Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Человек познаётся в трёх вещах: в опьянении, в отношении к деньгам и в момент гнева»В. Талмуд, Эрувин 65б
По материалам газеты «Истоки»

Большая глава, наполненная важными событиями. Эти события во многом определили нашу судьбу, нашу историю, положив начало тому, что называется национальным еврейским характером. Вернее, характер в нашем народе к тому времени уже почти сложился, ведя свое начало еще от наших праотцев, но проявился он впервые и по-настоящему именно в событиях, которым посвящена недельная глава Ки Тиса. Страшные события. Их последствия мы чувствуем на себе и сегодня.

Сначала повествование развивается спокойно и размеренно — как в предыдущих главах. Никакой грозы вроде не предвидится. Моше продолжает получать подробные инструкции о том, что и как надо сделать в Переносном Храме. Дается указание о необходимости соорудить медный умывальник и подножие для омовения рук и ног священниками. Все, как раньше — не спеша, обстоятельно, с подробными деталями. Говорится даже, кто будет вести работы: Бецалель из колена Йеуды и Аолиав из колена Дана, — два первых мастера-универсала, о которых сказано не просто, что они работали с вдохновением, таких художников в нашем народе, мастеров пластических искусств, всегда было много; но об этих двух сообщается, что они были наполнены Божьим духом, — ведь это и есть единственно верное определение гениальности.

Один происходит из самого сильного колена, другой — из слабого. Оба в одинаковой степени «наполнены мудростью, разумением, знанием всяких искусств, чтобы творить замыслы, выполнять работы по золоту, серебру и меди, по резьбе вставленных камней и по дереву — чтобы исполнять любую работу».

И вдруг… Повествование как бы раздваивается. Идет параллельный монтаж. Про Моше еще говорится, что он получает на горе Синай две каменные Скрижали откровения, на которых приведены Десять заповедей, а уже в следующем стихе читаем: «Народ же, увидев, что Моше долго не сходит с горы, подступил к Аарону (его брату) и заявил: встань, сделай нам кумира, который шел бы перед нами, ибо Моше, что вывел нас из Египта, пропал, неизвестно что с ним». Аарон понимает, что народ ошибся: срок возвращения Моше еще не истек, — но люди в страхе, они ни на час не могут оставаться без руководителя. — Дай нам того, кто поведет нас дальше!

Чтобы оттянуть время, Аарон предлагает невозможное: принесите мне серьги и украшения ваших женщин, я сделаю, что вы просите. И народ, представьте себе, приносит! Страх перед неизвестностью, неопределенностью страшнее потери собственности. Аарон продолжает угрожать: сейчас я брошу все ваше золото в костер, чтобы отлить то, что вы просите. И опять народ согласен: бросай!

И вышел литой телец. «Вот твое божество, Израиль!»

Сколько раз мы слышали, что евреи поклоняются золотому тельцу, мамоне, — проще говоря, деньгам. Кстати, слово мамона (по-еврейски все-таки правильней мамон) — из нашего словаря: на иврите это «имущество». Но из текста Торы прямо следует, что не капиталистическому богу первоначального накопления капитала (если по Марксу) поклонялись первые евреи, а обычному персонифицированному идолу власти. Движимые не жаждой наживы, а желанием выжить.

Моше спускается с горы. Евреи веселятся вокруг «нового бога». В гневе пророк бросает Скрижали на землю — и они разбиваются. Совсем недавно, ровно сорок дней назад, евреи пережили самый высокий момент своего народного бытия — приняли на себя обязательство во всем следовать заповедям Торы, и — такое страшное духовное падение.

Вокруг Моше собираются самые стойкие. Телец уничтожен. Зачинщики поражены, народ раскаивается. Но кто сказал, что евреи прощены там, наверху? Моше объявляет, что вынужден снова подняться на Синай для искупления вины евреев, согрешивших самым страшным из грехов — грехом идолопоклонства.

Как вы думаете, какими словами можно просить у Всевышнего о прощении народа? Мало сказать «прости их», надо объяснить, почему еще остается надежда, что больше они так низко никогда не падут. Поэтому недостаточно просто предложить: «они, наверное, исправятся; и только если не исправятся — тогда наказывай». Моше сказал так: «Этот народ совершил великий грех; не простишь ли их грех? Если не простишь, то сотри и меня из Своей книги, которую писал». Сотри и меня из Книги жизни. То есть не хочу оставаться ни в настоящем, ни в будущем, ни в прошлом человеческой истории. Сделай так, чтобы меня никогда не было. Или я с евреями — или если нет евреев, то нет меня.

Другими словами, Моше обещал, что предпримет все, чтобы народ действительно вернулся к тому высокому уровню, на котором пребывал в час получения Торы. Он знал свой народ, любил его, верил в него. И Всевышний простил.

Получив новые Скрижали, Моше спустился к евреям. Так в очередной раз мы были спасены — уже не от рук врагов, а от проявления собственной слабости и неуверенности. (Наверное, неуверенность в себе и есть самый страшный враг человека, от него большинство бед.)

Спасены благодаря самопожертвованию пророка Моше. Счастлив народ, которого ведут такие лидеры. Счастлив лидер, которому судьба дает вести такой народ.


Недельная глава «Лех Леха» начинается с того, что Всевышний приказывает нашему праотцу Аврааму оставить родину и пойти в Кнаан («И сказал Г‑сподь Авраму: иди из земли твоей…»). Читать дальше

Десять знаков того, что Авраам достиг уровня разумной души

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Уровень Авраама идеально соответствовал уровню разумной человеческой души. Подтверждением этому являются поступки праотца, упомянутые в Торе.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Лех Леха 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Лот, дочери и сыновья. Недельная глава Лех Леха

р. Ури Калюжный

Лот не был праведником, мягко говоря. Он поселился в Сдоме, столице грешников. Почему же Всевышний решил спасти его от участи других горожан? И почему Лот так неадекватно повел себя после спасения?

Избранные комментарии на недельную главу «Лех Леха»

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Творец обещает Аврааму сделать его потомство «великим народом». Натуральный ход событий препятствует этому, чтобы народы мира поняли — евреи обязаны своим благополучием только лишь Всевышнему.