Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Из книги «Словами скрытые миры»

Далее мишна знакомит нас с тремя высказываниями каждого из пяти учеников. Так как это явно не единственные их высказывания в жизни, мы предполагаем, что мишна имеет в виду, что эти идеи служили центральными опорами, на которых они построили свою жизнь. Это — почва, позволяющая совершенствоваться их индивидуальному духовному служению. Логично предположить также, что эти высказывания дают нам некоторое представление об уникальных свойствах характера, которые раби Йоханан бен Закай связывал с каждым из своих учеников.

Сначала обратимся к раби Элиэзеру. Во избежание путаницы мы предложим свой перевод по мере обсуждения каждого отдельного высказывания.[1]

ר» מאיר

ר» יהודה

1. יהי כבוד חברך חביב עליך כשלך.

1. שוב יום אחד לפני מיתתך.

2. אל תהי נח לכעוס.

2. הוי מתחמם כנג אורן של חכמים.

3. שוב יום אחד לפני מיתתך.

3. והוי זהיר בגחלתן שלא תכוה, שנשיכתן נשיכת שועל ועקיצתן עקיצת עקרב ולחישתן לחישת שרף, וכל דבריהם כגחלי אש.

שוב יום אחד לפני מיתתך — «Раскайся за день до своей смерти» (номер 3 по раби Меиру, номер 1 по раби Йеуде).

Полное представление о данном высказывании мы можем получить с помощью Талмуда, трактат Шабат 153a.

שאלו תלמידיו את רבי אליעזר: וכי אדם יודע איזהו יום ימות?

אמר להן: וכל שכן, ישוב היום שמא ימות למחר, ונמצא כל ימיו בתשובה.

אמר רבן יוחנן בן זכאי[2]: משל למלך שזימן את עבדיו לסעודה, ולא קבע להם זמן. פיקחין שבהן קישטו את עצמן וישבו על פתח בית המלך, אמרו: כלום חסר לבית המלך? טיפשין שבהן הלכו למלאכתן, אמרו: כלום יש סעודה בלא טורח? בפתאום ביקש המלך את עבדיו. פיקחין שבהן נכנסו לפניו כשהן מקושטין, והטיפשים נכנסו לפניו כשהן מלוכלכין. שמח המלך לקראת פיקחים, וכעס לקראת טיפשים. אמר: הללו שקישטו את עצמן לסעודה ישבו ויאכלו וישתו, הללו שלא קישטו עצמן לסעודה יעמדו ויראו.

[Услышав совет раби Элиэзера,] ученики спросили его: «Как человек может знать, в какой именно день он умрет?». Он ответил: «Тем более следует раскаяться уже сегодня, если он вдруг завтра умрет. И так человек пребывает всю жизнь в раскаянии».

Раби Йоханан бен Закай сравнивал эту ситуацию с той, когда царь пригласил своих слуг на пир и не сообщил время. Умные, понимая неограниченные возможности дворца, тут же нарядились в праздничные одежды. Глупые, предполагая, что у них еще есть время, не стали торопиться.

Почти сразу объявили, что во дворце все уже готово и им надлежит явиться. Царь обрадовался тем, кто заранее приготовился, и рассердился на недотеп. Он пригласил первых к столу, а последним приказал стоять рядом и смотреть.

Постоянное раскаяние! Вот, по-видимому, мечта раби Элиэзера. Постоянное раскаяние, подстегиваемое постоянным осознанием того, что сегодняшний день может стать последним. То, что нам может показаться болезненным преувеличением, было для него и для его учеников идеальным ухищрением, для того чтобы жить правильно.

Раби Элиэзера не пугала смерть. В отличие от раби Элазара, который учил своих учеников смотреть в будущее, раби Элиэзер всегда твердо опирался на прошлое. Его вдохновляло не то, что могли бы совершить те, кого он обучал и кто его переживет, а то, чего добились те, которые уже ушли. Его не угнетала атмосфера кладбища. Не смерть внушала ему страх, а мысль, что он рискует встретить ее неподготовленным.

Живите в постоянном раскаянии, советует раби Элиэзер, и тогда вам удастся так тщательно отшлифовать бриллиант, которым должна стать ваша жизнь, что она будет сверкать пламенем, зажженным воспоминаниями о прошлом.

יהי כבוד חברך חביב עליך כשלך — «Пусть честь твоего товарища будет для тебя так же важна, как твоя собственная» (номер 1 по раби Меиру).

אל תהי נח לכאוס — «Не спеши гневаться» (номер 2 по раби Меиру).

