Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Из книги «Словами скрытые миры»

Рассмотрим три[1] высказывания раби Элазара бен Араха, чтобы узнать, каково кредо идеального учителя.

הוי שקוד ללמוד תורה

Старайся изучить с помощью Торы свои природные инстинкты.

ודע מה שתשיב לאפיקורוס

Знай, что ответить еретику.

ודע לפני מי אתה עמל ומי הוא בעל מלאכתך שישלם לך שכר פעולתך

Знай, в присутствии кого ты трудишься и кто твой работодатель, который заплатит за твои дела.

В этой книге мы старались избежать предположения, что значение, которое мы придаем слову сегодня, обязательно совпадает с тем значением, которое оно имело две тысячи лет тому назад. Мы считали само собой разумеющимся, что если это верно в отношении всех существующих в мире языков, это верно и в отношении Святого Языка. Язык — это живой организм, который פושט צורה ולובש צורה — снимает с себя прошлые значения и принимает новые, по мере того как меняются идеи и отношения. Мы надеялись, что вдумчивое прочтение поможет нам не мыслить анахронизмами.

В попытке понять смысл высказываний раби Элазара мы вступаем на очень непрочный лед. Опасность анахронизмов здесь кажется особенно угрожающей. Мы установили, по крайней мере на уровне разумной гипотезы, что он — образцовый учитель, а раби Элиэзер — образцовый ученик. Мы знаем, что он был מעין המתגבר — человек, убежденный в том, что ему необходимо распространять знание, переданное ему на хранение. Однако мы плохо представляем, что подразумевалось под этими словами в тот исторический период, когда он жил.

Возьмем для примера средний афоризм: ודע מה שתשיב לאפיקורוס. Сегодня мы точно знаем, что это означает. Каждый, кто тем или иным образом связан с распространением знаний Торы, обязательно столкнется с теми, которые своими вопросами, намеренно или нет, подвергают сомнению непоколебимые истины и требуют четких объяснений, на основе которых смогут проверить остроту его мышления и разумность его жизни. Но вряд ли подобная проблема стояла перед раби Элазаром, и, поясняя его высказывание в соответствии с современной действительностью, мы рискуем ошибиться.

Но почему именно раби Элазар, единственный из пяти учеников раби Йоханана бен Закая, чувствовал, что способность найти подходящие ответы на возможные вопросы еретиков занимает главное место в его жизни?

Мы не откажемся от предположения, что эти высказывания действительно вытекают из настойчивого желания раби Элазара распространять Тору. При этом мы четко сознаем, что не всегда можем дойти до действительно правильного объяснения. Caveat Emptor — будь осторожен, покупатель! Если наш вариант покажется слишком натянутым, всегда остается возможность придумать более удовлетворительные объяснения. Итак, пойдем нашим путем.

Исходным предположением будет следующее: три афоризма раби Элазара говорят об изучении Торы, а не о более общих проблемах еврейской жизни. Это очевидно из первого высказывания и послужит нам путеводной звездой для разбора следующих двух. Так зачем же второе высказывание настаивает на том, чтобы מה שתשיב דע?

Легче всего представить еретика, которого имеет в виду раби Элазар, обратившись к списку из трактата Санхедрин 90а, где перечисляются утратившие свою долю в грядущем мире. Как объяснено в том же трактате на страницах 99б и 100а, это не отрицающие основы веры, а восстающие против того, что изучение Торы занимает в жизни еврея главное место. Их кредо: מאי אהני לן רבנן? — «Какой нам прок от раввинов?» Раввины отделены от общества башней из слоновой кости. Учеба ничего не меняет в их жизни и не имеет никакого практического значения. Они просто потакают своим желаниям.

Раби Элазар опровергал эту клевету всей своей жизнью, посвященной распространению Торы.

Для того чтобы стать настоящим учителем, необходимо самому понять важность дела, которому ты предан. Необходимо знать и быть убежденным в том, что оплот общества — это мудрецы Торы. Их борьба за правду, их бескомпромиссная решимость быть достойными понимания Б-жественной Торы — вот на чем держится еврейская жизнь. Они выносят решения по поводу проблем, возникающих в нашей повседневной жизни. Ни один еврейский дом не сможет нормально функционировать, не опираясь на знания и опыт мудрецов Торы. Но даже если они за всю свою жизнь не выведут ни одного практического закона, они не перестанут от этого быть столпами общества, хотя бы потому, что самим своим существованием они обеспечивают всем нам защиту: ונשאתי לכל המקום בעבורם — «Я прощу весь город ради них [находящихся там праведников]» (Берешит 18:26).

Что можно сказать по поводу третьего афоризма? Наше предположение, что здесь тоже главной темой является Тора, кажется в данном случае весьма обоснованным. Слово עמל, используемое раби Элазаром, явно связано с миром Торы и вряд ли случайно (ובתורה אתה עמל — Авот 6:4 и множество других примеров).

