Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Мы все члены Завета, который Б-г установил с Авраамом.

Мы все члены Завета, который Б-г установил с Авраамом. Нам известно, что есть два завета: первый был заключен Б-гом с Праотцами и второй с Моше у горы Синай. Суть Синайского Завета заключается в обязательстве выполнять заповеди. Это груз обязанностей. С другой стороны, Завет Праотцов не содержит заповедей, за исключением обрезания. Тем не менее оба завета связаны между собой. В Синайском Завете говорится — "Я буду помнить мой прежний завет". Здесь определенно речь идет о Завете Праотцов. Синайский Завет определяет наши действия в общине. Завет Праотцов учит нас ощущать наше еврейство.

Мужчина и женщина одинаково включены в Завет, точно так же, как они вместе есть объект Творения. Адаму одному никогда не был пожалован титул Человека. Человеческое переживание — двойственное. "По образу Б-га" относилось к обоим, мужчине и женщине, и это свидетельствует о том, что иудаизм никогда не считал женщину рабой секса. Мужчина и женщина не были созданы одновременно не потому, что они отличаются друг от друга метафизически. Они являют собой двойную судьбу, которая вместе образует совершенный идеал. Завет не мог соблюдаться Ишмаэлем, который представлял только Авраама. Для этого нужен был Ицхак, представлявший обоих, Авраама и Сару. Никакой Завет не был бы возможен без нее. Об изменении имени Сары Тора рассказывает в прошедшем времени, так как это было сделано тогда же, когда и у Авраама было изменено имя. Б-r не только удостоил и мужчину и женщину величия творения, но и Завет Он заключил с ними обоими.

Когда Сара умерла, Авраам осознал не только потерю жены. Тогда же он понял, что выполнил свою миссию в Завете. Авраам пережил Сару на 38 лет, но никаких событий не произошло за этот период его жизни, за исключением покупки земли для захоронения Сары и женитьбы Ицхака на Ривке. Завет Праотцов мог теперь продолжиться, он был передан Ицхаку и Ривке. Никакие другие события, связанные с Авраамом, не были зафиксированы, поскольку задача была полностью выполнена. О смерти Сары Тора говорит: "И Авраам пришел скорбеть по Саре и оплакивать ее" (Бе-решит, 23:2). Плач — это не траурный обряд. Это эмоциональный взрыв, освобождение от напряжения. С другой стороны, скорбь — это взвешанные мысли о потерянном. Авраам не только оплакивал свою жену как личную потерю, он был также озабочен Заветом с Б-гом. Без Сары никакой завет невозможен. Итак, вначале он скорбел о Саре, стараясь объективно оценить ее роль в жизни общины. Это горе могло быть разделено всеми. Затем, оценив эту ее роль, он стал оплакивать свою личную огромную потерю. Какую роль Б-г предназначил Саре? Что она была за человек? В начале этого недельного раздела Раши говорит: "В 100 лет она была так же безгрешна, как в 20... а в 20 так же красива, как в 7". Весь этот мидраш очень странен. Прежде всего, не можем ли мы предложить лучшую формулировку, утверждая, что в 100 лет она была так же красива, как в 20, и в 20 лет она была так же невинна, как в 7? Что же сообщает нам мидраш? Обычно выражение "годы жизни" отвечает на вопрос о возрасте. Но в данном случае это было бы излишне, потому что мы только что получили ответ на этот вопрос. Спрашивается: "Кем была Сара? Каковы были ее характерные черты?" Можно сказать, что она была странной девушкой. Даже в 20 лет она была невинным семилетним ребенком. И даже в зрелом возрасте она была двадцатилетней женщиной. Биография Сары передана в трех коротких словах — годы жизни Сары. Зрелость не уничтожила ребенка. Она выросла, развилась и созрела. Как взрослый человек она могла достичь величайших интеллектуальных высот, но зрелость не уничтожила ее детских переживаний. Она сохранила в себе дерзкую природу юной двадцатилетней девушки. У нее — женщины Завета — переживания, свойственные различным возрастам, не следовали одно за другим в хронологическом порядке. Скорее, они существовали в ней одновременно. Это и есть характер человека Завета.