Всеобъемлющее לב טוב — не для раби Элиэзера. Для него, как мы уже выяснили, на первом месте стоит «добрый глаз». Для скупца, поглощен он золотом или знаниями, посторонний всегда представляет угрозу. Нелегко, наверное, давалось раби Элиэзеру терпение по отношению к ученику, который недостаточно бережно относится к вверенному ему кладу, именуемому Торой. Гораздо проще было бы разгневаться на того, кто не слишком заинтересован в должности ревностного хранителя. Два изречения раби Меира, по-видимому, занимали главное место в жизни раби Элиэзера.

הוי מתחמם כנגד אורן של חכמים — «Грейся у огня мудрецов» (номер 2 по раби Йеуде).

הוי זהיר בגחלתן — «[Но] берегись их пылающих углей» (номер 3 по раби Йеуде).

Благоговение раби Элиэзера перед его учителями находит выражение в этих двух афоризмах. Для того чтобы лучше понять их, обратимся к трактату Бава батра 75a.

יתיב רבי יוחנן וקא דריש: עתיד הקב""ה להביא אבנים טובות ומרגליות שהם שלשים על שלשים, וחוקק בהן עשר על עשרים ומעמידן בשערי ירושלים. לגלג עליו אותו תלמיד, השתא כביעתא דציצלא לא משכחינן, כולי האי משכחינן? לימים הפליגה ספינתו בים, חזא מלאכי השרת דיתבי וקא מינסרי אבנים טובות ומרגליות שהם ל» על ל» וחקוק בהן עשר ברום עשרים, אמר להו: הני למאן? אמרו ליה: שעתיד הקב""ה להעמידן בשערי ירושלים. אתא לקמיה דרבי יוחנן, אמר ליה: דרוש, רבי, לך נאה לדרוש, כאשר אמרת כן ראיתי. אמר לו: ריקאִ אלמלא (לא) ראית לא האמנת, מלגלג על דברי חכמים אתה, נתן עיניו בו ונעשה גל של עצמות.

Раби Йоханан описывал огромные драгоценные камни, которыми Всевышний в один прекрасный день украсит Иерусалим. Один из учеников рассмеялся: «Алмазы таких размеров никогда не существовали и не могут существовать в природе». Однажды в путешествии этот ученик повстречал ангелов, несущих драгоценный камень таких размеров, о которых говорил его учитель. Ангелы сказали ему, что они подготавливают камни для украшения Иерусалима. Ученик, взволнованный, вернулся к раби Йоханану и рассказал ему, что нашел подтверждение его рассказу. Раби Йоханан испепелил его взглядом: «Если бы ты не увидел своими глазами, ты бы не поверил. Это — проявление недопустимого неуважения к словам мудрецов».

Почему раби Йоханан больше разгневался во второй раз? Разве не была насмешка ученика более непростительным оскорблением? Мне кажется, он понял, что до этого ученик просто был не в состоянии воспринять услышанное. Выражаясь словами раби Элиэзера, он не был согрет огнем мудрости. Языки этого святого пламени не могли ни объять, ни уничтожить его, потому что истина была ему недоступна. Но как только он приблизился к его жару, все изменилось. Осознание истинного великолепия повлияло на его консерватизм. Однако прохладный комплимент учителю не мог искупить позор его прошлой слепоты. Правда заключалась в том, что всю свою жизнь он прожил в леденящем холоде. Именно за это его и осудил раби Йоханан. Онמלגלג על דברי חכמים — «насмехался над словами мудрецов», и не было надежды на сколько-нибудь значительное исправление. Он утратил свое право на жизнь.

За много лет до этих событий раби Элиэзер, идеальный ученик, был подчинен той же страсти, что двигала раби Йохананом. Он знал, как утверждает трактат Хагига 27а, что мудрецы Торы — это воплощение огня.[3] Близость к ним либо согреет, либо уничтожит. Вся философия его жизни основывалась на этом осознании.

А теперь перейдем к מעין המתגבר. Рассмотрим три[4] высказывания раби Элазара бен Араха, чтобы узнать, каково кредо идеального учителя.

הוי שקוד ללמוד תורה

Старайся изучить с помощью Торы свои природные инстинкты.



[1] Полный текст высказываний раби Элиэзера показывает, что их намного больше трех. С некоторой натяжкой мы могли бы «запихнуть» их в привычную тройку, но интуиция подсказывает, что этого делать не следует.

Рав Давид Цви Хоффман обращает внимание на то, что наша мишна представляет собой сплав двух мнений об афоризмах раби Элиэзера, приведенных в Авот де раби Натан 15. Эта глава начинается с анонимного утверждения, что раби Элиэзеру принадлежат три следующие фразы: רבי אליעזר אומר יהי כבוד חבירך חביב עליך כשלך, אל תהי נוח לכעוס ושוב יום אחד לפני מיתתך. А в конце главы от имени раби Йеуды приводится другой набор высказываний раби Элиэзера: שוב יום אחד לפני מיתתך והוי מתחמם כנגד אורן של חכמים הוי זהיר בגחלתן שלא תכוה שנשיכתן נשיכת שועל ועקיצתן עקיצת עקרב אף כל דבריהם כגחלי אש. Известно, что если последняя традиция относится к раби Йеуде, то первая, анонимная, является традицией раби Меира.

Соответственно, перед нами две альтернативные тройки афоризмов с общим высказыванием שוב יום אחד לפני מיתתך. Нетрудно проследить, как мишна в нашей редакции приводит все пять вероятных высказываний раби Элиэзера.

Для начала разделим афоризмы раби Элиэзера на две группы — согласно раби Меиру и согласно раби Йеуде.

[2] Для учителя весьма нетипично детально излагать урок, преподанный его учеником. Мы должны прийти к выводу, что и эту концепцию раби Элиэзер перенял от раби Йоханана бен Закая.

[3] Там мы видим:

אמר רבי אלעזר: תלמידי חכמים אין אור של גיהנם שולטת בהן, קל וחומר מסלמנדראֹ ומה סלמנדרא שתולדת אש היא הסך מדמה אין אור שולטת בו, תלמידי חכמים, שכל גופן אש, דכתיב (ירמיהו כ"ג) הלוא כה דברי כאש נאם ה» על אחת כמה וכמה?

Сказал раби Элазар: «Огонь Геенома не властен над мудрецом Торы. Если кровь саламандры, созданной из огня, не горит, мудрец Торы, являющийся воплощением огня, разве не тем более?

Нет никаких сомнений, что этот отрывок Талмуда сам по себе требует глубокого анализа. Но для нашей цели достаточно просто цитаты.

[4] Мы поделили три высказывания так, как их разбирает Раши в своем комментарии к трактату Авот. Однако вопрос деления остается вполне открытым. Есть несколько возможностей прочтения нашей мишны, и каждый комментатор выбирает свое прочтение.

Наше собственное поверхностное исследование приводит к следующему: трактат Санхедрин 38б вроде бы принимает היו שקוד ללמוד תורה ודע מה שתשיב לאפיקורוס за одно целое. Раши рассматривает это как כדי שתדע מה להשיב — “чтобы знать, что ответить”. Это, конечно же, противоречит тому, как мы поделили мишну. Принимая эту точку зрения, нам понадобилось бы разделить третий афоризм на две части: а) וכשאתה עמל и б) ונאמן בעל מלאכתך.

Трактовка Авот де раби Натан — иная, и она ставит под сомнение наше прочтение вышеприведенной мишны. Между לאפיקורוס и ודע появляется высказывание, вообще отсутствующее в нашей мишне: ודבר אחד בתורה אל תשתכח ממך — “И да не забудешь ты ничего из Торы”. Тогда следует соединить הוי שקוד и ודע наряду с וכשאתה עמל и ונאמן Так мы получим три афоризма вместе со вставкой.

Но в нашей мишне эта вставка отсутствует, а посему нам остается разделить или первую, или вторую составляющую Авот де раби Натан на две части.

Мы можем достичь подобного результата, опираясь на мнение Раши, или соединить ודע с הוי שקוד, отделив וכשאתה עמל от ונאמן.

Оба прочтения кажутся вполне приемлемыми. Мы можем выбрать любое из них, и это особенно не повлияет на смысл нашей интерпретации.

с разрешения издательства Швут Ами


Шавуот — праздник дарования Торы. Еврейская традиция отмечает тот факт, что исход из Египта (который мы празднуем в Песах) был не самоцелью, а лишь подготовкой к получению Торы на горе Синай. Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Законы праздника

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Чем праздник (йом тов) отличается от субботы?

Самоотверженность во имя Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно , когда учит, и везде , где готов пожертвовать ради нее жизнью.

Бедствия при невыполнении шмиты и йовеля

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель

Исполнение заповедей связано с духовным миром человека. С другой стороны, Тора упоминает лишь материальные блага, полагающиеся тем, кто ревностно соблюдает заветы Творца.