Десятисловие») или Десять заповедей. Вру­ченный Моше во время его сорокадневного пребывания на горе Синай и написанный Всевышним на скрижалях из сапфира, Декалог был обращен прямо к народу, так, чтобы весь народ смог подняться до уровня пророков и принять на себя иго небес со всей убежденностью.

Согласно Шмот 24, Всевышний вырезал Декалог на каменных скрижалях и вручил их Моше. Когда Моше спустился с горы Синай и увидел людей, поклонявшихся золотому тельцу, он разбил скрижали. Впоследствии Всевышний велел ему вытесать другие скрижали, на ко­торых вновь был написан Декалог. Обе пары скрижалей были помещены в Ковчег Завета.

Уже сама очередность заповедей в Декалоге привле­кает внимание исследователей. Многие комментаторы отмечают, что сначала в нем изложены метафизические истины, то есть основы веры в Б-га с естественно выте­кающим из нее подчинением Б-гу, а затем речь идет об отношениях человека к обществу.

Существуют различные суждения о расположении тек­ста на скрижалях. Преобладает мнение, что первые пять заповедей были вырезаны на одной скрижали, а следу­ющие пять — на второй, отражая различие в обязанно­стях человека по отношению к Всевышнему и к своему ближнему. Другая школа полагает, что на каждой из скрижалей был написан полный Декалог (Иерусалимский Талмуд, Шкалам 6:1). Согласно третьей интерпретации, Декалог был записан на обеих сторонах скрижалей^, поскольку Тора^ говорит, что скрижали были исписаны с обеих сторон. Талмуд (Шабат 104а) понимает это так, что буквы были прорезаны в камне насквозь и неприкрепленные серединки букв мем и самех чудесным образом не выпадали.

Обе скрижали были одинаковой величины (Иеруса­лимский Талмуд, там же). Их можно было свернуть, как свиток, хотя они были сделаны из камня. Их объем равнялся сорока сеа (примерно 648 куб. дециметрам), но до тех пор, пока на них были буквы, скрижали были невесомы. Когда буквы улетели обратно на небеса (после происшествия с золотым тельцом), скрижали потяжелели и выпали из рук Моше (Иерусалимский Талмуд, Таанит 4:5).

Строго говоря, тот, кто считает, что Декалог предста­вляет собой Десять заповедей, заблуждается. Все авто­ритеты согласны в том, что текст Декалога содержит более десяти заповедей. Выражение «десять заповедей» никогда не встречается ни в Танахе, ни в раввинской ли­тературе, оно возникло из неверно понятого ивритского выражения «десять речений».

Рамбам в Сефер Амицвот утверждает, что Декалог состоит из пятнадцати заповедей:

1. верить во Всевышнего и сознавать Его существование (Шмот 20:2)

2. не признавать ложных богов мысленно (20:3)

3. не изготовлять идолов ни для себя, ни для других (20:4)

4. не совершать никаких языческих ритуалов (20:5)

5. не поклоняться идолам в неритуальной форме (20:5)

6. не произносить имя Всевышнего и не клясться Его Именем напрасно (20:7)

7. провозглашать святость Шабата в начале и в конце дня (20:8)

8. воздерживаться от созидательной деятельности в Шабат (20:10)

9. почитать своих отца и мать (20:12)

10. не убивать (20:13)

11. не прелюбодействовать (20:14)

55

12. не похищать людей (20:15)

13. не лжесвидетельствовать (20:16)

14. не домогаться вещи, которую нельзя получить чест­но, принуждением ее владельца (20:17)

15. не домогаться вещи, если владелец не хочет с ней

расстаться (20:17).

Абарбанель, известный рав, философ и государствен­ный деятель из Испании (1437—1508), в комментариях на Шмот 20:2 объясняет, что они, тем не менее, были на­званы «десять речений», т.к. было десять высказываний, отделенных друг от друга паузой.

Иерусалимский Талмуд указывает, что Декалог содер­жит все 613 заповедей Торы:

Хананья, племянник р.Иеошуа, говорит: Между каждым высказыванием (Декалога) учения и тон­кости Торы (передавались), ибо гласит стих: «Его руки… полны драгоценных камней» (Песнь песней 5:14). Р.Шимон бен Лакиш, читая этот стих, обычно говорил: Хананья учил нас верно; как между большими волнами находятся малень­кие, точно так же мы можем найти все учения и тонкости Торы между каждым высказыванием (Декалога).

