Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Истоки»

Продолжается рассказ о «египетских казнях», которые обрушились на Египет за то, что фараон не отпускал евреев на свободу. Из десяти «казней» остались три — о первых семи разговор шел в предыдущей главе.

Саранча: «И покроет она лик земли, и нельзя будет увидеть землю, и поест она уцелевший от града остаток (урожая)… и наполнятся ею твои дома (Моше обращается к фараону)… и дома всех египтян, — такого не видели ни твои отцы, ни отцы твоих отцов…» Темнота: «И была три дня густая тьма по всему Египту; не видели (египтяне) друг друга, и никто не вставал три дня со своего места; а у сыновей Израиля был свет в жилищах».

Гибель первенцев: «И умрет всякий первенец в Египте, от первенца фараона… до первенца рабыни… и до скота; и будет великий вопль по всему Египту, какого еще не бывало и никогда впредь не будет».

Многие знают, что во всей этой истории фараон проявил удивительное упрямство. Народ погибает, от скота остались жалкие остатки, поля побиты градом, последний урожай съеден саранчой, трехдневная тьма — густая, почти осязаемая, пугающая — окутала страну, — а верховный правитель, призванный отвечать за благосостояние страны, стоит на своем: не отпущу! Уже подданные кричат, собственные придворные: отпусти их, нам же хуже. И что мы читаем? «Но ожесточил Всевышний сердце фараона». И тут наше еврейское сердце, жаждущее справедливости, не выдерживает: да разве справедливо так страшно наказывать народ из-за его строптивого руководителя? Разве можно предъявлять счет руководителю, если его сердце заранее «ожесточено» Самим Творцом? Заставить человека совершить плохой поступок, а потом наказать его, — разве это честно? Нет, отвечает Тора, не честно. Но в нашем случае фараон сознательно выбрал тот путь, по которому прошел до конца. Он, если так можно выразиться, оказался жертвой своей идеологии поклонения идолам.

До самой последней секунды фараон верил, что они помогут ему. Помогали же раньше! Почему вдруг теперь они должны уступить какому-то неизвестному доселе еврейскому Б-гу? «Ожесточил сердце» означает — укрепил его, дал возможность человеку, если он хочет, осуществить задуманное, не отступить из-за сомнений или страха. (Как похоже это на «верных ленинцев», что и в лубянских камерах кричали свои коммунистические лозунги.) Всегда есть такие люди; не дать им реализовать свой потенциал — это и было бы несправедливостью.

Что касается народа, то давно известно: каков народ — таковы и властители. Не бывает, чтобы правители были хуже подданных, а если такое иногда и случается, то совсем ненадолго; обычно такое правление кончается переворотом. Египтяне же, как мы знаем, за своим царем шли до конца. Пока не утонули в расступившемся море.

В ночь перед уходом, евреи зарезали, выполняя приказ Моше, по ягненку, окропили его кровью дверные косяки (на этом месте теперь в еврейских домах висит мезуза), съели его мясо и приготовили пресный хлеб (мацу). Здесь в тексте Торы идет указание на необходимость во всех поколениях выполнять законы праздника Песах — в память о событиях того времени. «Семь дней ешьте мацу, а к первому дню (праздника) устраните из ваших домов все квасное… Установление вечное: с вечера четырнадцатого дня первого месяца (месяца нисан) ешьте мацу до вечера двадцать первого дня того же месяца. Семь дней квасного не должно быть в ваших домах. А кто будет есть квасное — душа того да истребится из общины Израиля». И вот уже больше трех тысяч лет мы соблюдаем этот закон.

Евреи зарезали по ягненку, а его кровью помазали косяки дверей. Да понимаем ли мы отвагу этих рвущихся к свободе людей? Зарезать на глазах египтян ягненка — значит совершить, по древнеегипетским понятиям, святотатство — ибо они поклонялись животному миру во всех его проявлениях — и крокодилам, и кошкам, и овцам. Зарезать этих «братьев меньших» считалось у них государственным, религиозным, идеологическим преступлением. Но евреи сознательно пошли на такой разрыв. Они справляли свой первый Песах.

Ближе к празднику Песах мы подробней поговорим о нем, о его законах, о его истории, — по крайней мере будем надеяться, что такая возможность у нас появится. Но до Песаха, как говорится, надо дожить. Ближайший праздник — Пурим с его застольным весельем, карнавалами, хументашами и пр. и пр. А главное, впереди — очень много суббот, которые мы, конечно же соблюдаем: женщины зажигают субботние свечи, мужчины произносят кидуш над бокалом вина, вся семья собирается за столом, украшенном халами.

Наши мудрецы сказали, что если евреи хранят (соблюдают) субботу, то суббота хранит евреев. Дом, в котором по-прежнему встречают царицу-субботу, остается еврейским. А нам очень важно и нужно оставаться евреями. Ведь Тора наказала еврейскому народу вечно помнить об исходе из Египта! Значит, нам надо вечно оставаться еврейским народом.


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше