Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Прежде чем идти дальше, важно понять, что грехи наших предков нельзя ставить в один ряд с нашими грехами

Прежде чем идти дальше, важно понять, что грехи наших предков нельзя ставить в один ряд с нашими грехами. Тора не создает культа героев, не призывает преклоняться перед героями. Она открыто говорит о проступках и грехах как еврейского народа в целом, так и самых достойных его представителей. Правда, на этом пути нас подстерегает одна опасность: когда такие великие люди как Моше и Давид отступают от тех жестких правил морали, которые считались обязательными для них, и только для них. Тора сурово их осуждает, но мы, читающие эти строки сейчас, невольно начинаем чувствовать себя спокойно и уютно, думая о своей «непогрешимости». Поверхностное прочтение Торы привело к ложным представлениям о том, будто она изобилует сценами насилия, жестокости и проявления низменных страстей. Такое представление широко и с выгодой для себя используют писатели и режиссеры, которые ради легкой наживы, не задумываясь, искажают образы величайших героев истории. Однако, один из самых праведных и мудрых людей недавнего прошлого кратко выразил точку зрения Торы, сказав: «Если бы только наши благие дела были так же святы, как их грехи».

Наши предки, поскольку они были ближе по времени к Синайскому откровению, были несравненно более праведны, чем мы, — это одна из основ нашей веры и она незыблема. Разница между нами и нашими предками необычайно велика. Более того, любые законы, установленные в одну эпоху, не могут быть отменены законодателями всех последующих эпох, эти законы разрешено только интерпретировать или сравнивать с другими законами, но не больше. Если выдающиеся ученые определенного поколения осознавали, что они слишком во многом уступают своим великим предшественникам, они сами объявляли о конце определенного периода и начале другого, более низкого по уровню. Так было, например, когда талмудисты решили, что великий период таннаев, период Мишны, закончен. Точно таким же образом оценивалось и поведение отдельных личностей древности, а особенно самых великих из них, причем оценка производилась по неизмеримо более высоким и жестким критериям, нежели у нас. Согласитесь, что такой способ оценки поведения нам с вами знаком. Ведь мы тоже склонны применять более высокие критерии для характеристик других людей. Вот только один пример. Допустим, мы видим пьяного велосипедиста. Конечно, мы негодуем: выехав на дорогу, он подвергает опасности свою и чужую жизни. А теперь представим себе пьяного пилота. От каждого его неверного движения зависят жизни не одного-двух, а сотен людей в самолете и внизу на земле. Такая картина уже не возмущает нас, а ужасает.

Поскольку от великих людей ожидают всегда большего, то и поступки их оцениваются тоже более жестко. Тора безжалостно осуждает проступки, совершенные праведниками древних времен, но это лишь подтверждает их величие. Никто не ждет величия от людей обыкновенных, но никто не прощает великим их «человеческие слабости».

Проступок, но не грех. Непростительная ошибка Реувена, сына праотца Яакова «Пошел Реувен и лег с Виллою, наложницей своего отца» (Берешит 35:22)

Страшный грех. Лишь недавно дети Яакова уничтожили жителей Шхема в наказание за менее ужасный проступок. И все же Реувен стал основателем одного из колен еврейского народа. Талмуд объясняет, что Реувен не совершал греха прелюбодеяния: » кто говорит, что Реувен согрешил, тот ошибается» (Шабат). После смерти Рахели, которую Яаков ставил выше Леи, Лея и ее дети почувствовали, что теперь первенство должно принадлежать ей. Однако вещи Яакова были перенесены не в ее шатер, а в шатер Биллы. Тогда-то Реувен и решил, что с его матерью поступили несправедливо. Чтобы восстановить справедливость, он перенес вещи Яакова в шатер Леи. Понятный и в чем-то даже правильный поступок. Но для такого человека, как Реувен, столь вольное обращение со всем, что касалось личной жизни его отца, патриарха Яакова, было актом непростительной грубости. Согласно тем оценкам, которые применялись к поступкам Реувена, проявить такую неучтивость по отношению к своему отцу было все равно, что склонить к неверности его наложницу, поэтому Тора так об этом и сказала. 67

«И случилось так, что когда Шломо был стар, жены его отвратили его сердце к другим богам… и не соблюдал он заповедей своего Б-га» {Млахим 1, 11:4).

Казалось бы, в Писании говорится о том, что на склоне лет Шломо стал идолопоклонником. И опять Талмуд говорит «нет». Жены его пытались заставить его поклоняться идолам, но он не слушал их. И все же Шломо обвиняют в идолопоклонничестве, в одном из самых страшных грехов по Торе, потому, что, попустительствуя грехам своих жен, он дал им повод думать, будто они многочисленные жены могут отвратить его сердце от Б-га. Это можно было бы простить менее великому человеку, но только не Шломо.

Великий народ. Страшный грех, совершенный еврейским народом

Таким же образом оценивается поведение всего еврейского народа в целом. Это особенно касается того периода, когда евреи были свидетелями чудес, слышали голоса пророков. Для доказательства укажем на события, описанные в 7 главе книги Иеошуа». евреи потерпели жестокое поражение, когда пытались завоевать небольшой городок Ай. После чудесной победы над жителями Иерихона, после полученных от Б-га обещаний в том, что они беспрепятственно завоюют всю землю Ханаана, это внезапное поражение ошеломило весь народ. Иеошуа и старейшины разорвали свои одежды, посыпали головы пеплом и, упав на колени перед Святым ковчегом, просили Б-га объяснить им, почему с ними случилось такое несчастье. В ответ они услышали страшный перечень грехов: Израиль согрешил и преступил Мой завет, и взяли из заклятого и украли, и утаили, и положили между своими вещами.

Какое страшное осуждение! Некогда святой и праведный Израиль превратился в толпу изменников и воров. Иеошуа потребовал объяснения от своих людей и тогда выяснилось, что только один из всего народа — Ахан — нарушил запрет хоть что-нибудь взять из несметных богатств Иерихона. Так, из-за греха одного человека был жестоко наказан и обречен на поражение целый народ. Из-за проступка одного единственного человека Б-г едва не отказался от Своего завета с еврейским народом и его патриархами. Конечно, если бы это событие не было так подробно изложено в Тана-хе, нам не пришло бы в голову расценивать поступок Ахана как тяжкий грех, а тем более как грех, ставящий под угрозу существование целого народа. Однако, этот проступок был назван тяжким грехом, низким преступлением. Отсюда мы видим, как велик был наш народ, если всего лишь за то, что евреи пренебрежительно отнеслись к проступку одного незначительного человека, все они были так строго осуждены.

Период духовных исканий — время политического упадка

Люди несведущие, далекие от Торы, называют книгу Рут первой в истории литературы книгой о любви. Безусловно, такое кощунственное толкование этой книги вызывает у любого ортодоксального еврея негодование. Отсюда мы видим, насколько поверхностно многие изучают или, вернее сказать, читают Танах.

Действительно, при буквальном прочтении история еврейского народа, изложенная в книгах Танаха, предстает перед нами полной кровавых событий, тяжких грехов, низменных страстей. И это как раз в тот период, который нам известен, как самый плодотворный в смысле духовных исканий. Безусловно, еврейский народ не смог достичь целей, поставленных перед ним. Но не будем забывать о том, что цели, поставленные перед ним тогда, и цели, которые стоят перед ним сейчас, не одно и то же. Даже в то время, в период сильнейшего политического упадка, еврейский народ в моральном отношении, в отношении учености и силы веры намного превосходил нас, живущих в двадцатом веке, в веке, о котором вроде бы с гордостью провозглашено как о высшей ступени мировой цивилизации.

Наши мудрецы объясняют, что ночь, когда Рут пришла к Боазу, дала миру яркий свет — династию Давида. Не страсть руководила Боазом, а стремление отдать свои последние дни, свои последние силы стареющего тела на то, чтобы положить начало роду Машиаха. Для этого он избрал женщину чистую и праведную, ту, ради которой Б-г пощадил всех моавитян, и, несмотря на их пороки, более 700 лет был милостив к ним. Даже грехи поколения, судившего своих судей за их проступки, даже грех Элимелеха и его семьи нельзя поставить на одну ступень с той развращенностью, малодушием и упорным непризнанием авторитетов, которое мы встречаем сейчас.

Книгу Судей называют книгой Справедливых, ибо на протяжении 350-летнего периода судей еврейский народ делал, как правило, то, что было «праведно в глазах Г-спода». И нет никакого противоречия в том, что на страницах книги Судей так часто встречаются упоминания о грехах еврейского народа. Этот период, период многочисленных грехов, не был самым долгим, и не все без исключения евреи совершали неправедные поступки. Да и сами их грехи нужно судить по критериям, также возвышающимся над нашими критериями, как небо над землей.

с разрешения издательства Швут Ами


Заповедь «арбаа миним» («четыре вида растений»). Она призывает нас улучшить наши отношения с окружающими. Читать дальше