Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Отец небесный! У меня только одна просьба: не допусти меня воспользоваться разумом против истины»Раби Михл из Злочева
Из книги «Словами скрытые миры»

Давайте обратимся к заключительной мишне. По нашему мнению, мы подошли к кульминации всего цикла.

הכל נתון בערבון

Все, что у нас есть, дано нам под залог выполнения наших обязательств.

ומצודה פרוסה על כל החיים

И все живые существа рискуют попасть в ловушку.

החנות פתוחה

Лавка открыта.

והחנוני מקיף

Владелец готов предоставить кредит.

והפנקס פתוח

Но бухгалтерская книга открыта.

והיד כותבת

И рука записывает приход и расход.

וכל הרוצה ללוות יבוא וילוה

Любой желающий приглашается взять в долг.

והגבאים מחזירים תדיר בכל יום

Но судебные приставы совершают обход постоянно, изо дня в день.

ונפרעין מן האדם מדעתו ושלא מדעתו

И взимают с каждого плату — с его согласия или без оного.

ויש להם על מה שיסמוכו

Неоспоримые записи служат доказательством обоснованности их претензий.

והדין דין אמת

Суд справедлив.

והכל מתוקן לסעודה

Но все это лишь подготовка к заключительной трапезе — нашей награде в грядущем мире.

Можно подумать, что раби Акива говорит, что нас здесь с трудом терпят. Ничто не принадлежит нам по праву. В лучшем случае, у нас есть возможность воспользоваться свободно предоставляемым кредитом. И все же всегда наступает день расплаты. Как известно, бесплатных обедов не бывает. Следуя здравому смыслу, мы не выйдем за рамки кредитного лимита. Меньше всего в жизни нам хочется связываться с судебным приставом.

Но зачем помещать нас в мир, полный стольких соблазнов, что необходимо постоянно прилагать усилия, чтоб не попасть в самые страшные ловушки? Раби Акива дает лаконичный ответ. При поверхностном чтении мы можем счесть заключительную фразу והכל מתוקן לסעודה всего лишь частью предшедствующего ей минорного перечня. Но, приглядевшись внимательнее, мы поймем, что в ней таится вершина постижения мудрости раби Акивы. Все нелегкие жизненные пути, широкие дороги и узкие тропинки, все горести и радости, минуты отчаяния и пьянящий восторг победы, пропасти несчастий и удачные прыжки, в конце концов уносящие нас ввысь и вдаль от них, служат лишь одной цели: сопровождать нас как почетных гостей на заключительную трапезу. Все это, в конечном счете, — выражение бесконечной Б-жественной любви и Его решения, что, когда время завершит свой бег, все обернется самой лучшей стороной.

Мы должны беречь нашу драгоценную мудрость (סייג לחכמה שתיקה), чтобы она помогла нам выполнить то, что предназначено (כלי חמדה שבו נברא העולם). Мы должны научиться жить с очевидными противоречиями (ובטוב העולם נדון והכול לפי רוב המעשה), чтобы ценить все трудности и испытания, понимая, что все они, как и вся наша жизнь, служат единственной цели — подготовить нас к торжественной трапезе (והכול מתוקן לסעודה).


Мы ознакомились с размышлениями о мудрости сначала Гилеля, а затем — раби Акивы. Гилель обозначил проблемы, подстерегающие желающих приобрести мудрость, а раби Акива дал их решения.

Образно выражаясь, мы рассмотрели мудрость под микроскопом, наблюдая ее хитросплетения и восторгаясь ее потенциалом. И вот уже почти рукой подать до достойной, ответственной жизни, полной глубоких размышлений и, возможно, даже достигнутого в чем-то понимания.

Но объекты лабораторных экспериментов не всегда соответствуют реальной действительности. Наблюдения и опыты требуют изоляции, не являющейся их естественным состоянием. Необходимо рассмотреть мудрость в контексте еврейской жизни, прожитой по-еврейски. Как сочетаются друг с другом погоня за мудростью и поиск благочестия? Как выглядит теория на практике? Как нам достичь желанного баланса и гармонии?

Эти вопросы тщательно разбираются в бейт-мидраше раби Йоханана бен Закая. Он направил на них всю свою изобретательность, и его ученики продолжили его старания.

Давайте посмотрим, не найдем ли мы тут каких-нибудь ответов.


Сам раби Йоханан бен Закай рассматривал противостояние двойных обязательств, которые часто встают перед теми, кто все воспринимает близко к сердцу. חכמה, мир неторопливого созерцания, крадет время у ревнивого מעשה, мира действия, неуемная жажда понимания сталкивается с желанием освятить свою жизнь праведными делами. Эс ис швер цу зайн аид! (Трудно быть евреем!)

אמרו לפני רבן יוחנן בן זכאי חכם וירא חטא מה הוא? אמר להם הרי זה אומן וכלי אומנתו בידו. חכם ואין ירא חטא מהו? אמר להם הרי זה אומן ואין כלי אומנתו בידו. ירא חטא ואין חכם מהו? אמר להם אין זה אומן אבל כלי אומנתו בידו.

Спросили рабана Йоханана бен Закая: «Какое определение подходит тому, кто сочетает мудрость с боязнью греха?» Он ответил: «Его можно сравнить с мастером, имеющим профессиональные инструменты». — «А что, если он мудр, но не боится греха?» — «Он подобен мастеру без необходимых инструментов». — «А что, если он боится греха, но при этом не мудр?» — «Это не мастер, но у него есть инструменты» (Авотде раби Натан 22).

Трактат Авот не цитирует этот диалог. Быть может, эти высказывания раби Йоханана бен Закая не входят в число самых фундаментальных. Но все же они приводят к необходимости анализа взаимосвязи חכמה — «мудрости» и יראת חטא — «боязни греха» и сопутствующей ей взаимосвязи חכמה — «мудрости» и מעשים — «добрых дел». Эту тему развивают два великих ученика раби Йоханана бен Закая — раби Ханина бен Доса и раби Элазар бен Азария.[1] Сейчас мы готовы открыть для себя идеи этих мудрецов.


[1] Трактат Брахот 34б свидетельствует, что раби Ханина бен Доса был учеником рабана Йоханана бен Закая. Раби Элазар бен Азария был еще ребенком, когда раби Йоханан бен Закай умер, и не считается его действительным учеником. Однако он всегда упоминается вместе с раби Элиэзером, раби Йеошуа и раби Акивой, которые, несмотря на то что были намного старше, подчинялись ему как Наси, которым тот стал в юном возрасте. Следовательно, мы не погрешим против истины, сказав, что он входил в круг бейт-мидраша рабана Йоханана бен Закая.

с разрешения издательства Швут Ами


Как объясняет рав дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель, благословения, которые дает Всевышний людям, несут огромное благо. Наши же благословения Б-га являются восхвалением и прославлением. Читать дальше

Браха 1

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Какое благословение говорят на шоколад?

Браха Губерман

По-настоящему мудрый человек не будет настаивать на своем мнении, если на чаше весов лежит репутация других людей. История о том, как внук одного из величайших раввинов нашего поколения решил полакомиться шоколадом...

Тайна восемнадцати благословений. Благословение первое

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Сравнив Всевышнего с кем или чем бы то ни было, мы неизбежно уподобимся малышу, лепечущему: "Всевышний – как мой ребе!". Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

Тайна восемнадцати благословений. Благословение второе

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Не проще ли было сделать так, чтобы цветы росли без дождя, а человек рождался с запасом энергии на 120 лет? Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"