Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Истоки»

Очень небольшая глава, краткая, сжатая. Но сколько в ней вместилось событий! Начинается она словами: «И поселился Яаков в земле, где жил его отец, в Стране Кенаан». А кончается: «Но не вспомнил начальник виночерпиев о Йосефе, забыл о нем».

Но сначала краткое содержание. 1) Юность Йосефа, сына Яакова: сны, разлад с братьями, ненависть (Берешит 37:1—11). 2) Братья продают Йосефа (37:12—30). 3) Яаков узнает, что Йосефа растерзал хищник, и погружается в траур (37:31—36). 4) События жизни Йеуды, сына Яакова, после продажи Йосефа (38 глава). 5) Йосеф попадает в Египет (39:1—6). 6) Праведник Йосеф выдерживает испытание, приключившееся по вине жены Потифара, в доме которого он живет, и попадает в тюрьму (39:7—23). 7) Встреча Йосефа с двумя министрами, которым он разгадывает сны (40 глава).

Итак, «И поселился Яаков в земле, где жил его отец (Ицхак)».

Поселился, вернувшись от Лавана, приведя с собой двенадцать сыновей, двенадцать родоначальников еврейских колен.

У Авраама был только один сын — Ицхак, перенявший от отца духовное наследие (от которого устранился Ишмаэль). У Ицхака тоже был только один наследник — Яаков (его брат Эсав не просто устранился от продолжения миссии Авраама и Ицхака, но стал активным ненавистником Торы). И лишь на детях Яакова закончилось отсечение испорченных побегов, идущих от основного ствола: все его двенадцать сыновей достигли того уровня праведности, который был необходим для создания еврейского народа.

Но мира в семье Яакова не было. Он в какой-то степени повторил ошибку своего отца. Тот в свое время сначала выделил Эсава, обманувшись его силой и напором, и при этом не заметил скромного Яакова. То же сделал Яаков, выделив из всех сыновей одного Йосефа.

Правда, в отличие от Эсава, Йосеф действительно заслуживал высших похвал — своей любовью к учебе, к соблюдению заповедей Торы. Старший сын Рахели по многим своим качествам был незаурядной личностью: поражающая воображение красота лица, острый, проницательный ум, необычайные способности ладить с людьми, удачливость в любом деле, которое он затевал, — все это выделяло его из среды братьев. Но все же Яакову не следовало открыто демонстрировать свои чувства по отношению к сыну своей любимой жены, так рано ушедшей из жизни.

Возможно, Йосеф в чем-то злоупотребил доверием отца. Он неоднократно намекал братьям, что именно ему уготована роль царя еврейского народа. И братья его невзлюбили. Нелюбовь кончилась тем, что братья продали Йосефа проходившим мимо купцам. В конце концов тот оказался в Египте, в доме царедворца Потифара. И тут вдруг рассказ о Йосефе прерывается, и начинается совсем другая история — о Йеуде, четвертом сыне Леи, и о его невестке Тамар.

Странная история, да и начинается она странными словами: «И случилось в это же время: отошел Йеуда от братьев». Почему отошел? Зачем об этом говорить? Понятно, что, повзрослев и обзаведясь семьями, братья не могли жить в одном отцовском шатре. Но куда отошел Йеуда? Пока все братья жили вместе, они представляли собой один народ.

Двенадцать колен — это сам Израиль, их отец, ибо все, что было в нем, перешло к ним: все его качества, все способности, вся праведность.

Только в своей полноте Израиль мог дать начало еврейскому народу. Но исчез Йосеф — и все рассыпалось. Не было теперь нужды держаться друг друга: миссия Авраама на земле провалилась. Правда, Яаков так до конца и не поверил, что Йосеф погиб. Ибо такова была его вера в Творца мира, Который, однажды раскрыв Свои планы перед Авраамом, не мог устраниться и не реализовать их в его потомках.

Но Йеуда отошел от братьев. Причем не просто поселился отдельно.

Он перестал был лидером. Тут и произошла история с Тамар. Невестка его старшего сына стала бездетной вдовой. В согласии с законом ее отдали второму сыну Йеуды, но и тот умер, не оставив потомства. Оставался третий сын. Однако отец пожалел младшего и не торопился женить его на Тамар. Но у той были свои расчеты. Она страстно желала стать основательницей еврейского рода, из которого выйдут цари, — такую роль для себя она увидела в пророчестве. Прочтите текст Торы — этот отрывок послужил вдохновением для великого числа симфоний, картин и пьес. В финальной сцене мы видим столкновение двух характеров: мощный, не сомневающийся в себе Йеуда — и хрупкая Тамар, в своей целенаправленности не уступающая свекру. Тамар вошла-таки в еврейскую историю. От нее произошел великий род еврейских царей; среди ее потомков — и царь Давид, основатель Иерусалима, и царь Шломо, строитель Иерусалимского Храма, и будущий освободитель нашего народа — Машиах… А что Йосеф? Вы, конечно, знакомы с основной канвой его египетской эпопеи. Оказавшись в тюрьме по сфабрикованному делу, он и там быстро завоевал доверие местного начальства. Встретившись с двумя опальными сановниками самого высокого ранга, он разгадал их сны, объявив одному о скором освобождении. Когда сановника освобождали, Йосеф попросил замолвить перед фараоном слово о молодом, но способном еврейском узнике. Сановник обещал. — «Но не вспомнил начальник виночерпиев о Йосефе и забыл о нем».

Главные события только начинаются.


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.