Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Из книги «Словами скрытые миры»

Авот 2:8

חמשה תלמידים היו לו לרבן יוחנן בן זכאי

У раби Йоханана бен Закая было пять учеников.[1]

הוא היה מונה שבחן

Он указывал на особенно сильные стороны каждого из них.

רבי אליעזר בן הורקנוס בור סוד שאינו מאבד טפה

Раби Элиэзера бен Урканоса можно сравнить с тщательно покрытым известью резервуаром, который не уничтожает[2] ни единой капли.

רבי יהושע בן חנניה אשרי יולדתו

Счастлива мать, родившая раби Йеошуа бен Ханания.

רבי יוסי הכהן חסיד

Раби Йоси Акоэн — хасид.

רבי שמעון בן נתנאל ירא חטא

Раби Шимон бен Нетанель трепещет при мысли о возможности неправильной жизненной установки.

ורבי אלעזר בן ערך כמעין המתגבר

Раби Элазар бен Арах подобен роднику, переливающемуся через край.

Познакомимся ближе с каждым из учеников.

Резервуар и родник.

Оберегая прошлое, планируя будущее

Первый из пяти учеников — раби Элиэзер, последний — раби Элазар бен Арах. Кто из них двоих был более великим? Раби Йоханан бен Закай чувствовал, что этот вопрос требует размышлений. В продолжении мишны мы найдем две существующие традиции. Одна из них — в пользу раби Элиэзера, вторая — раби Элазара.

הוא היה אומר אם יהיו כל חכמי ישראל בכף מאזנים ואליעזר בן הורקנוס בכף שניה מכריע את כולם.

אבא שאול אומר משמו אם יהיו כל חכמי ישראל בכף מאזנים ורבי אליעזר בן הורקנוס אף עמהם ורבי אלעזר בן ערך בכף שניה מכריע את כולם.

Он говорил: «Если бы всех мудрецов Израиля поместить на одну чашу весов, а раби Элиэзера бен Урканоса — на другую, то он перевесил бы их всех».

Аба Шауль говорил от его имени: «Если бы всех мудрецов Израиля, включая раби Элиэзера бен Урканоса, поместить на одну чашу весов, а раби Элазара бен Араха — на другую, то он перевесил бы их всех».

Раби Элиэзер и раби Элазар, בור סוד и מעין מתגבר, резервуар и родник. Резервуар является хранилищем. Родник выплескивает наружу струи свежести и обновления. Известка охраняет то, что внутри. Родник, переливающийся через край, направлен на то, что находится вовне. Две системы ценностей. Две формы проявления любви к Торе. И очень важно понять, какая из них предпочтительнее.

Попробуем уяснить смысл двух этих метафор. Но сначала обратимся к Мишлей 5:15:

שתה מים מבורך ונוזלים מתוך בארך

«Пей воду из резервуара, а жидкость — из колодца».

Вода — это, естественно, метафорическое обозначение Торы. Как объясняет Раши, в этой цитате можно увидеть определенную последовательность. Строфа начинается с בור, которому Раши дает определение מים מכונסים — «стоячая вода», и доходит до באר — самонаполняющегося колодца. Перед нашими глазами — движение ученика от уровня בור, когда у него нет ничего, кроме того, чему он научился от своего учителя, до уровня באר — независимого мыслителя с творческим мышлением, полагающегося на свои собственные ресурсы.[3]

На первый взгляд, достаточно предположить, что раби Йоханан бен Закай имел в виду эти качества, описывая своих двух учеников как בור и באר. Контраст построен на сопоставлении познавательного и творческого мышления. Раби Элиэзер впитывал все, чему его учили, а предназначением раби Элазара были свежие и оригинальные прозрения.[4]

Однако мы должны отклонить эту простую трактовку, и вот почему. Если раби Йоханан бен Закай использовал בור и באר или его синоним מעין именно в таком значении, нам трудно будет понять, как, сопоставляя одного с другим, он мог предпочесть בור סוד раби Элиэзера מעין המתגבר раби Элазара бен Араха. Разве можно сомневаться в преимуществах глубокого постижения в духе באר относительно пассивной учебы — בור?

Есть и другое соображение. Раби Йоханан бен Закай подчеркивает, что раби Элиэзер был не просто בור, резервуар, a בור סוד שאינו מאבד טפה. Почему тут вдруг используется глагол מאבד в форме пиель вместо אובד в стандартной форме каль? מאבד означает «уничтожать»,[5] тогда как אובד означает «терять».[6] Зачем же резервуар уничтожает капли воды, вместо того чтобы просто терять их?[7]

А дело вот в чем. Если бы рабан Йоханан бен Закай решил похвалить раби Элиэзера за хорошую память, за его способность по первой просьбе пересказывать выученное, он вряд ли поставил бы это качество на одну доску с теми достоинствами, которые восхищали его в других учениках. אשרי יולדתו, חסיד, ירא חטא и даже, как мы увидим, מעין המתגבר — все это говорит о чертах характера, а не о способностях к учебе. Никто не отрицает преимуществ фотографической памяти, но мало кому она покажется достоинством, заслуживающим особой похвалы. Я могу завидовать кому-нибудь, кто обладает необыкновенно острым зрением, но едва ли я буду считать его выдающейся личностью из-за этого врожденного дара.



