Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Письмо рава Ицхака Зильбера посвященное памяти его друга, еврея из Казани, Михаила Майданчика.

В память дорогого Миши Майданчика и его жены
Рав Ицхоку Горелику и всем остальным, кто знал и кто не знал Мишу Майданчика.
Я хочу рассказать вам, как я познакомился близко с Мишей Майданчиком, блаженна его память.

Дорогие и уважаемые друзья!

Я старался не работать в субботу. Два года я работал у одного еврея, который чинил примуса, керосинки, патефоны, велосипеды и т.п. Он согласился, чтобы я вместо субботы работал в воскресенье, и работал я целый день воскресенье. Потом начальником стал один русский. Он начал меня агитировать: неужели ты такой отсталый, что хочешь придерживаться старых законов? И в воскресенье не разрешали мне работать.
Четыре недели я работал и в субботу не приходил на работу, и меня уволили.
Это было во время, когда убили Кирова. Положение в стране было очень напряженное. Евреи приходили к моему отцу и сказали, что я ставлю его в опасность. Я испробовал все работы: охранник обязан говорить по телефону, фотограф обязан в субботу быть на работе и т.д., ничего не осталось, чтобы субботу соблюдать.
Моя мама, блаженна ее память сказала: «Ты попробуй учиться, а в субботу не будешь писать, а только слушать. Но где учиться? Я ни одного часа не учился в школе. Отец – мой единственный учитель всего еврейского – от изучения букв, весь Танах, Мишнает, Гмара.
Хотя он из Литвы – он изучил хорошо русский язык, и учил меня решать задачи по математике, а я решал эти задачи соседям: было много русских ребят соседей.
 Родился в 1917 г. И когда спросили русских ребят, учусь ли я в школе, – все отвечали: конечно, и он помогает нам решать задачи. И это чудо: я ни одного часа не учился в школе, и не заметили это.
Я стал искать место, где учиться. Нашел курсы по подготовке в ВУЗ, но они уже учились 7 месяцев.
Я пошел и попросил принять меня три дня подряд и мне сказали в конце: «Сколько можно надоедать. Сказали Вам, что невозможно!»
Я попытался пойти  четвертый раз. – был сам директор курсов – Кадыров. Он тоже ответил, что те, которые уже учатся, не успевают, как же принять еще кого-то.
Я хотел уйти. Там вертелся Миша Майданчик. Он говорит: «Б-г еще поможет!». Я его спрашиваю: «А как Б-г поможет?». Он сказал на иврите: «Аяд Ашем тикцар? – Разве рука Б-га коротка? Жди 5-6 минут. Я подождал. Хочу уйти – Майданчик говорит: «Подожди еще 5-6 минут». Я подождал. Хочу уйти, – он говорит: «Подожди еще!». Через две-три минуты пришел военный, который сейчас демобилизовался и он тоже попросил, чтобы его приняли, он в военной форме. Директор ни слова не ответил, пошел и привел учителя математики. Он проверил нас обоих и говорит: «Я не возражаю, если их примете».
Я спросил Майданчика: «Обязательно, чтобы сюда поступить, надо работать, а кто меня примет на работу?» Он говорит: «Б-г поможет – устроишься на работу».
Так получилось: я нашел еврея слесаря, который согласился меня принятии на работу, а в субботу я одевал халат рабочий, но не работал в субботу, и был принят на курсы.
Робота было до пяти часов, курсы начинаются в 5:30. Домой прихожу очень поздно. Мало времени учить, но я то, что было в последние три месяца, выучил, но не учил то, что было раньше, а экзамены начинаются.
Первый экзамен был по истории коммунистической партии. Я не видел даже учебника по истории партии: был один учебник на весь класс!
Я молился перед тем, как идти на экзамен своими словами: «Хозяин мира! Тебе известно, что я хочу соблюдать субботу, и мне кажется, что если буду математиком, смогу соблюдать. Помоги мне!». Я увидел впервые в жизни книгу по истории партии в чьих-то руках. Я взял и прочитал страницу 119 о 7-ом съезде партии: «Бухарин говорит – воевать до победы, а Ленин говорит – договориться мирным путем». Успел прочитать ст. 119 и немного 120 – и меня вызывают: «Зильбер, расскажите о 7-от съезде партии»… Поставили «хорошо». И так было со следующими предметами…
Меня приняли – я кончил университет с отличием, и работал математиком с 1 января 1941 г. до 1960 г.
Потом мы были друзьями всю жизнь с Михаилом Майданчиком. Интересно, он хотел приехать в Израиль навсегда. Но в Казани не было, кто мог бы читать Тору и он остался в Казани.
Я очень прошу, чтобы как-нибудь собрались люди и прочитали это мое письмо.
Желаю удачи вам всем и чтобы побольше притянули к еврейству.

Ицхак Зильбер.


На восьмой день после начала праздника Суккот — в Шмини Ацерет, когда сыны Израиля покидают шалаши и возвращаются в дома — они немедленно начинают молить Вс-вышнего о дожде и благословении. Специальная вставка с просьбой о дождях добавлена в праздничный Мусаф дня Шмини Ацерет. Читать дальше