(Шекалим 6:1)

В Азарот р.Саадья Гаон показывает, что все 613 мицвот проистекают из Декалога. О том же говорят Абарбанель, Ибн Эзра и Ральбаг (р.Леви бен Гершом). Декалог читали как часть Храмовой службы, но ни­когда не включали в состав дневных молитв, «чтобы у минам (еретиков) не было никаких оснований ут­верждать, что лишь эти заповеди были даны Моше» (Брахот 12а). Под миним, очевидно, подразумеваются ранние христиане, делавшие акцент на моральных запо­ведях и обычно соблюдавшие только те предписания, которые подходили под эту категорию. Интересно, что реформистское движение заняло такую же позицию и провозгласило Декалог своей Торой.

В своих комментариях на Шмот 20:14 р.Шимшон Рафаэль Гирш подчеркивает: то обстоятельство, что Декалог дан отдельно, отнюдь не означает, что содер­жащиеся в нем заповеди важнее других. Скорее:

Всевышний четко и ясно объявил их («десять речений») вступлением, подготовкой ко всему последующему, к самой передаче Закона. «Я пришел к тебе», — сказал Всевышний (Шмот 19:9), «чтобы услышал народ, что Я говорю с тобой и поверил тебе навсегда». Откровение на Синае недвусмыс­ленно показывает, что имеет целью подготовить народ к получению Закона, который будет пере­дан ему через Моше, и доказать людям, исключая всякую возможность сомнения, на их непосред­ственном опыте, что «Б-г говорит с человеком», так, чтобы всю последующую Тору народ мог принять с непоколебимой верой и убежденностью именно как «слово Г-спода»… Тем не менее эти заповеди являются базисными законами, как бы оглавлением, а все остальные законы представля­ют собой пути и способы их выполнения.

Декалог был дан конкретно евреям, он не подразуме­вал замены всеобщего морального кодекса Ноаха, и все-таки он был провозглашен на всех семидесяти языках (Шабат 886) и именно в пустыне, т.е. на территории, не принадлежащей никакому определенному народу.

Текст Торы позволяет предположить, что народ слы­шал весь Декалог прямо из уст Всевышнего, но Талмуд (Макот 24а) утверждает, что лишь первые два речения были услышаны непосредственно от Всевышнего, а остальные восемь — получены через Моше. Рамбан объяс­няет:

Безусловно, весь Израиль слышал полный Декалог из уст Всевышнего, как указывает буквальное значение текста. Однако в первых двух заповедях люди слышали членораздельную речь и понимали ее… Потому что Он обращался к ним прямо (т.е. от первого лица), точно так, как господин говорит со своим слугой. Начиная с третьей за­поведи, они слышали звуки речи, но не понимали ее. Поэтому возникла необходимость, чтобы Мо­ше разъяснил каждую заповедь. Так толкуют раввины слова: «Моше говорил, а Б-г отвечал ему голосом» (Шмот 19:19). Итак, все остальные заповеди Всевышний адресовал к Моше с тем, чтобы он передал их народу. Первые две заповеди были сказаны непосредственно народу, чтобы он смог подняться до уровня пророков в отношении веры во Всевышнего и нетерпимости к идолопоклонству. В них — корень всей Торы.

(Комментарии на Тору, Шмот 20:7)

Декалог изложен в Торе в двух вариантах. Первый, в Шмот, является составной частью исторического сюжета, второй, в Дворам, представляет собой часть прощального обращения Моше к народу. Существуют различные мнения по поводу того, какой именно текст был вырезан на скрижалях, с которыми Моше спустился с горы. Некоторые полагают, что текст, данный в Шмот, был написан на скрижалях, которые Моше получил от Всевышнего, а текст, входящий в Дварим, был написан самим Моше на второй паре скрижалей (после того, как первые разбились). Другие утверждают, что тексты на обеих парах скрижалей были одинаковы. Все мнения сходятся в одном: не столь важно, какой именно текст был записан на каждой из двух пар скрижалей; оба варианта Декалога были одновременно провозглашены на горе Синай, что превосходит человеческое предста­вление о возможностях речи и человеческую способность слухового восприятия.

Существуют текстуальные и алахические различия между двумя вариантами. Так, например, Шмот дает предписывающую заповедь — «помни день субботный, чтобы святить его» (20:7), а Дварим — запрещающую: «храни (соблюдай)» Шабат, не оскверняй работой (5:11), «соблюдай ее» (воздерживаясь от созидательной работы). Талмуд (Бава Кама 55а) также отмечает разницу между двумя вариантами, объясняя, что слова «чтобы хорошо было тебе на земле», сказанные в заповеди о почитании родителей в Дварим 5:16, отсутствуют в книге Шмот, ибо было предопределено, что первые скрижали разобьются.

с разрешения издательства Швут Ами


Подобно тому, как наше тело связано своими корнями с душой («нешама»), внутренняя мудрость тоже имеет свой корень. Этим корнем мудрости является «рацон», желание. Читать дальше