Существуют четыре основных вида заповедей — Учение, молитва, вера и любовь. Учение — это интеллектуальный процесс. Для него нужен зрелый ум. Идеалом здесь является человек зрелого возраста, уже многое постигший. В учении мы не должны быть очень уж послушны. Мы должны уметь критиковать. Известно, как болезненно переживал Рав Иоханан отсутствие своего собеседника Реш Лакиша, постоянно с ним спорившего. Реб Элазар Педат, который во всем соглашался с ним, не был для него утешением. Тора дана человеку для того, чтобы он мог достичь больших высот.

Однако когда дело касается молитвы, перед нами другая ситуация. Мы забыли искусство молитвы. Когда человек молится, обстановка резко меняется. Зрелый, гордый ум, гений не допускается в Храм молитвы. Молитва требует самоотрицания и беспомощности. Осознание того, что человек ограничен и бесполезен, — ключ к молитве. Единственно, кто знает как молиться, — это ребенок. Ребенок понимает, что его существование зависит от кого-то другого. Есть и другое действие, на которое способен только ребенок. Это Вера. Вера есть совершенная уверенность и доверие. Мы можем обладать только верой в Б-га. Маленький ребенок, например, может абсолютно верить в свою мать. Это нужно и для молитвы. Но вера требует большего. Она требует отказа от суждения и отказа от логики: действовать не понимая. Необходимо временами обращаться к принципу эмоциональной оценки. Только человек-дитя обладает.' такой способностью. Так должен действовать взрослый по отношению к Б-гу. От" Авраама потребовалось совершить такой поступок. Без сомнения он выступал против убийства и против языческой практики принесения в жертву детей. К тому же Б-г обещал, что через Ицхака он станет отцом великого народа. Можно ли было предполагать, что он принесет на жертвенник этого же Ицхака? Тем не менее Авраам не потребовал никакого объяснения. Он не произнес ни одного слова. Он отказался от логики, от своей человеческой сущности и был готов пожертвовать Ицхаком. Только ребенок мог иметь такую абсолютную веру. И сегодня мы не должны пытаться логически обосновывать все заповеди. Этот недостаток, то есть нежелание отказаться от логики суждений, явился источником радикальных перемен, предложенных консервативным движением. Авраам обладал зрелым, многое постигшим, взрослым умом, но при необходимости он мог превратить себя в ребенка.

Тора требует мужества и зрелости, детства и наивности. Сара в 100 лет была похожа на себя двадцатилетнюю.

Она была зрелым, полным силы и решимости человеком и юной девушкой в одно и то же время. Маленький ребенок не в состоянии бороться за справедливость, так же как и старик. Только молодой двадцатилетний человек обладает необходимыми для этого качествами. Авраам сражался в битве подобно юноше.

Что собой представляют мужчина и женщина Завета? Они осознают свое величие и свою беспомощность. Такова была биография Сары. На протяжении всей своей жизни она была семилетней, двадцатилетней и столетней одновременно. Каждый должен собрать вместе всего себя и создать совершенное существо.

Есть большая разница между динамикой истории и целенаправленностью Завета. В исторической динамике одно событие следует за другим. История существует как процесс. Прошлое несет ответственность за настоящее. Однако в Завете события поддерживаются обетованием. Будущее отвечает за настоящее. Например, все происходящее с Землей Израиля определено Заветом и не может быть объяснено в категориях исторической динамики. Все происходящее с Эрец Исраэль — это не просто цепь событий, это — процесс исполнения обещания.

Завет создал новое понятие — целенаправленность, осознаваемое предназначение. Историческое переживание еврея определяется не моментом изгнания, а предназначением Общины Израиля.

Евреи всегда жили среди неевреев, разделяя с остальным человечеством такие переживания, как голод, война, безнравственность. Мы не имеем права заявлять, что эти бедствия посланы только неевреям. Проблема наших взаимоотношений с нееврейскими соседями заключается в том, что они не могут понять святости наших обязательств, налагаемых Заветом. Они рассматривают нас как странный таинственный народ и стремятся отождествить нас с собой. Еще Авраам понял, что вдобавок к универсальным обязательствам можно нести на себе обязательства Завета. Когда он сказал своим отрокам: "Останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда", то на них было возложено только общее универсальное обязательство "здесь", в то время как Авраам и Ицхак были, кроме того, устремлены "туда", отвечая за будущее, неся на себе обязательство Завета.