Но тогда нас не могут не смутить последние слова: ומי הוא בעל מלאכתך שישלם לך שכר פעולתך . Ведь слова מלאכה и פעולה редко ассоциируются с изучением Торы.[2] Однако если допустить, что здесь говорится не об изучении Торы, а о преподавании ее, то решение проблемы найдено. Учеба сопряжена с עמלות. Преподавание, скорее, מלאכה или פעולה.

Таким образом, смысл третьего высказывания таков: не жалей о времени, потраченном на передачу своей мудрости другим. Даже если ты чувствуешь, что, посвятив эти часы самостоятельной учебе, ты использовал бы их более конструктивно, так или иначе — они были бы потрачены. И Тот, Кто на самом деле является בעל מלאכתך,[3] оценит твою жертву и соответственно отблагодарит тебя.

Теперь мы готовы рассмотреть и первый афоризм: הוי שקוד ללמוד תורה. Глубоко озабоченный тем, чтобы передать Тору другим, иногда может не обращать внимания на свою собственную учебу. Любой педагог может подтвердить, как легко дойти до такого положения вещей. Не исключено, что раби Элазар говорит, что человек, склонный быть מעין המתגבר, никоим образом не должен пренебрегать своей собственной учебой.

Пока все вроде бы ясно. Но почему он использует страдательный залог שקוד вместо действительного שוקד?[4]

Если мы не ошибаемся в своем понимании всего отрывка, уяснить это не так уж трудно. Действительный залог подразумевает человека, который сознательно решает учиться с необычайным рвением. Страдательный залог относится к тому, кто делал это уже так часто и с таким неуклонным постоянством, что полное погружение в учебу стало для него второй натурой. Он превратился в שקדן, вместо того чтобы время от времени обращаться к שקידה.

Для выбравшего преподавание это действительно сильнодействующее и необходимое лекарство. Желание наблюдать за ростом и взрослением своих учеников приобретает в его глазах такую необычайную важность, что может с легкостью свести на нет потребность самому впитывать в себя Б-жественную Тору, чтобы жить по ней. Только у настоящего שקדן есть должная мотивация, а следовательно, и возможность достичь необходимого баланса.



[1] Мы поделили три высказывания так, как их разбирает Раши в своем комментарии к трактату Авот. Однако вопрос деления остается вполне открытым. Есть несколько возможностей прочтения нашей мишны, и каждый комментатор выбирает свое прочтение.

Наше собственное поверхностное исследование приводит к следующему: трактат Санхедрин 38б вроде бы принимает היו שקוד ללמוד תורה ודע מה שתשיב לאפיקורוס за одно целое. Раши рассматривает это как כדי שתדע מה להשיב — «чтобы знать, что ответить». Это, конечно же, противоречит тому, как мы поделили мишну. Принимая эту точку зрения, нам понадобилось бы разделить третий афоризм на две части: а) וכשאתה עמל и б) ונאמן בעל מלאכתך.

Трактовка Авот де раби Натан — иная, и она ставит под сомнение наше прочтение вышеприведенной мишны. Между לאפיקורוס и ודע появляется высказывание, вообще отсутствующее в нашей мишне: ודבר אחד בתורה אל תשתכח ממך — «И да не забудешь ты ничего из Торы». Тогда следует соединить הוי שקוד и ודע наряду с וכשאתה עמל и ונאמן Так мы получим три афоризма вместе со вставкой.

Но в нашей мишне эта вставка отсутствует, а посему нам остается разделить или первую, или вторую составляющую Авот де раби Натан на две части.

Мы можем достичь подобного результата, опираясь на мнение Раши, или соединить ודע с הוי שקוד, отделив וכשאתה עמל от ונאמן.

Оба прочтения кажутся вполне приемлемыми. Мы можем выбрать любое из них, и это особенно не повлияет на смысл нашей интерпретации.

[2] Высказывание раби Тарфона о том, что день короток, а работы много — היום קצר והמלאכה מרובה, мало чем нам в этом поможет. Весь этот отрывок изначально имеет метафорическую форму. Что касается высказывания раби Элазара, то ничто не указывает на то, что и он здесь пользуется образным языком.

[3] В Авот де раби Натан написано не בעל מלאכתך, а בעל בריתך — «союзник». Это еще раз подтверждает, что мы на правильном пути в нашем понимании афоризма. Тора — это наш союз (ברית) со Всевышним, а регулярное выполнение заповедей (מצוות) — нет.

[4] См. Иерусалимский Талмуд, трактат Ктубот 24б: אמר ליה שוקד אמר לעצמה מני שוקד? שמואל. Ясно, что правильная форма — שוקד .

с разрешения издательства Швут Ами


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.