[1] Комментаторы обращают наше внимание на то, что у раби Йоханана бен Закая было гораздо больше учеников, чем названные пять. Однако упомянутые были величайшими из них и, как поясняет Тосафот Йом Тов, שנמסרה להם הקבלה — «стали носителями традиции».

Бросается в глаза то, что о трех из них нам практически ничего неизвестно. Раби Шимон бен Нетанель упоминается только тут, имя раби Йоси Акоэна появляется на страницах Талмуда лишь 15 раз, а раби Элазара бен Араха — всего девять. И все же эти трое стоят в одном ряду с раби Элиэзером и раби Йеошуа, упомянутыми в Талмуде сотни раз.

Загадка станет еще более интригующей, если мы примем во внимание, что раби Йоханан бен Закай дает поразительную оценку раби Элазару бен Араху, говоря, что, если бы все мудрецы Израиля, включая раби Элиэзера бен Урканоса, оказались на одной чаше весов, а он — на другой, раби Элазар перевесил бы. Раби Элазар бен Арах, чей вклад в еврейскую традицию, исходя из количества его высказываний в Талмуде, дошедших до нас, минимален, был еще более велик, чем раби Элиэзер. Очевидно, величие измеряется несколько иными параметрами, чем те, которые кажутся нам само собой разумеющимися.

Не исключено также, что раби Элиэзеру и раби Йеошуа довелось затмить других учеников раби Йоханана бен Закая не в силу своей учености или благочестия, а потому что на их долю выпала честь стать учителями раби Акивы (Санхедрин 68а). Будучи величайшим мудрецом Торы, раби Акива стал главой своего поколения, а через пятерых своих учеников — монолитом, на котором построена Мишна. Так что вполне возможно, что именно он был тем каналом, по которому учение двух его учителей распространилось и стало более известным и изучаемым, чем учение других их соратников.

[2] Объяснение подобного перевода смотрите ниже.

[3] Эта интерпретация полностью соответствует языковым тонкостям данных выражений. Мы пьем מבורך, но מתוך בארך. В первом случае это означает «от», во втором — «из», т. е. «проникнув внутрь».

[4] В трактате Орайот 14a Талмуд обсуждает, кто лучше — סיני (тот, чье величие основано на эрудиции) или עוקר הרים (тот, чья сила — в свежем взгляде на шаблонные идеи). Две версии слов раби Йоханана бен Закая, если мы примем обсуждаемую интерпретацию, отражают эти два полюса. Так рассматривает их Раши в своем комментарии к Авот.

Мы предлагаем другую интерпретацию, отчасти потому что в таком случае кажется достаточно странным, что наша мишна не упоминается в обсуждении темы в самом трактате Орайот.

[5] איזהו שוטה? זה המאבד מה שנותנין לו — «Кто скудоумен? Тот, кто уничтожает то, что ему дано» (Хагига 4a).

[6] ותאבדנה האתונות לקיש — «У Киша потерялись ослицы». (Шмуэль I, 9:3).

[7] Проблема становится еще более серьезной, если мы обратимся к словам Авот де раби Натан: לאליעזר בן הורקנוס קרא בור סיד שאינו מאבד טיפה קנקן זפותה שמשמרת את יינה — «Он назвал Элиэзера бен Урканоса покрытым известью резервуаром, не уничтожающим ни капли, глазурованным кувшином, сохраняющим вино». Глазурованный кувшин сохраняет вино, и невозможно даже подумать, чтобы он привел к его разрушению. А что же с резервуаром?

Вполне возможно, что раби Йоханан бен Закай имел в виду нечто подобное высказыванию Рейш Лакиша из трактата Менахот 99:

ואמר ריש לקיש: כל המשכח דבר אחד מתלמודו עובר בלאו …יכול אפ» מחמת אונסו? ת"ל: (דברים ד) ופן יסורו מלבבך, במסירם מלבו הכתוב מדבר.

Рейш Лакиш учил, что каждый, кто преднамеренно [משכח, а не שוכח] отбрасывает хотя бы что-то одно из выученного, совершает грех. Но это касается только активного отказа от приобретенных им знаний и не относится к случаю, когда его просто подводит память.

Но маловероятно, чтобы раби Йоханан бен Закай хвалил великого раби Элиэзера за то, что тот не совершил явный грех. Кроме того, эта метафора кажется слишком шаткой. Роль резервуара с недостаточным слоем известки в утечке воды весьма пассивна. Трудно представить резервуар מאבד, когда на самом деле его пористые стены впитывают воду.


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше